Ни славы, ни награды

Колонка Владимира Мозгового

После бельгийского фиаско у Славолюба Муслина был только один шанс, чтобы сохранить пост главного тренера, — привести «Локо» к золоту чемпионата России. Еврокалендарь уже не отвлекал, можно было полностью сосредоточиться на выполнении сверхзадачи, которая ранее так жестко не формулировалась. Но полученный удар оказался куда сильнее, нежели извлеченная из него выгода. Отставку отсрочили, но не отменили. Теперь время пришло. Славо Муслин покидает команду как неудачник — без славы и без награды. Впрочем, если «Локо» финиширует в медальной зоне, награда его, может быть, и найдет.

Реформированный Кубок УЕФА с легкой руки ЦСКА стал «нашим» турниром, до него не надо было дотягиваться — ему просто надо было соответствовать. И ему были адекватны даже растерзанные, но не сломленные прошлогодние «Крылья», чьи битвы с АЗ вошли в историю. Не говоря уже о выдохшемся, но таком упрямом «Зените», который буквально из последних сил поправлял российский коэффициент в сторону его увеличения. Пусть ему самому европейских дивидендов на очередной сезон это и не сулило.

Муслин, похоже, слишком легкомысленно отнесся к нашим особым отношениям с Кубком УЕФА, предоставленной ему чести приумножить достижения российских команд и чаяниям его собственного клуба, который Европой грезил не меньше (а может, и больше), чем золотом внутреннего чемпионата. У меня нет другого объяснения «варегемскому кошмару»: не может команда, накануне по делу переигравшая не самого последнего участника Лиги чемпионов, предстать абсолютно беспомощной и растерянной в матче против полулюбителей из бельгийского городка.

Хуже всего, что полупрофессионалами выглядели наши ребята. Во главе с тренером, который полностью разделял с ними вину за позорище, не сравнимое даже с прежними памятными фиаско. Можно было подстелить соломки и подстраховаться, но этого сделано не было. Опытный наставник готовился оформить пропуск в групповой турнир малой кровью, словно не битва предстояла, а прогулка.

Думаю, легковесность подхода была отмечена. Как и слова одного из бельгийских коллег, который простодушно высказался в таком духе: мол, не ожидал, что Славо так удачно пристроится в «Локомотиве». Как и послематчевый комментарий самого Муслина, который пообещал в ближайшее время избавиться от балласта. Не признав при этом своих очевидных ошибок.

Постпровальный синдром оказался не лучше провального. Он и догнал Славо Муслина убийственно быстро. Перечеркнув (или основательно подкорректировав) все то хорошее, что он сделал для «Локомотива». Наверное, несправедливо, если один провальный матч определяет тренерскую судьбу. Но…

Каково нам теперь следить за групповым турниром «любимого» Кубка? Я, честно говоря, через силу смотрю на результаты. Все — чужое.

Надо было иметь мужество самому вовремя заявить об отставке. Может, ее бы и не приняли. В любом случае хуже бы не было.