Не наша скачка

Божена Рынска о скачках «Эпсом Дерби»

В конце мая в Европе стартует сезон скачек: «Эпсом Дерби», «Шантии», «Роял Аскот», Гран-при Парижа, «Арк де Триумф». Это значит, на ипподромах Парижа и Лондона будут собираться самые богатые семьи Европы. Первый раз в жизни на самой значимой среди профессионалов скачке «Эпсом Дерби» у лошади российского владельца были хорошие шансы обскакать лошадь королевы Великобритании, однако из-за форс-мажора этого не произошло. Впрочем, королева свою скачку также проиграла.

Из всех мировых скачек на слуху у читателей только «Роял Аскот». Все слышали про шляпки и цилиндры. Это скорее шоу, представление. Сама королева Великобритании приезжает на «Роял Аскот» в карете, благо Виндзор недалеко. Длится «Аскот» шесть-семь дней. Там только одна стоящая скачка в день. Призы за первое место невелики — 250 000 — 300 000 GBP (из них 10% идет жокею, 15% тренеру и какая-то ерунда — заводчику, словом, сам владелец этих денег практически не видит).

Самая же топовая скачка — это малоизвестное российскому читателю «Эпсом Дерби», которое прошло в минувшую субботу. Ипподром «Эпсом» находится в Суррее, в получасе езды от Лондона (правда, в этот раз трафик был такой, что гости добирались до ипподрома по три с половиной часа). В ложах Королевского павильона собираются самые влиятельные семьи Европы: семья Вертхаймеров (Шанель), наследники Виндельштайна, король букмекеров Дерек Смит, знаменитый коннозаводчик Джон Магнер, король исмаилитов Ага Хан, шейх Муххамед аль Мактум. Все они на своих вертолетах садятся прямо на ипподром, чтобы не стоять в дичайшей пробке — половина Лондона едет на «Эпсом Дерби».

Приз за победу в третьей, королевской, скачке — 1 250 000 GBP (это в пять раз больше, чем в «Аскоте»). Но эту скачку не удается выиграть даже королеве. Ее величество участвовала в «Эпсом Дерби» одиннадцать раз и в этот — двенадцатый — тоже не выиграла, хотя коннозаводчик Муххамед аль Мактум (шейх Дубая) и подарил ей прекрасную лошадь по имени Карлтон Хаус специально для этого дерби.

Весь ипподром ждал, в чем же придет королева. Наконец на экранах показали — в малиново-розовом. С ее величеством были принц Уильям (в черном цилиндре и бордовом галстуке), его жена Кейт (в белом костюме и бежевой шляпке) и принц Гарри (в цилиндре и голубом галстуке). Шляпка у Кейт была очень скромная — «таблетка», украшенная соломенной загогулиной.

Соотечественники пока что включены в мировую коневладельческую элиту недостаточно. В крупных скачках русские не участвуют — нету у нас лошадей экстра-класса. Шесть лет назад жеребец Дерипаски Акбаш выиграл президентскую скачку, но на песочной дорожке (а в Европе — травяные). Это хорошая лошадь для внутреннего пользования, но Акбаш не приучен к траве, и потому в Европе ему делать нечего.

В этот раз Эпсоме впервые за историю дерби не только скакала лошадь, имеющая отношение к России, но, более того, этому жеребцу прочили победу. По рейтингу лошадь Рецитал российского совладельца шла вровень с королевским Карлтон Хаусом, а по прогнозам стояла на втором месте. В газетах писали, что французы жестко настроены победить королеву.

Рецитала именовали «французом», потому что он рожден во Франции и был куплен в Довиле, но владелец его — россиянин, бизнесмен Эдуард Мордухович. Кроме Мордуховича совладельцами Рецитала значились магнат-коннозаводчик Джон Магнер и король букмекеров Дерек Смит. Партнерство по лошади — это очень распространенная история. Королева Англии, Ага Хан и шейх Мактум владеют лошадьми единолично, но где-то треть коневладельцев покупают лошадь на двух-трех партнеров и вскладчину оплачивают содержание, кормление, тренировки и ветеринара.

