Включаем Майдан!

Константин Новиков попробовал перенести события в Киеве в Москву 2012 года

Популярный в последнее время национальный вид спорта нашей прогрессивной общественности — упражнения в стиле «почему Майдан не Болотная». Упражнение прекрасно прежде всего своей неисчерпаемостью. Возможностью до бесконечности спекулировать, обсасывая, кто именно слил протест и как же нам не повезло с креативным классом.

Гораздо более конечной выглядит другая постановка вопроса: «Почему бы Болотная не Майдан». В смысле попробовать перенести события на Украине в Россию почти двухлетней давности. С вариациями — куда уж без них. Но на общую картину и очевидный вывод они никак не повлияют.

Итак, в стране прошли президентские выборы. Все кандидаты, кроме победителя, заявляют, что подсчет голосов был неправильный, и требуют перевыборов, перекладывая леденец из одного защечного мешочка в другой. Москва тихо злится и готовит большую протестную акцию, дабы запихать свою ложку дегтя в триумф российской избирательной системы — самой избирательной системы в мире.

А теперь — включаем Майдан.

Три парламентские партии одновременно выплевывают изо рта упомянутый леденец, засучивают рукава и объявляют общий призыв с требованием немедленной отставки Чурова и тотального ручного пересчета голосов.

Коммунисты спускают разнарядку в региональные отделения, лидеры остальных партий в эфире первого и второго каналов призывают Россию подняться на защиту Конституции у себя в городах и по желанию ехать в Москву с этой же целью.

В итоге 6 мая на Болотную площадь приходит не пятьдесят тысяч человек, а под полмиллиона. Минимум. Давайте допустим, что эта толпа не снесла рамки досмотра на Калужской площади, а, мирно отстояв в очереди, спокойно и безоружно прошла до поворота на Болотную. И там уткнулась в узкий коридорчик, который им оставили для прохода на митинг хитроумные полисмены.

Нет, разумеется, ни внутренние войска, ни второй оперативный полк полиции, ни ОМОН не отступили — зарплаты и отсутствие карьерных перспектив в случае увольнения прекрасно формируют путеводную ярость. Плюс большой опыт по избиению несопротивляющихся гражданских лиц, который у «беркутов», конечно, тоже присутствует, но по сравнению с нами, скажем прямо, в зачаточном состоянии.

В общем, заканчивается все примерно так же, как в 2012 году, но, вероятно, с большим количеством трупов.

Лидеры трех парламентских фракций тут же заявляют, что теперь ни о каком пересчете голосов речь уже не идет — теперь только немедленная отставка президента, правительства и всероссийские перевыборы.

Путин заявляет (сам, а не через Дмитрия Пескова), что беспрецедентно жестокий разгон Болотной — безусловное преступление, и требует немедленно найти виновных. Дмитрий Медведев заявляет (лично, по ТВ, а не через сайт «Правительство.рф»), что виновные в неправомерном применении силы будут найдены и наказаны в кратчайшие сроки. И дает поручение Владимиру Колокольцеву отыскать их в своих рядах. В течение недели.

Владислав Сурков категорически не согласен с кровавым разгоном, подает в отставку, и через несколько дней его выступление на Болотной транслирует Первый канал. На место главы администрации президента назначают того же Владимира Колокольцева.

Бывший глава МВД сообщает, что ни с одного поста в отставку не уйдет, но клянется найти и наказать всех виновных в бойне на Болотной, в первую очередь среди своих подчиненных полицейских, ну и конечно, тех провокаторов, из-за которых эта бойня началась. И сообщает, что у граждан России есть безусловное право на мирный протест, включая палаточный лагерь, если он (протест, естественно) остается в рамках действующего законодательства.

Тем временем депутаты на заседании Госдумы ставят вопрос о недоверии правительству, но инициатива проваливается единороссовским большинством. Тогда объединившаяся оппозиция блокирует работу парламента. Нерушимый блок коммунистов и либерал-демократов встает стеной вокруг трибуны, а на все попытки к ней прорваться спускает с цепи Жириновского. Роль засадного полка играет начальник аппарата эсэров Руслан Татаринов. Сам аппарат после каждой схватки фиксирует побои шефа и относит заявление о нападении в ближайшее отделение милиции.

В самой партии власти намечается раскол. Депутат Адам Делимханов пытается пробить дорогу к трибуне, но на его золотой пистолет неожиданно падает грудью коллега по фракции Алексей Журавлев. Сергей Нарышкин вынужден объявить заседание закрытым.

Сергей Миронов, Геннадий Зюганов и Владимир Жириновский делают совместное заявление о том, что парламент не будет разблокирован, пока правительство Медведева не уйдет в отставку. Трансляцию смотрят по всей стране — дома, на работе, в кафе и спортбарах.

