Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Препаратные игры

Второй раз подряд Россия оказывается главным позором Олимпийских игр. И виной всему — тот аппаратный механизм, который определяет логику действий всех российских чиновников. В том числе спортивных.

Итак, на Олимпиаде в Афинах мы стали первой страной, которую лишили золотой медали из-за допинга. Российская толкательница ядра Ирина Коржаненко, уже попадавшаяся на допинге в 1999 году, принимала запрещенный препарат станазолол и за повторное нарушение будет дисквалифицирована пожизненно.

На последней зимней Олимпиаде в американском Солт-Лейк-Сити два года назад российские спортивные чиновники устроили форменную политическую истерику — созывали пресс-конференции, клеймили «международные заговоры» против наших спортсменов. Кончилось дело тем, что две лучшие российские лыжницы — Лариса Лазутина и Ольга Данилова — были уличены в применении допинга и дисквалифицированы, лишившись всех завоеванных медалей.

После Солт-Лейк-Сити Россия сделала некоторые шаги в борьбе с допингом. Но это были чисто формальные шаги — не борьба с проблемой, а профанация борьбы.

Фактически Национальное антидопинговое агентство было создано под нажимом главного аппаратного врага г-на Тягачева — тогдашнего председателя Госкомспорта Вячеслава Фетисова. Сам Тягачев всячески противился этой идее. Видимо, опасаясь, что новые допинговые скандалы наверняка приведут к его отставке, которой спортивная общественность активно требовала еще после Солт-Лейк-Сити.

Накануне нынешней летней Олимпиады Леонид Тягачев публично заявил, что сборная России «чиста». Что допинг-пробы взяты у всех олимпийцев, и все дали исключительно отрицательные результаты. Тем не менее сначала, еще до соревнований, попалась на допинге штангистка Альбина Хомич, от которой ждали «золота», а затем уже выигравшая Олимпиаду толкательница ядра Ирина Коржаненко.

Получается, что перед Олимпиадой Леонид Тягачев лгал. Но ведь лгал он, опираясь на данные Национального антидопингового агентства. А оно, в свою очередь, оперировало результатами проб, полученных в специализированной лаборатории.

Значит, либо в России нет оборудования, способного определить допинг (хотя Коржаненко попалась на препарате, за который канадского бегуна Бена Джонсона дисквалифицировали аж 16 лет назад), либо медики совершили сознательный подлог, подсунув пробы не тех атлетов.

Но главная проблема не в подлоге и не в беспомощности медицины, а в том, что с аппаратной точки зрения этот подлог или беспомощность оказались выгодны аппаратным структурам, отвечающим за выступление России на Олимпиаде.

Антидопинговому агентству важнее было не выявить спортсменов-нарушителей, а продемонстрировать еще накануне Олимпиады, как эффективно и быстро только что созданная аппаратная структура победила допинг. А чиновникам Олимпийского комитета России, в свою очередь, оказалось необходимо в целях самопиара раструбить на весь мир, что у нас абсолютно «чистая» команда. Мол, урок Солт-Лейк-Сити учтен, меры приняты. Все под контролем.

Для сравнения: аналогичные американские структуры не побоялись прямо накануне Игр отстранить от участия в Олимпиаде почти всех своих лучших легкоатлетов-спринтеров, включая быстрейшую сегодня бегунью планеты Тори Эдвардс. В США сочли гораздо меньшим скандалом лишиться олимпийской победы в престижнейшей дисциплине — женском беге на 100 метров, чем получить дисквалификацию олимпийской чемпионки.

К сожалению, в сегодняшней России вся административная система выстроена таким образом, что такие понятия, как «позор сборной», «позор нации» и «позор государства», им не знакомы.

~ Не важно, что будет говорить о нас весь мир. Важно, что скажет «начальство». А у него, у начальства, у самого рыльце в пушку: ЮКОС, удвоение ВВП, Чечня, свобода прессы... Оно само уже привыкло объяснять свои неудачи «происками агентуры» и «непатриотизмом» журналистов.

Олимпийский комитет России — теперь это уже очевидно — написал завышенный план по олимпийским медалям в Афинах.

Но этот обман — ничто по сравнению с допинговым. Аппаратные игры, обернувшиеся играми препаратными, опозорили Россию на весь мир. И если личному инструктору президента Путина по горным лыжам Леониду Тягачеву даже после этого позора удастся остаться главой олимпийского комитета, то это будет лишь свидетельствовать об окончательном торжестве аппаратной логики над логикой государственных интересов.