Долгое время Егора Гайдара

Если при жизни телевидение Егора Гайдара вообще не замечало, то после смерти обратило на него пристальное внимание. День рождения главного постсоветского реформатора был отмечен подробными новостными отчетами о памятных торжествах. В эфир вышли сразу три фильма о Егоре Тимуровиче: «Долгое время» Павла Шеремета, «13 месяцев надежды» Николая Сванидзе, специальный проект в рамках программы Дмитрия Быкова «Картина маслом». Наконец-то было сказано много важных слов о человеке, символизирующем новые времена России. Не обошлось и без сюрпризов. На экран больших федеральных каналов старшие товарищи разрешили младшим даже выпустить Бориса Немцова, чье имя в числе прочих известных оппозиционеров давно табуировано в государственных СМИ. Зрители увидели глубоко скорбящего Анатолия Чубайса, лишенного своей привычной победительности. Заговорила (теперь уже не только в блоге, но и в кадре) Татьяна Юмашева. И, наконец, Мария Гайдар произнесла целый «Монолог» об отце.

С этим документальным фильмом случилась, правда, отдельная история. В дебютном выпуске передачи Быкова, где обсуждался «Монолог» и его герой, были при монтаже настолько перепутаны все фрагменты, что в ином контексте это могло выглядеть как сознательная провокация. Впрочем, будем снисходительны: речь идет о новой версии 5-го питерского канала, который только начал свою работу неделю назад. Тем более что даже в таком формате, задом наперед, передача — глоток свежего воздуха в безвоздушном пространстве ТВ. Ток-шоу в студии получилось более содержательным и интересным, чем фильм о Егоре Тимуровиче. Дочка Маша голосом первой ученицы произносила правильные фразы, беспомощная камера пыталась слепить их. От всей этой предсказуемости и отстраненности было как-то не по себе, и, если бы не фрагменты последнего интервью Гайдара, речь можно было вести о провале. Ощущение небрежности увенчали титры. В них значится: автор сценария — Оксана Барковская; режиссер — она же; она же (внимание!) вместе с Марией Гайдар — автор монолога. Впредь следует знать: качество монолога зависит от количества его авторов…

Досадные мелочи не могут отменить главного: день рождения Е. Г. был отмечен в высшей степени достойно. Задело другое. Всякий раз, когда происходит публичное переосмысление роли личности в истории, встает неизбежный вопрос: роль переосмыслена, потому что личность мертва или потому что кто-то сверху дал отмашку? Управляемая демократия уже достигла своих пределов. Так и видишь аккуратного господина с ускользающим взглядом, который в тиши кабинета решает не хуже целого политбюро в прежние времена, кого как хоронить и кого как чествовать в связи с потребностью исторического момента. И эта зависимость от некоего «высшего разума», манипулирующего сознанием народонаселения, становится все более и более оскорбительной. В какой-то момент ловишь себя на том, что дозволенные восторги (даже те, с которыми ты согласна) тебе почти так же неприятны, как дозволенная хула. Вдумаемся только в пассаж, произнесенный в фильме Сванидзе мамой Гайдара: «Я очень благодарна президенту и премьеру, что они сказали добрые слова и тем самым дали знать людям — мертвого Гайдара пинать не надо».

Ариадну Бажову-Гайдар можно понять. Её горе настолько велико, что она хватается за любую соломинку. Но каково гражданам великой державы постоянно осознавать, что они живут в стране, где судьба всех и каждого зависит от того, что сегодня «дадут знать людям» их правители? Еще вчера власть, поднявшаяся на дрожжах неприятия лихих девяностых, устами своего ТВ назначила Е. Г. главным виновником российских бед, а уже сейчас его называют «великим». В день смерти «великого» только и смогли наскрести две передачи с его участием — «Школу злословия» и «Познера». Спасибо, что хоть так удалось зафиксировать «позднего» Гайдара. Обе эти программы были показаны в день его смерти. Поразил масштаб личности и верность себе. На вопрос Познера «Когда вы окажетесь перед Богом, что вы ему скажете?» Гайдар ответил: «Я делал то, что считал своим долгом». Поразила смелость оценок: «У нас нет демократии, у нас мягкий авторитаризм». Поразил контраст с нынешними правителями — он не старался никому понравиться, хотя хорошо знал рецепты: «В стране без демократии легче всего воспринимаются простые лозунги вроде «Родина или смерть», «Бей жидов». Очень легко сделать, чтобы тебя аудитория полюбила. Гораздо сложнее сделать так, чтобы люди что-то поняли».

Не исключено, что нынешнее почтенное отношение к Гайдару еще не раз будет смыто волнами ненависти. Теперь Егор Тимурович может и подождать — у него впереди долгое время (так называлась одна из его книг).
В финале «Школы злословия» Авдотья Смирнова, девушка порывистая и эмоциональная, с большим чувством говорит Гайдару: «Передайте властям, что они дураки, если они вас не слушаются». Егор Тимурович застенчиво улыбнулся, но твердо пообещал: «Хорошо, передам».

Не успел.