Кошачье занятие

Игорь Свинаренко о непреодолимой тяге к ненужным переименованиям

Когда коту нечего делать, он начинает переименовывать. Без всякой нужды. Вот именно от балды: ведь где надо срочно поменять название — так там ни за что, ни за какие коврижки! Начну издалека.

Киров. С какого такого дуба надо было рухнуть, чтоб переназвать фамилией застреленного партаппаратчика старинный город Вятку? Верните историческое название! Нет, вот якобы местное население не желает. Ну надо ж было курам на смех придумать аргумент о воле населения! Да оно всегда 76% дает в демократические времена (ну понимаете, чтоб врагу не достался даже и блокирующий пакет). Или 99% и вплоть до 120% на Кавказе и в Советском Союзе.

Киров! Спасибо, что не Джугашвили или там Троцкий, или Каменев-Розенфельд. Киров, Киров. А вот Кировскую улицу в Москве переименовали обратно в Мясницкую: надо так понимать, что референдум провели, а то как же узнать волю населения? И кстати, почему Кировскую не переименовали в Вятскую? Потому что одна уже была к тому времени в Москве? Ну, было бы две Вятских – плевать. Вон же красота неописуемая: в Москве две станции «Арбатская», на разных причем линиях! И две «Смоленские», разумеется, на разных же! Подумаешь, две Вятских! И опять же про Кирова. Был такой Новокировский проспект, от Каланчевки до бульваров. Широкий, прямой – загляденье. Но необычайно короткий. И вот, несмотря на эту короткость, Новокировский проспект был переименован в две улицы. Одна стала называться проспект Сахарова, а другая (не проспект, улица почему-то) имени Маши Порываевой. На зависть жителям Кирова-Вятки, жителей Новокировского проспекта, видимо, тщательно опросили на предмет волеизъявления: ну там урны носили больным, давали открепительные талоны отпускникам. И восторжествовало самоопределение вплоть до отделения (ленинский принцип, кстати, или ульяновский – не знаю, может, вождю революции вернули посмертно историческую фамилию). Победил сепаратизм: Новокировский проспект распался на пр. Сахарова и ул. Маши Порываевой. Может, все-таки Марии? Нет, руки прочь от народного волеизъявления! Только Маша (спасибо, что не Манька)! Но все-таки просится единообразие какое-то — или уж «Андрюши Сахарова», или уж «ул. Порываевой». И как-то бы определиться, улица это или все же проспект…

Лирическое отступление. Вот у меня в паспорте записано, что я родился в Донецке. А в метрике – что в г. Сталино. Еще раньше город назывался Юзовка, потому что фамилия заводчика была Huges. Непонятно тогда, почему не назвали Хьюзовка или Хугевка, или даже еще звончее. А на самом деле я появился на свет в Жданове, который прежде назывался Мариуполь и сейчас, кстати, тоже так называется. Она же, как говорится, Валентина Поният. В общем, бесконечное переименование – это некая важная умственная особенность нашего народа. К которой надо относиться с уважением. Или уж по крайней мере с пониманием.

Теперь зайдем с другого конца. Санкт-Петербург. Ну, во времена моды на иностранные языки, когда баре по-нашему не очень знали, а русский язык был (до Пушкина) необычайно коряв, такое неуклюжее, насквозь антирусское, совершенно чуждое простой публике название еще ладно, хрен бы с ним, могло родиться. В воспаленных умах, отравленных волшебной амстердамской травой. И если б название это осталось насквозь, без остановок, экспрессом, то еще бы как-то. Но, друзья, уже же был Петроград! Чем вам не название? А вот оказалось, что не надо его. Вот идеологии надо вбрызнуть и политики. Вот ненавидят люди комиссаров, а постепенно привыкнут, что раз город Ленинград (извиняюсь за выражение) хорош, то и советскую власть как-то полюбят. Расчет был довольно глупый, дешевый, и неудивительно, что не оправдался. Не помню я, чтоб за путчистов набралась хотя бы Триумфальная площадь (не к ночи будь сказано) демонстрантов.

Ну, к счастью, настал момент переименования города. Обратно. Во что? Как во что? Кругом же неграмотные крестьяне и баре, которые то в Лондоне, то в Амстердаме тусуются, все в париках с искусственной перхотью, в камзолах импортных, немцев навезли, сами с ними шпрехают по-ихнему – ну конечно же надо взять соответственное название! Saint Petersbourg! И чтоб ни одна сволочь не смела это кириллицей писать! Не то бороду отрубят (бороденку вырвут). Ну ладно «сейнт», ну, к примеру, допустим в порядке мысленного эксперимента. Но откуда взялось это сугубо латинское «санкт»? Ну к чему тут латынь — ваще уже? Тут и до греческого недалеко: а пусть детей записывают в ЗАГСах насильно Фемистокулюсами.

Вообще говоря, заставь русского Богу молиться — и он быстро поймет, что он святей папы римского. Из которых ни у одного не хватило ума переименовывать свой город в тот же Санкт-Петербург. При всем их уважении к Святому Петру и его заслугам. Которые уж по-любому несравнимы с ленинскими. А могли б Рим переименовать! Не стали почему-то. Ни даже Ватикан! Много чего могли б переименовать европейцы, будь они умные, ну хоть как мы. Париж, конечно, стал бы в какой-то момент Наполеонском, а после и Третьенаполеонском. Берлин – Бисмаркбургом или Гитлерградом. Лондон – это чистейшей воды Краснокромвельск. Хельсинкам Бог велел называться вот как раз Ленинградом, после того как вождь пролетариата отпустил их на волю. Позволил жить не как русским, с совком, колхозами, райкомами, расстрелами в подвалах, а как людям. Эксперимент в чистом виде, результат которого нам неинтересен.

