Прочь от спасения

Наталия Осс о продуктивности раскаяния в общественной жизни

«Делом человеческих рук» назвали японские парламентарии аварию на «Фукусиме». Причем именно японских рук, а не каких-то вражеских, которые спровоцировали землетрясение и цунами у берегов Страны восходящего солнца, назло атомной энергетике и экономическому развитию.

«Как это ни прискорбно, мы должны отметить, что эта авария «сделана в Японии» и корни ее надо искать в японской культуре: мы крайне послушны, не подвергаем сомнению действия власти и преданно придерживаемся заданной программы», — посыпают голову пеплом парламентарии. Не знаю, как реагируют на такие признания граждане Японии, но меня как гражданина России подобный текст шокирует и восхищает одновременно. Во-первых, они говорят «мы». То есть речь идет о коллективной ответственности нации за катастрофу. И о том, что единая нация – она есть. Во-вторых, они признают свои ошибки. В-третьих, они способны увидеть проблемные зоны в своей ментальности и ткнуть в больное место, не стесняясь того, что весь мир становится свидетелем сеанса национального психо- и самоанализа. Ну и что? Хочется кому-то после этого кидать камни в японцев? Мне лично нет. Я лично рада за японцев: они смелые и сильные люди, и все у них будет хорошо с атомной энергетикой, экономикой и даже с ментальностью. А там, глядишь, даже решится и вопрос с островами, которыми дразнит их российский премьер.

В поисках хоть какого-нибудь покаянного откровения, хоть немного похожего на японское, я пошла читать доклад парламентской комиссии по Беслану. Оказалось, что даже найти этот текст не так-то просто.

Если забить в строку поиска на сайте Совета федерации слова «Беслан, доклад» вы получите кучу ссылок на материалы пресс-службы; вариации «Беслан, парламентское расследование» дадут тот же результат. Хотя по логике вещей и по совести текст доклада должен выходить первым. Сайт Госдумы еще жестче: запрос «Беслан, парламентское расследование» не дает вообще никаких результатов, а «Беслан, доклад» дает две унылые ссылки на утреннее и вечернее заседание парламента от 22 декабря 2006-го. Если же ограничиться словом «Беслан», то сайт покажет новость от 3 сентября 2010 года: «в День солидарности в борьбе с терроризмом, Председатель Государственной Думы Борис Грызлов заявил парламентским журналистам: «Шесть лет прошло, как завершилась одна из самых страшных трагедий в новейшей истории России – захват школы в Беслане. Но до сих пор люди вспоминают тот день, день, когда жертвами террористов-смертников, варваров XXI века, оказались ни в чем не повинные люди – дети и учителя». Ну то есть мы сразу понимаем, что главные виновники – это варвары-террористы, а Госдума тут и вовсе ни при чем. Она в сочувствующих.

Зато на сайте общественного расследования событий в Беслане «Правда Беслана» доклад можно найти сразу же: он на первой странице. И читать его удобно. Благодаря «Правде Беслана» потом уже, по ключевым словам, путем подбора нужного текста, не сразу, минут через 10, я, наконец, выбила этот самый доклад из сайта Совета федерации. Но к теме раскаяния он не имеет отношения. Пункт 2.1 о действиях органов безопасности 1–3 сентября 2004 года начинается неожиданно с истории и комплиментов: «Обращаясь к истории советских органов безопасности, следует отметить, что они вели успешную работу по предупреждению и пресечению особо опасных государственных преступлений, к которым относились терроризм и религиозный экстремизм. В результате к середине 1950-х гг. политический бандитизм прекратил свое существование, так как были ликвидированы его организационные структуры».

Или вот еще фраза: «Профессионалы КГБ СССР работали четко». Это в докладе про Беслан 2004 года...

Лояльная комиссия перебирает, как жемчужины, все исторические заслуги КГБ и перебирала бы и дальше, но без выводов все равно неудобно, поэтому комиссия их все же делает: «Органы безопасности не обладали своевременной упреждающей информацией о планах и деталях подготовки бандитов к проведению теракта», «действия Оперативного штаба не в полной мере соответствовали требованиям Типового положения об оперативном штабе по управлению контртеррористической операцией». Это практически все из «упреков». То есть профессионалы ФСБ сработали нечетко. Не более того.

В пункте о действиях МВД с истории угрозыска, к счастью, не начинают, но выводы тоже не смертельные: «не обеспечили», «не предприняли», «отсутствовал должный контроль». Армия и МЧС в основном выступили хорошо.

В докладе нет виноватых. И уж конечно, нет никаких саморазоблачений, покаяний и указаний на проблемы с национальной и управленческой ментальностью. Вот разве что «в ходе парламентского расследования вскрыты нерешенные проблемы, в том числе касающиеся профессиональной подготовки руководителей и участников проведения контртеррористической операции и организации работы Оперативного штаба». И «система силового противодействия террористам не позволяла в полной мере обеспечить защиту населения и территорий от террористических посягательств нового типа». Нового типа. А если бы старого типа, то они бы, конечно, справились и не допустили. Ну и главный вывод, который сейчас особенно интересно перечитать: «Борьба с терроризмом является важнейшей проблемой, и решение ее требует эффективной стратегии, комплексных действий и консолидации государства и общества перед глобальной угрозой, бросившей вызов Российской Федерации».

