Все нам дорого здесь

Придется пострадать – или от инфляции, или от антиинфляционных мероприятий

Наша инфляция – самая кризисоустойчивая в мире. Пока в других странах еще хлопочут, чтобы цены не падали, у нас они уже растут теми же темпами, что и в жирные годы. Знатоки нашей экономики размышляют, в каком квартале 2012 года она вернется к докризисным стандартам, а инфляция вернулась к этим стандартам уже в прошлом месяце. По подсчетам Росстата, индекс потребительских цен вырос в сентябре на 0,8%.

Кстати, при всей огорчительности этой ситуации, не обошлось и без приятного сюрприза. Ведь, по предварительным подсчетам той же статистической службы, в первые четыре недели месяца среднесуточный рост цен составлял 0,032%, то есть в расчете на месяц мы вроде бы шли вовсе не к 0,8%, а к 1,0% инфляционного роста.

И хотя до сих пор такие росстатовские прикидки почти гарантированно совпадали с окончательным результатом, на этот раз очень кстати вышло исключение. Подозрительно? Может быть, но не будем спорить с наукой. Тем более и официальная цифра – это старый, добротный уровень инфляции: почти во всех сентябрях жирных лет она была даже ниже. Между тем

кризис, последствия которого намечается преодолеть не раньше, чем через пару лет, вроде бы должен был принести не подъем цен, а, наоборот, дефляцию.

И намек на это был. С лета прошлого и до лета нынешнего года (хотя и с перерывом на зиму) цены почти не росли. Потребительский индекс стал прибавлять только с августа (тогда насчитали 0,6% против 0,4% в июле). И вот в сентябре тенденция закрепилась.

Это объясняют засухой и продуктовой паникой. Но рост цен на непродовольственные товары тоже ускоряется от месяца к месяцу. В июне они подорожали на 0,2%, в июле на 0,3%, в августе на 0,4%, в сентябре на 0,6%. Так что возрождение дороговизны имеет более широкую основу, чем просто неурожай. «Все мне дорого здесь, все мне дорого здесь,//Ничего мне не дешево здесь», — так когда-то писал Тимур Кибиров по другим поводам. Но в том числе, может быть, и по этому.

Хотя многие из экспертов (а то и большинство из них) говорят, что так называемые монетарные факторы (то бишь денежные накачки) сегодня не главные среди причин новейшей нашей инфляции, но они именно главные. Замысловатых объяснений тут просто не нужно искать. Монополизм экономики, лоббизм как главный принцип принятия решений и примитивность финансового сектора делали неизбежными такие накачки в жирные годы, делают их неизбежными и сейчас. Ведь все вышеперечисленные особенности кризис не отменил. Скорее, закрепил.

Денежная масса сейчас на треть больше, чем год назад, и продолжает расти. Темпы ее роста даже ускоряются. Скажем, за три летних месяца 2009 года денежная масса (М2) выросла на 3,5%, в том числе масса наличных денег (М0) – на 1,3%. А за лето 2010-го рост денежной массы составил уже 5,1%, в том числе наличности 5,6%. Роста экономики нынешним летом не было, существенного роста товарной массы тоже. Странно было бы, если бы цены не лезли вверх.

Экономика у нас так далека от нормальности, что почти любые внешние перемены будут работать на рост нашей домашней инфляции.

Кроме, пожалуй, нового всемирного спада, если таковой произойдет.

А если его пока не будет, то импортные товары, занимающие половину нашего потребительского рынка, продолжат дорожать, толкая ценовой индекс вверх. Если упадет в цене нефть, и вслед за ней упадет рубль, это удорожание станет более крутым. Если же нефть (и рубль) резко сыграют вверх, то менее. Но тогда нынешний отлив из страны капитала сменится приливной спекулятивной волной, и нашу инфляцию будет разгонять уже она вместе с выросшим притоком нефтедолларов.

Инфляция вернулась в докризисный свой коридор и в среднесрочной перспективе — видимо, внутри него и станет теперь колебаться. Рядовой человек может утешать себя воспоминаниями о том, что в жирные годы к росту цен можно было приспособиться, ведь заработки росли еще быстрее. Не у всех, но хоть у многих.

Однако этот устаревший опыт только сбивает с толку. Разница между докризисной и нынешней эпохами как раз в том и состоит, что эта приятная закономерность перестала действовать. Бум остался в нулевых годах, и варианты сегодня другие.

Например, такой. В знак уважения, назовем его модернизаторским. Власти и в самом деле примутся за исполнение своих антиинфляционных клятв и год от года все строже будут сдерживать государственные траты. За счет граждан, понятно. Чьи номинальные доходы перестанут расти, а то еще и уменьшатся. И годы плавного снижения инфляции станут годами плавного (а может, и не очень плавного) снижения жизненного уровня. Хотя есть и более простой вариант. Назовем его консервативным. Власти будут вести себя по-старому, и доходы граждан продолжат свой рост. Но цены будут подниматься быстрее. И так, и так придется пострадать – или от инфляции, или от антиинфляционных мероприятий.

Конечно, ничто не мешает вообразить еще и третий вариант — упразднение монопольных привилегий, ручного управления и всех госрасходов, не идущих на общественную пользу. Но это именно игра воображения. На такое бессердечие по отношению к себе начальство не пойдет.