Звезда террора

Представляете себе, как стоится классический голливудский боевик с Брюсом Уиллисом, например? Брюс Уиллис попадает в нешуточную передрягу и выходит из передряги героем, чтобы в следующем фильме опять попасть в передрягу и опять выйти героем. Враги Брюса Уиллиса то захватывают небоскреб, то грабят хранилище Национальной резервной системы, и сколько бы раз отважный Брюс Уиллис ни побеждал террористов, разносящих в каждом новом фильме в пыль то Нью-Йорк, то Лос-Анджелес, ни одна секретная служба страны не сделает выводов. ЦРУ, ФБР и полиция вместе взятые не исследуют ни за что причин терроризма и ни за что не поправят промахов в национальной системе безопасности.

Это же кино. Движение световых пятен на белой тряпке. И если искоренить причины киношного терроризма и поправить промахи в киношной национальной системе безопасности, то кина не будет. Миллионы кинозрителей по всему миру не станут платить за билеты. Любимый всеми Брюс Уиллис останется без работы, загрустит и отправится в бар неумело играть блюз, как это ему, говорят, свойственно.

Тысячи сценаристов сидят и выдумывают злодеев и злодейства, чтобы Брюсу Уиллису было с кем сражаться на киноэкране. Злодеев выдумывают на совесть. Их образы психологически проработаны, их поступки драматургически мотивированы. Их злодейства ужасны именно таким манером, каким представляет себе ужасы обыватель: обязательно впечатляющий взрыв, обязательно издеваются над ребенком, желательно, чтобы в перерывах между злодействами главный злодей и главная злодейка занялись агрессивным сексом. Запах у голливудских злодейств отсутствует, хотя всякий человек, который видел теракт своими глазами, помнит в первую очередь запах – тяжелый и сладкий запах мертвых людей, смешанный с пылью.

Это я к тому все пишу, что Абу Мусаб аз-Заркави выдуман точно так же, как выдумываются злодеи в голливудских фильмах. Даже если он существовал на самом деле, даже если человек, говоривший по телевизору, был действительно террористом, а не нарочно нанятым иорданским актером, он все равно родился, жил и умер по законам шоу-бизнеса.

Его нашли и раскрутили, как находят и раскручивают звезд. Он, как и положено звезде, говорил время от времени что-то в телевизоре, и даже его личная жизнь потихоньку становилась известна широкой публике. Про него известно, например, что он иорданец и отец некоего Мусаба. Я не большой специалист по арабским именам, но, кажется, не обязательно человек в арабском мире должен зваться Отец Мусаба, как аз-Заркави, или Отец Абдулрахмана, как Абу Абдулрахман, преемник аз-Заркави на посту главы иракской Аль-Каеды. Я иногда думаю, что имена террористов нарочно придумываются так, чтобы обыватель воскликнул: «Боже мой! У этого чудовища есть же еще и дети!»

После того как психологически разработанный образ врага был создан, за дело взялись хорошие парни. В их работу инвестированы были миллионы, как инвестируются миллионы в хороший кинобоевик. Они добились победы, уничтожили врага и предоставили обывателю гордиться победой зла над добром.

Что-то изменилось? Ничего! Британский премьер Тони Блэр поспешил заявить, что смерть аз-Заркави не остановит в Ираке кровопролития, американский посол Залмай Халилзад тоже заявил, что смерть аз-Заркави не остановит насилия. Того и гляди нечто подобное заявит президент Соединенных Штатов Джордж Буш.

Спрашивается: зачем тогда было тратить столько сил и денег на ликвидацию аз-Заркави, если ликвидация его не принесет никому облегчения, не уменьшит кровопролития и не остановит насилия? Мы что хотим, прекратить войну или убить какого-то иорданского уголовника, который только сам и был свидетелем совершенных им терактов?

Ответ печальный: мы хотим, чтобы продолжалось шоу. Убили аз-Заркави, теперь будем гоняться за Абу Абдулрахманом. И конца этому нет, как нет конца новым похождениям Крепкого орешка или агента 007.

И всем это бесконечное шоу выгодно. Террористам, потому что у них появился новый мученик. Спецслужбам, потому что наградят за убийство старого врага и выделят бюджеты на уничтожение его преемника. Журналистам – потому что есть о чем писать. Политикам и их избирателям – потому что можно торжествовать очередную победу, совершенно никого не победив.

Шоу продолжается. Подумайте об этом, когда станете жертвой теракта.