Не худшая роль в истории

Игорь Свинаренко о списке Шиндлера и списке Хаматовой

Я недавно заглянул в случайно попавший мне на монитор список десяти самых успешных женщин России. Там был якобы убийственный комментарий по поводу Собчак, что вот она всего лишь седьмая.

Ну, во-первых, седьмое место в России – это вполне себе круто. А во-вторых, все остальные дамы этого списка (за исключением теннисистки Марии Шараповой с ее четвертым местом) занимают солидные казенные или бизнесовые должности; сковырни их оттуда – так они и забудутся завтра.

Какие должности занимает Ксения? Да кто их знает. Какие-то, небось, занимает, но интересна она, конечно, не этим. И вот еще днями Ксения взяла интервью у Пугачевой.

Алла Борисовна, если вы помните, была персонажем старинного анекдота, там была строчка из воображаемой энциклопедии: «Брежнев Л. И. – мелкий политический деятель эпохи Пугачевой».

Непонятно пока, какой политический деятель запомнится тем, что попал в отблеск славы Ксении Собчак, рано еще про это, тем более что она не чисто актриса, у нее, по идее, большая долговечность, чем у эстрадной певицы, и сколько еще она переживет президентов (или как их там будут называть — премьерами или царями), какая разница. Хотя, конечно, не исключено, что богоизбранным нашим народом будет править непрестанно какой-нибудь один-единственный Кощей, но это уже к делу не относится.

И вот столько было комментариев по поводу беседы двух этих дам, такое этому придали значение, что даже могло — и смогло — показаться, что не братья нам, это уже проехали, но сестры им меч отдадут, да и отдали уже.

Борисовна приметила Анатольевну и передала ей типа меч. Меч! Передала! Дай Бог здоровья Примадонне, но в ее годы нету ей смысла замахиваться на конкуренцию с Ксенией. Поэтому она смогла выступить трезво.

Почему они встали (или оказались поставленными) на одну доску, не надо объяснять, и так все ясно. Обе работали на пэтэушный уровень: незатейливые песенки из той же оперы, что и пресловутый «Дом-2», где провинциальные гопники меряются манерами. Ну а как еще прославиться в нашей бедной малограмотной стране? Дальше Алла все ж таки исполнила в перестройку «Эй вы там, наверху», совсем типа, что ли, обалдели… На что-то более глобальное ей не удалось замахнуться, время не то было. Ксении тоже казалось, что деваться некуда, но после известных зимних протестов настроение у нее поднялось — см. многочисленные интервью. Ну, повезло родиться не слишком рано, а в самое время.

И такая важная деталь: сразу и не скажешь, про чью личную жизнь больше болтают, той или другой, и кому приписывают больше романов. Не будем, впрочем, удивляться.

Что касается актуальности, то Алла тоже хотела блеснуть на политической авансцене, вступившись в прошлом году за хорошего мальчика, но как-то не задалось. Все вроде было правильно – а вот не пошло, и все тут! Бывает… Акела промахнулась. И зачем же ей теперь меч… Пусть молодые им размахивают.

Далее мы плавно переходим к другому дамскому диалогу — Ксении с Чулпан. Я много читал про то, что он якобы не состоялся. Что был задан вопрос, причем плохой, а ответа не последовало вовсе. Ну, даже если б и так, то это даже лучше, чем обмен репликами! Ксения давно уже работает репортером и, небось, успела додуматься (кажется, этому в наших вузах как не учили, так и не учат) до того, что удачно заданный вопрос иногда самодостаточен, тем более (или особенно) если задан в присутствии того, кому адресован. Его реакция, пусть даже это будет молчание или что-то еще, что угодно, будет уже достаточным ответом.

А там же еще и ответ был дан, причем ясный и прямой! Имеющие уши услышали — услышали все, что было сказано. «Если бы ты не занималась благотворительной деятельностью, ты бы поддержала кандидата в президенты Владимира Путина? Или бы ты осталась в стороне от политической деятельности?» Далее свист. Очень быстро как-то он раздался. Ни секунды на размышление.