Ну теперь – самое сердце режима. Новая площадь. Старая площадь. Их, кстати, пару раз переименовывали туда-сюда, перекрестное опыление. Сначала Новая была Старая, потом стала опять Новая и обратно, «тебе и мне приятно». Надо б опять отодрать таблички и перевесить. А какой смысл? Кто это спросил? Кто вдруг вспомнил про смысл, которого в этом деле не было, нет и не ожидается? Но уж давайте, раз взялись.

Пример самой уж красоты. Подбираемся к Думе, которую тоже, как воровку какую, переименовывают в Верховный совет, потом обратно. Проспект Маркса переименовали в Охотный! Ну, потому что, наверно, Маркс был неправ и учение его неверно, поскольку не всесильно: это был просто анекдот, ликбез для малограмотных. Пушкинскую улицу переименовали – наверно, потому, что Александр Сергеевич иногда высказывался против власти и чуть не пошел в несогласные с дружками-декабристами, — или потому, что африканец? Логика в этом какая-то есть — видите, если отнестись к деяниям руководства доброжелательно, позитивно, то даже в самых идиотских постановлениях можно найти что-то хорошее! И даже поздравлять начальников: «О, смотрите, этот ваш декрет всего лишь идиотский, в принципе приемлемый, а то ж бывают у вас решения просто дебильные».

Хорошо, Пушкинскую переименовали в Большую и Малую Дмитровские. Ну как бы они ведут в Дмитров. Туда ведет Дмитровское шоссе, а не Пушкинское. Однако за годы существования улицы Пушкинской появилась, например, станция метро «Дмитровская», которую логично было бы искать в районе Большой Дмитровской, нет? Да-да, если вам больше нечем заняться, идите умом Россию понимать. Идите искать логику… Ее можно искать, куда ни кинь взгляд. Маркс, значит, нехорош – а вот Ленин-то, Ленин у нас роскошный какой! Вот ему и Ленинский проспект (который всегда был Большой Калужской улицей), и метро с таким же названием, и проспект Ленинградский, который вообще-то не ведет в Ленинград давно уже. И даже «Библиотека Ленина» есть, хотя уже нету такой библиотеки. А есть же еще и переименованная улица Кадырова. Ну, конечно, нам плевать на закон, по которому нельзя переименовывать в честь новопреставленных, а надо выждать 10 хотя бы лет. Плевать, конечно! Само начальство не верит в то, что мы к его великим идеям отнесемся серьезно.

Потом еще «Первомайскую» и «Измайловскую», бывало, переименовывали одна в другую. А затем одну из них внезапно – у кота образовался досуг – переименовали в «Партизанскую», вместо того чтоб дождаться открытия новой станции (ассоциации с улицей Кадырова и успехами чеченской администрации в деле выманивания боевиков из лесу, думаю, тут неуместны). В связи с чем в определенных кругах всерьез обсуждалась возможность переименования измайловской группировки в партизанскую.

Скажу больше: саму Россию уж сколько раз перерегистрировали! Русь, Киевская Русь, Московская, Россия, СССР, РСФСР, РФ. Последнее переименование зачем? Зря выкинули обе С: одна бы означала «суверенная», а вторая – «сверхдержава». Да и вторая Р — республика – кому мешала? Может, дело в том, что на очереди монархия? Из РФ в РЦ — Русское царство, к примеру. Или РПЦ – Русское православное царство. Или обратно в СССР – «суверенная сырьевая сверхдержава Россия». Я уж ничему не удивлюсь. Но уж если переименовывать, тогда прошу приять во внимание мое старое, давно уже обнародованное предложение, чтоб «Россия» было мужского пола. Это чтоб вертикаль стояла крепче. Я с искренним сочувствием ей этого желаю.

Из бесспорных успехов этой большой работы нельзя не отметить эффект от переименования ПТУ (ни одного уж не осталось в стране) в разные Международные Университеты: сами понимаете, это две большие разницы! Кстати, у нас в Макеевке было МГУ — Макеевское горное училище, там готовили забойщиков для шахт — престижное заведение… И ребята там, узнав, что я закончил тоже МГУ, лезли целоваться (в хорошем смысле этого слова).

Но вот только не надо, не надо останавливаться на достигнутом — это путь в никуда! А то ведь, переименовав милицию в полицию, некоторые успокоятся, все бросят и отправятся почивать на лаврах. И кто тогда будет переименовывать области в штаты? Переулки в хайвеи? «Жигули» в «Мерседесы»? Электрички в скоростные экспрессы? Футбол в soccer? А футбол в американский футбол? Несвободу в свободу — и наоборот? Еще можно вот какое произвести переименование: чтоб назывался человек не депутат (неприятные же какие-то ассоциации), а «чудесный умница хороший наш (или нах)», сокращенно «чухна», к примеру. Или «чукча» — «чудесный умница креативный человеколюбивый администратор».

Или «полиция» пусть получит свою расшифровку, чтоб ее не связывали с фашистскими полицаями: «Право Охраняющие Ловкие Исполнительные Циничные Истребительные Ястребы».

P. S. Довожу до вашего сведения, что до сих не приведено в исполнение давно задуманное переименование города Владимир во «Владимир Владимирович». Вы спросите: а за что Владимир-то переименовывать? Чем он провинился? Да так, до кучи. Пускай уж… Чем он лучше других?