Дальнейшие события показали, что эффективная стратегия и комплексные действия дали неплохой результат – взрываются кафе, метро, аэропорты, автобусы, автомобили… Рашид Нургалиев (еще не отставленный) успел отметить, что количество терактов в прошлом году сократилось. И до того неуклонно сокращалось.

Их так мало теперь, что лично я даже не обращаю на них внимания в новостях. Ну, взорвалось, что поделать.

Я, конечно, далека от мысли, что если бы доклад по Беслану содержал хоть какой-нибудь резкий нелицеприятный вывод, не говоря уже о раскаянии власти, хоть исполнительной, хоть законодательной, то проблема терроризма была бы решена. А самого бы Беслана не было, если бы в свое время был расследован теракт в «Норд-Осте». Тогда, как мы помним, не была создана даже парламентская комиссия. Но почему-то кажется, что попытка японцев расследовать причины их национальной трагедии – аварии на «Фукусиме» — даст хороший результат. Не будет у них больше проблем с атомными электростанциями после цунами. Пересмотрят они свою «заданную программу», найдут виноватых во власти и в энергетической компании, отредактируют законодательство, перестроят или закроют опасные станции и изменят что-нибудь в голове. Во всяком случае, в головах элиты, которая принимает решения. Парламентарии – они же не скот нации, а ее лучшие селективные представители.

Нам же пока предстоит долгое движение в противоположную сторону. Все последние репрессивные законы, принимаемые Госдумой стремительно и даже с некоторым гибельным восторгом, казались еще недавно экзотическими и курьезными, но теперь укладываются в единый и понятный тренд. Ни шагу назад, мы в кольце врагов, агенты и наймиты не устроят нам революций и потрясений, нам нужна великая страна третьего мира, любой ценой, даже ценой войны с частью общества и откровенного попрания Конституции.

Это жаль. Жаль, что движение в противоположную от спасения сторону так ускорилось. «За последние 60 лет мы не только теряли дар раскаяния в общественной жизни, но и осмеяли его. Опрометчиво было обронено и подвергнуто презрению это чувство, опустошено и то место в душе, где раскаяние жило. Вот уже полвека мы движимы уверенностью, что виноваты царизм, патриоты, буржуи, социал-демократы, белогвардейцы, попы, эмигранты, диверсанты, кулаки, подкулачники, инженеры, вредители, оппозиционеры, враги народа, националисты, сионисты, империалисты, милитаристы, даже модернисты — только не мы с тобой! Стало быть, и исправляться не нам, а им. А они не хотят, упираются. Так как же их исправлять, если не штыком (револьвером, колючей проволокой, голодом)?» — это Солженицын написал, любимый, кажется, властями. В статье «Раскаяние и самоограничение как категории национальной жизни» в 1973 году. Не к нашему ли случаю?

И что же получается? Японцы, даже не читая, умеют сделать выводы, а мы – категорически нет?

До голода еще не дошло, но колючая проволока снова в ходу и револьверы наготове. Может быть, взять да и начать потихоньку сдавать назад? Покаяния по принуждению не бывает, но для начала можно, например, сказать: мы немного погорячились с обменом креслами, с коррупцией ничего не можем сделать, потому что увлеклись в свое время хорошей жизнью, а теперь и не вылезешь из обязательств и договоренностей. Мы потеряли контроль над системой насилия – она убивает вас, дорогие граждане, уже без нашего участия. Вы же понимаете, да, что не я лично насилую вас бутылками шампанского в ОВД? Они просто уже не подчиняются никому. Судов нет, я в курсе, но а как иначе – иначе они же начнут судить нас? А мы не хотим в тюрьму. С терроризмом тоже ничего не получается – увлеклись выплатой дани, позволили создать самостоятельные государства на территории РФ, теперь сами ломаем голову – что с этим делать?

С Pussy Riot и РПЦ тоже нехорошо вышло: испугались, что Богородица услышит и тогда всему конец...

Ну да, мы такие же, как и вы, все наши ужасы сделаны в России, а не сконструированы на госдеповские деньги. Мы, честно говоря, сами не понимаем, что нам делать с Россией, не уверены, что ее можно реформировать, тем более что деньги кончаются, а в мире свирепствует кризис, состояние дел еще хуже, чем пишут в прессе, даже дурацкий мост не могут построить, хотя я лично повелел, мы тоже боимся распада страны, но боимся его не меньше, чем вас самих, дорогие сограждане. Вот и Герман Оскарович подтверждает...

Какой-нибудь такой простенький и искренний текст позволил бы «им» и «нам» вернуться к «мы». Как японцам. Или американцам, например.

А там бы разобрали свои ментальные проблемы, дошли бы до раскаяния. И за Сталина, и за коммунизм, и за приватизацию 90-х, и за украденное государство нулевых, и за бесперспективность и холодную гражданскую войну десятых. Если всем коллективно каяться, то не так уж страшно. «Раскаяние создает атмосферу для самоограничения», — пишет Солженицын. «Аспектов самоограничения — международных, политических, культурных, национальных, социальных, партийных — тьма. Нам бы, русским, разобраться со своими», — продолжает он.

Остановиться бы. Самоограничиться. Прямо сейчас.

Но не в нашем национальном характере искать причины собственных поражений в родной русской культуре. Вот в японской – это другое дело. Они и виноваты в своей аварии на «Фукусиме». Потому что крайне послушны, не подвергают сомнению действия власти и преданно придерживается заданной программы. Так при чем же тут мы?