Тем временем партактивисты приходят на Болотную и встают там большим палаточным лагерем. Туда же подтягиваются участники гражданского протеста, которых в первую очередь не устраивает разгон и во вторую — Путин и Чуров. Постоянно подъезжают жители регионов. Парламентских лидеров протеста скорее терпят, но не освистывают и не прогоняют.

Вся мощь объединенной партийной полиграфии СР, КПРФ и ЛДПР начинает работать на нужды Болотной: Москва сплошь заклеена стикерами, наклейками и плакатами с требованием отставки президента, правительства и немедленных перевыборов. Наклейки, ленточки и флажки везде — на машинах, на хипстерских макбуках, на кожаных куртках, на дипломатах и рюкзаках, на земле, на деревьях и на столбах.

На Болотную приходят националисты из ЭПО «Русские» и встают на ней отдельным лагерем. Затем берут на себя охрану периметра, периодически вступая в дружелюбные склоки с анархами и антифашистами по поводу способов обороны лагеря и оптимальных методов строительства баррикад.

Нацболы всех созывов, забыв былые распри перед лицом революции, занимаются контрразведкой и снуют в толпе, выцеливая зорким оком переодетых оперов, которых они знают наперечет — по именам, фамилиям и званиям.

Приходит сообщение о том, что ночью группа оттесненных от Болотной площади протестующих пошла и захватила мэрию. И теперь в ней открыт круглосуточный прием граждан оппозиционными депутатами Мосгордумы. Там очень много людей, работает общественный пункт медицинской и психологической помощи, юные студентки делают горы бутербродов и разносят чай.

Об этом со сцены на Болотной площади, блестя черными очками и свежевыбритой головой, заявляет комендант лагеря Сергей Удальцов. После чего сообщает, что протестующими занято еще одно здание на Пятницкой. Ринувшиеся туда журналисты действительно обнаруживают там протестную символику и кучу людей с Болотной. Но там штаб «Яблока», который занимается их питанием, лечением и размещением. Ошибочка.

Группа активистов ЛДПР окружает Белый дом и никого не впускает внутрь — только выпускает. Впрочем, через два дня снимает блокаду, потому что замкнуть кольцо не очень получается, а круглосуточно стоять лень и холодно. В итоге каждый день люди кучкуются у третьего и четвертого КПП, изрядно затрудняя работу кабмина, но уже не парализуя ее.

Все это время сотрудники первого, второго, третьего и прочих телевизионных каналов непрерывно работают с Болотной. Репортажами из сердца революции прерываются даже передачи канала «Россия-спорт». «Дождь» прерывает обычное вещание и ведет непрерывную трансляцию. Цельнометаллическая Катя Андреева в прямом эфире сообщает, что журналисты также возмущены кровавой баней, которую устроил ОМОН, и вообще хотят жить в правовом государстве, где соблюдаются гражданские права и свободы, вне зависимости от того, чье большинство в Госдуме.

На Поклонной горе единороссы объявляют свою бессрочную гражданскую акцию. Колонны автобусов сторонников действующей власти тянутся на несколько километров во все стороны от Третьего транспортного кольца, но собрать одновременно больше полутора тысяч человек не получается. Пространство митинга огорожено и тщательно охраняется бойцами ОМОНа. Перед собравшимися выступают попеременно Андрей Исаев, Вячеслав Никонов, Сергей Кургинян и Стас Михайлов.

В промежутках по кругу прокручивается белорусский фильм «Геометрия Болотной», разоблачающий русских фашистов, работающих на европейских либералов за деньги Госдепа США. Потому что российское телевидение такие передачи не выпускает.

Замечены случаи дезертирства и заведомого предательства, когда жители регионов записывались на митинг, брали деньги, доезжали до Москвы в комфортных автобусах и убегали на Болотную. Затем на Поклонную приходит десантник Серега вместе с харизматичным Димой Гудковым и улыбчивым Лешей Навальным, их почему-то пропускают внутрь, после чего дезертирство несколько усиливается.

Объединенная оппозиция выдвигает ультиматум: отставка президента, правительства и тотальные перевыборы. Власть выдвигает встречный ультиматум: разблокирование всех административных зданий и переговоры. Болотная и мэрия начинают готовиться к штурму. Накануне истечения последних сроков, отпущенных друг другу, на Болотную площадь наконец-то приходит полноценный миллион человек.

Что будет дальше на Украине — сказать сложно. Но что бы там ни произошло, России это не светит. И ответ на вопрос «Почему Майдан не Болотная?» имеет два простых, коротких, разных и одинаковых ответа: «по всему» и «нипочему».