Русский народный интернет

Интернет самим фактом своего существования тестирует государства на степень цивилизованности

Под все более громкое потрескивание поленьев в разжигаемых нашей властью кострах новой политической инквизиции Россия становится активным участником забавного и печального глобального процесса – ползучей национализации интернета. Под разными предлогами государства, прежде всего авторитарные и тоталитарные, все активнее пытаются взять под офлайн-контроль изначально транснациональную всемирную паутину, в нашем случае — создать «правильный» русский народный интернет и максимально заблокировать «неправильный», прозападный.

Когда Марк Цукерберг, главный политический враг российской власти, создатель социальной сети Facebook, этого самого антиправительственного средства массовой информации и пропаганды, гостил в МГУ, администрация главного российского университета, по свидетельствам очевидцев, закрыла замками все Wi-Fi в зале и никому не дала пароли. То есть во время визита Цукерберга в МГУ не было интернета. Сюрпрайз! Добавьте к этим новостям свежеиспеченный закон о «черном списке» сайтов, и сразу становится понятно, куда клонятся отношения российской власти с «вражеской» сетью.

Наиболее точно эти отношения были выражены появившейся все в тех же пресловутых социальных сетях картинкой с сайта демотиваторов. Сталин, в своем знаменитом френче, с трубкой, сидит перед слепым монитором, надпись под изображением гласит: «При мне этой х…ни не было».

Российская власть, особенно с учетом отличия пристрастий нынешнего президента и нынешнего премьера, тоже с превеликим удовольствием обошлась бы без сети. Фельдъегерская почта куда благонадежнее электронной.

Этот тренд четко улавливают на местах. Доступ к видеохостингу YouTube начали блокировать из-за «Невинности мусульман» в разных российских регионах, причем далеко не самых исламских по составу населения, в тестовом режиме еще до признания судом этого фильма (к счастью, не вызвавшего в России никаких массовых акций протеста с насилием) экстремистским. На Алтае на днях крупнейшие провайдеры по требованию местной прокуратуры заблокировали для своих пользователей сайт электронной библиотеки «Либрусек». Блокировать доступ сразу ко всему сайту пришлось от невозможности ограничить доступ только к так и не названным прокуратурой секретным «подрывным материалам». Оно и немудрено: «Либрусек» действует по законам Эквадора, где находятся серверы портала и проживает его основатель Илья Ларин.

В том-то и беда, что интернет изначально политически неподконтролен российской власти. И это ей дико не нравится.

Озабоченность режима все более массовым уходом россиян в сеть с предельной откровенностью выражена в недавно обнародованном исследовании «Рунет сегодня», подготовленном Фондом развития гражданского общества во главе с бывшим руководителем управления внутренней политики администрации президента Константином Костиным. Там в качестве реальной угрозы режиму подается то, что россияне все больше доверяют интернету, а он во все большей степени контролируется «западными ресурсами». И это, по мнению авторов доклада, может сыграть решающую роль в ходе выборов 2016–2018 годов. Вешать нации лапшу на уши посредством телевизора становится все труднее.

Это не только российская проблема. На наших глазах в мире разворачивается все более активная атака отдельных государств на глобальное информационное пространство — такая попытка повернуть время вспять. Трансграничное интернациональное интернет-море разные тоталитарные и авторитарные режимы пытаются силой ввести в национальные берега. Некоторые государства, в частности Китай и Казахстан, далеко продвинулись на пути зажима интернета; Россия только наверстывает упущенное всеми этими «черными списками» сайтов и все более частыми попытками заводить уголовные дела за комментарии. А тут и уголовная ответственность за клевету как нельзя кстати подоспела.

Наша власть, конечно, очень напугана ролью того же Facebook в арабских революциях и российских митингах протеста. Правда она, возможно, не помнит, что экс-президент Египта Хосни Мубарак за несколько дней до свержения, в разгар массовых антиправительственных манифестаций, пытался полностью отключить интернет в стране, но этого его не спасло.

Созданием национальной поисковой системы занялся Иран. За отдельные ролики в разных странах все чаще пытаются отключать вышеупомянутый YouTube.

Досаждает интернет и демократическим государствам: взломы сайтов государственных органов с последующей утечкой секретной информации, экстремистские ресурсы с призывами к насилию возможны теперь практически в любой точке мира. По своей сути всемирная паутина — изначально антигосударственное изобретение. Разветвленная сеть по определению враг централизованного государства. Она живет и объединяет людей по трансграничным признакам. Она делает нас во многом менее зависимыми и от любой официальной пропаганды, и от самих государственных границ. Именно поэтому

интернет самим фактом своего существования тестирует государства на степень цивилизованности.

На способность отличать борьбу с экстремизмом от вульгарной политической цензуры. На понимание того, что полностью перекрыть сеть, национализировать ее, сделать гладенькой, благообразной, политически лояльной невозможно. Море не выпить, радугу не расстрелять.