Придворный беглец

Добиться выдачи Березовского от британских властей нынешним российским правителям невыгодно – тогда придется придумывать новое «имя Зла»

Борис Березовский — это Шамиль Басаев сегодня. То есть «враг страны номер один», которому запросто можно приписывать любые козни против России и именем которого легко обосновывать любые политические игры власти, независимо от степени их адекватности. И в этом своем качестве «Платон Еленин» является идеальным элементом конструкции российского неоавторитаризма под маркой суверенной демократии. Прямо-таки придворным беглецом Кремля.

По манере поведения «главные персональные враги России» очень похожи. Власть говорила: все крупные теракты в России готовят международные террористы, и ко всем причастен Шамиль Басаев. А Шамиль Басаев радостно поддакивал власти, охотно брал на себя все крупные теракты на территории страны и уверенно обещал новые. Власти говорят о попытках западных спецслужб и неправительственных организаций готовить «оранжевую революцию» в России и финансировании российской оппозиции. А Борис Березовский активно рассказывает влиятельным британским масс-медиа о подготовке «дворцового переворота» и финансировании «Другой России» — единственной реальной (по сути, а не по степени влияния) оппозиции российской власти. Вот теперь он сказал об этом «Би-би-си» на Hard Talk, а раньше говорил «Гардиан».

Захотел Кремль отменить выборы губернаторов — воспользовался как информационным поводом чудовищным терактом в школе №1 Беслана, организацию которого взял на себя Басаев. Теперь Березовский по сути дает санкцию власти на борьбу с оппозицией как с «агентами иностранного влияния».

Опять же, в тактических целях сейчас модно раздувать тему вербовки британскими спецслужбами россиян. Надо же давать пропагандистский отпор властям Великобритании после требования об экстрадиции Андрея Лугового, которого Королевская прокуратура подозревает в отравлении экс-офицера ФСБ Александра Литвиненко в Лондоне. И вот сначала нам устраивают пресс-конференцию подозреваемого со страшными рассказами о кознях британской разведки, пытающейся собирать компромат на президента России и его семью, вербующей «патриотов» типа Лугового и «предателей» типа Березовского. Нам говорят, что Луговой, естественно, отказался, а Березовский, естественно, согласился. А теперь нам говорят, что появился некий человек (имени, конечно, не называют), который сам пришел сдаваться на Лубянку после постоянных звонков «агента британской разведки Березовского», пытавшегося завербовать этого таинственного человека. Чтобы российская шпионская фантастика в ответ на просьбу британских властей об экстрадиции конкретного подозреваемого в конкретном уголовном преступлении выглядела более убедительной. Хотя ведь достаточно было просто сказать Великобритании «нет» — по российским законам мы не имеем права выдавать своих граждан.

В общем, Березовский — и «британский шпион», и дворцовый переворот готовит, и нашу оппозицию финансирует, одним словом, на редкость полезный человек в кремлевских пиар-играх.

Причем совершенно не важно, является ли правдой то, что говорят так славно спевшиеся стороны этой игры в политику. Принципиально важны именно «спевка» и ее последствия.

Кремлю хочется (точнее, выгодно) верить, что Запад пытается помешать «набирающей силу России», устроив у нас «вторую Украину». Так легче обосновывать оформляющуюся в стране все более отчетливо идеологию враждебного окружения и неоизоляционизма, играть на неизжитых имперских комплексах населения развалившейся советской империи. Кстати, развалившейся из-за того же по сути строя, который навязывает нынешняя власть постсоветской России. И Борис Березовский охотно предоставляет российской власти «необходимые доказательства». Я и есть та самая «мировая закулиса» — говорит, почти хвастает он вполне респектабельным британским СМИ.

В такой спевке нет ничего удивительного, ведь якобы противоборствующие стороны происходят из одного политического корня.

Из политики «преемников», бесконечных закулисных «проектов», дележа страны за спиной населения без малейшего его участия. Из политики разводок и кидалова, а не публичных процедур и честной конкуренции идей и лидеров.

В этой логике и продолжают действовать. Борис Абрамович «дворцовым», закулисным способом содействовал появлению у власти нынешнего президента, а теперь с помощью таких же разводок, но уже в ином качестве — лишенный возможности действовать внутри России и тем более внутри Кремля — пытается поменять расклад во власти. И говорит с ней на одном языке.

Борис Березовский, увы, прав, говоря, что страна скатывается к советским временам. Он прав даже в том, что 70 или больше процентов поддержки президента не являются основанием для сохранения нынешнего курса, поскольку это всего лишь вполне естественное для измученного политическими потрясениями народа молчаливое согласие обывателей на то, чтобы их оставили в покое. Если курс поменяется в сторону реальной демократии и экономического либерализма, эти 70 процентов даже не заметят — при сохранении колбасы в магазинах и нынешнего набора доступных развлечений, разумеется. Они так же молчаливо согласятся на новый курс и нового лидера. Но «дворцовые перевороты» тем и ужасны, что, помимо своей антиконституционности и принципиальной недемократичности (нельзя осчастливить человечество насильно), не дают никаких гарантий, что следующий «пробирочный», рожденный из разводок и теневого политического торга лидер нации не окажется таким же, как предыдущий.

Так что добиться выдачи Березовского от британских властей нынешним российским правителям невыгодно. Тогда придется придумывать новое «имя Зла». А так, вот оно, под рукой. Да еще в западной стране. Да еще такое отзывчивое.