«Ну зачем вы это делаете? – с болью, как Достоевский (это лучшая его, кстати, роль), сказал Миронов, которого вообще-то, при всем к нему уважении, не спрашивали. — Поддержала бы! Потому что он поддержал!»

Ну, тут уже как бы все сказано: все объяснил нам талантливый актер, простодушный и бесхитростный, такое часто бывает у них в цеху. Баш на баш. Ничего личного. Ты мне, я тебе. Ну ничего страшного в этом нет! Или есть?

Вы меня хотите просто запутать, я понял! Еще раз объясняю, для особо одаренных: Путин помогает ей, а она, соответственно, ему. Две высокие договаривающиеся стороны, пусть даже соглашение между ними молчаливое.

Тут можно еще копнуть глубже, Путин помогает не личным детям Чулпан, а своим детям, за которых он лично отвечает, как их президент: он же на Конституции клялся защищать своих граждан! В той же Конституции черным по белому написано о праве на бесплатное лечение. Тут, кстати или некстати, я вспомнил, как Трумэн излагал свою позицию. После Хиросимы и Нагасаки его упрекали, что слишком много гражданских японцев пострадало от ядерной бомбардировки. И он тогда сказал что-то вроде: «Пострадали японцы, а я им не президент — я за них не отвечаю. Зато я этими ядерными атаками сберег десятки тысяч своих солдат. И впредь буду поступать так же. За жизнь одного американца я готов отдать хоть тыщу вражеских мирных жителей, вот и весь сказ».

Хотел бы я услышать что-то подобное от нашего гаранта! И даже увидеть, как он такое делает.

Однако же вернемся к нашумевшей дискуссии, которую каждый может освежить в памяти: в инете висит общедоступная запись. Миронов с мукой восклицает про то, что «зачем, зачем», Собчак говорит, что готова встать перед Хаматовой на колени… Далее Чулпан все-таки тоже берет слово, алаверды такое: «(неразборчиво, но, скорей всего, что-то цензурное)…ческий праздник кино. Огромное количество достойнейших людей…»

И всё. Sapienti sat. Кому непонятно, вот еще раз перечитайте эти слова. По-русски же сказано, — ну не сказано, а указано, дано понять, что – сами понимаете что. Как изящно и тонко это сформулировано! Притом что вопроса такого никто не ожидал, насколько я понимаю. И никто, никто не мешал Чулпан сказать с солдатской прямотой: «Ну конечно, я бы его поддержала! Политика здесь ни при чем. Он просто талантливый менеджер и т. д.» И прочее подобное масло в одно место. Другие же не стыдятся…

Чулпан настолько грамотно ответила (причем не обидно, хотя и разительно), что Ксения немного растерялась и даже как бы стала оправдываться, да почему бы и нет, подумаешь, жалко что ли: «Это же просто вопрос, Чулпан… Я вами искренне восхищаюсь». Гусман попытался сгладить ситуацию, говорил что-то миролюбиво. Но это было уже неинтересно. Все ведь и так сказано!

Когда историки – хотя, может, никакие не историки, а обыкновенные судьи — будут рыться, как говорил поэт, «в сегодняшнем нашем окаменевшем говне», то

они найдут в документах имена всех-всех русских детей, которые погибли от болезней, потому что нефтяная сверхдержава не купила для них лекарств и томографов. Она накупила на них бронированных «мерседесов» и вилл в Лондоне.

«Шакалы мы, шакалы, у детей последнее украли», — как говорил персонаж «Джентльменов удачи». Этот список мертвых детей будет опубликован, и все увидят, что такого избиения младенцев не устраивал даже кошмарный Ирод. «Как, неужели, да что вы, а мы и не знали!»– будут восклицать новые наивные граждане.

А будет и другой список (правда, к сожалению короче первого), который срифмуется со списком Шиндлера. Его автор – Чулпан Хаматова. Она, скорей всего, святая. Это все пыталась нам рассказать, то есть, точнее, дать понять, журналистка Ксения Собчак. Остальные по разным причинам прикидываются идиотами. И это, кстати, не худшая роль, которую можно сыграть в истории.