Про «нашего» Рецитала газеты писали, что такие бриллианты рождаются редко. У Рецитала отличный послужной список: четыре раза он завоевал три первых места и один раз — третье. Его жокей — Кирен Фаллон — три раза был первым на дерби. Лучшая лошадь плюс лучший жокей — у Рецитала были большие шансы на успех.

И тут вмешался человеческий фактор. Жокей Кирен Фаллон изначально заключил контракт с другим коневладельцем, турком по национальности. И собирался участвовать в скачке на его лошади. Потом сообразил, что у Рецитала шансов на победу больше. Вернул турку задаток и решил скакать на Рецитале. Турок задаток принял, но за день до старта подал в третейский суд, и жокей был дисквалифицирован за полдня до старта. Пришлось срочно искать другого жокея. Нашли вроде неплохого парня, но он никогда не сидел на Рецитале и не смог справиться с ним. Рецитал пришел к финишу шестым.

Кирену Фаллону, конечно, можно дать по шее за двурушничество. Но толку-то что. Дерби бывает в жизни лошади только один раз, это скачка для трехлетних лошадей. И больше в дерби Рецитал принимать участие не сможет.

Конфуз с Рециталом случился на руку королеве, но не спас ее от проигрыша. Как и предрекала пресса, французы англичан обскакали. Французский жеребец Pour Moi тренировался в Шантии, а не в английских конюшнях. И если его владельцы Дерек Смит и Джон Магнер неожиданно сняли лошадь из Франции и привезли ее в Англию, значит, что-то про эту лошадь они вдруг поняли.

Скакал на Pour Moi восходящая звезда — молодой жокей баск Михаэль Барзалона. Вообще, среди тренеров и жокеев много басков, они агрессивные и спортивные. Сначала вперед вырвалась лошадь того же Магнера и разогнала всех (такая лошадь, которая нарочно разгоняет всех, а потом сдувается, называется «пейсер», от слова pace — быстро шагать). Pour Moi шел дальше всех, но перед финишем обошел соперника на голову на последних 150 метрах. Экран показал лицо королевы — она была крайне раздосадована.

Обычно кто выиграл королевскую скачку, тот и накрывает поляну. Если бы выиграла королева, то всех приглашала бы она. Но у проигравших не было никакого настроения пировать. Богатые и знаменитые сели в свои вертолеты и улетели — кто назад в Лондон, а кто во Францию, в Шантии, на следующее утро там стартовали следующие скачки Prix Du Jockey Club, французское дерби.

Хоть культура скачек и выше в Англии (все англичане знают жокеев, тренеров и следят за ними), во Франции заниматься лошадьми приятнее. Если выигрывает лошадь, которая тренировалась или была рождена во Франции, то 63% к выигрышу добавляет государство. Более того, 10 % от оборота тотализаторов отдается на призовые для лошадей и коневладельцев. Протекционистская политика по отношению к коннозаводчикам помогает отрасли не развалиться.

Кстати, пока шла скачка в Шантии, в Москве на ипподроме был День Франции и шли скачки на Приз Парижа. Это не серьезные соревнования, скорее состязания между жокеями. Французские жокеи вытягивали лошадей по жребию, с собой из Франции лошадей никто не вез.

В скачке в Шантии наравне с лошадьми Ага Хана, Магнера и Смита участвовал жеребец с русским именем Ветер. Он принадлежит синдикату Red Square, которым руководит уже знакомый читателю Эдуард Мордухович. Господин Мордухович собрал соотечественников, которые хотят участвовать в скачках по всему миру. Имен своих они не светят, но, судя по той публике, что как-то собиралась у господина Мордуховича на юбилее, это мощные форбсы-сырьевики. Они вносят годовой взнос, участвуют во всех скачках и удовлетворяют амбиции — сидят в одной ложе наравне с шейхами, ханами и самыми известными миллиардерами Европы. На скачке в Шантии Ветер, увы, призового места не взял.

Следующие соревнования — это «Роял Аскот» и Гран-при Парижа. Ну а одна из самых престижных скачек — «Арк де Триумф» — состоится 2 октября в Париже, и там тоже будет принимать участие Рецитал.