Бич божий

Я бы огорчился, узнав, что мысли, высказываемые ниже, суть ересь, и думать их греховно. Но если так, это тот самый случай, когда еретик упорствует в ереси, а грешник упорствует во грехе, полагая свои заблуждения справедливыми и продиктованными верой.

Итак, я полагаю, что гей-клубы суть мерзость перед лицом Господа. Такая же, впрочем, мерзость, как и вполне гетеросексуальные клубы, которые я иногда посещаю, не смотря на то, что они суть мерзость перед лицом Господа.

Я вообще думаю, что человеческую сексуальность трудно устроить как-нибудь так, чтобы она не была мерзостью перед лицом Господа, каковое обстоятельство не мешает людям заниматься разного рода сексом больше шести тысяч лет с самого сотворения мира.

Насколько мне известно, прямое вмешательство в человеческую сексуальность было осуществлено Господом всего однажды, и это ветхозаветная история про то, как уничтожен был город Содом.

Логично предположить, что Господь, уничтоживший за мужеложество целый город, мог бы уничтожить и любой гей-клуб в любом городе мира.

Не уничтожает почему-то.

Логично предположить, что всемогущий Господь, если бы хотел воспрепятствовать человеческой гомосексуальности, залил бы гей-клубы серным дождем, воспламенил бы гей-клубы небесными молниями, обрушил бы своды гей-клубов и поразил бы посетителей гей-клубов моровою язвой.

Но нет, отчего-то всемогущий Господь попущает гей-клубам быть, равно как и попущает быть гетеросексуальным клубам, мировым войнам, Государственной думе, президентской администрации, движению «Наши» и прочим общественным институтам и явлениям, на мой скромный взгляд являющимся мерзостью перед лицом Господа.

Я не знаю, почему этот так. Я думаю, выбор между добром и злом и выбор между грехом и праведностью должен осуществляться человеком добровольно и свободно. Я думаю, добро, совершаемое подневольно, не является добром. И праведность, навязанная человеку насильно, есть не праведность, а подчинение тюремному режиму. Я думаю, отречение от зла имеет смысл только в том случае, если зло доступно. И именно поэтому, я думаю, всемогущий Господь попущает злу существовать.

И вот я смотрю, как богомольные старушки и крепкие молодые люди громят гей-клубы именем всемогущего Господа, так, словно всемогущий Господь немощен и неспособен самостоятельно разгромить все что хочет.

Погромы гей-клубов, следовательно, нужны богомольным старушкам и бритоголовым крепким молодым людям, а не всемогущему Господу. Без погромов старушки несчастны, плохо себя чувствуют, и никогда даже тень небесного ангела не сообщала им, что их молитвы услышаны. Во время погромов эти старушки думают, будто они бич божий. Они бросают камни, даже, может быть, и памятуя фразу «кто из вас без греха, пусть первым бросит камень».

Без погромов крепкие и бритоголовые молодые люди суть не что иное как бессмысленная толпа хулиганов. Они убивают таджиков и китайцев, вряд ли памятуя фразу «несть ни иудея, ни еллина», но все равно они всего лишь бессмысленные хулиганы. Во время погромов эти молодые люди чувствуют себя бичом божиим, и с этим чувством им легче жить свою прыщавую жизнь, каковая жизнь все рано остается главной гуманистической ценностью на земле, даже если молодые люди ничего не знают о гуманистических ценностях.

Я думаю, хоругвеносным старушкам и молодым людям, рябым от сознания своей правоты, погромы в гей-клубах нужны для самоидентификации. Им трудно быть православными христианами методом молитвы и поста. Они пытаются практиковать веру методом погрома.

Я протестую против погромов, я бы даже пошел теперь нарочно потанцевать в гей-клуб из чувства солидарности. Но всемогущий Господь очевидно попускает погромы. Полагаю, по той же причине, по которой попускает и существование гей-клубов. Почему-то Он попускает равно гей-клубы, не имеющие никакого отношения к любви (даже гомосексуальной) и погромы гей-клубов, не имеющие никакого отношения к православному благочестию.