Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Серебряный век в умелых руках

Как обращенье к простонародью может послужить благому делу узурпации русской культуры.

Увидела свет книга, сочиненная критиком Владимиром Бондаренко, сотрудником Александра Проханова и главным редактором филиала «Завтра» под названием «День литературы». Книга эта, скорее, антология. Содержит интервью, отрывки прозы, рецензии. Но и авторские ко всему этому материалу комментарии. Она посвящена писателям-деревенщикам, как их долгие годы называли, и носит гордое имя «Серебряный век простонародья».

Серебряный век — это период русской культуры первых полутора десятилетий прошлого века, наследовавший золотому веку культуры дворянской. То есть век культуры интеллигентской, тоже по преимуществу дворянской, хотя в те годы, после мощного всплеска культуры разночинной второй половины XIX века, сословные акценты было не принято расставлять. Да и один из витий серебряного века, Валерий Брюсов, был из купцов. Хотя, конечно, ни Блок, ни Гумилев от своего дворянского происхождения не отрекались. Просто уже тогда сословные деления в культуре были неактуальны.

Но, судя по названию и содержанию книги Бондаренко, литературные сословные разделения стали актуальны вновь. Ибо само понятие простонародье подразумевает наличие некоего непростого народа, высшего класса, то есть некую социальную иерархию. Интересно, какой видит эту иерархическую организацию нынешнего русского литературного сообщества автор. Судить об этом можно лишь по набору имен: Шукшин, Быков, Астафьев, Распутин. Ну и т. д. Но, скажем, тот же Валентин Распутин, хоть и имеет, как и 90% населения нынешних городов, деревенские корни, но давно уж городской житель. Это же можно сказать почти обо всех героях книги, и нынче они, признанные писатели, многие — лауреаты, никак не относятся к простому народу, но — к интеллигенции. К той самой разночинной интеллигенции. А если и живут в деревне, то имеют, конечно же, городские квартиры, и деревенские дома для них — род дачи и дань ностальгии.

Кого можно отнести к непростому народу — Бондаренко указывает, так сказать, по умолчанию. Скажем, за бортом его рассмотрения оказываются Трифонов, Битов, Георгий Семенов — писатели действительно сугубо городские. Причем я называю имена заведомо не еврейские, чтобы никто не уличил меня в том, что я подозреваю Бондаренко, исправного автора «Завтра», в построении его книги по этническому признаку. Нисколько, упаси Бог. Автор действительно тщательно отфильтровывает своих героев именно по признаку социального происхождения. И, соответственно, по кругу основных тем их сочинений. Единственно, что вызывает известное недоумение, так это определение серебряный век.

Возможно, так названа книга лишь для красного словца. Но Бондаренко — слишком искушенный литературный труженик, чтобы просто так бросаться словами. А если так, то возникает ряд вопросов.

Во-первых, что тогда называть по логике предшествовавшим серебряному золотым веком советской литературы. По-видимому, эпоху предшественников — Фадеева, Павленко, Вишневского, Смирнова, Нагишкина или, наконец, Кочетова. То есть литературу сталинского периода. Потому что другой предшествующей русской литературы простонародья не существовало. Конечно, можно возразить, что золотой век представлен досталинскими Клюевым и Есениным, но Бондаренко, кроме Рубцова, других поэтов, кажется, не называет. Но это не главное.

Главное — с чего именно этот корпус текстов Бондаренко рассматривает как серебряный век. Почему переносит устойчивый литературный термин, ассоциирующийся с Белым или Кузминым, с Гиппиус и Мережковским, с Вячеславом Ивановым и Бальмонтом, — на Шукшина, скажем. Нет ли здесь заведомого лукавства? Известной доли намеренного шарлатанства? А еще точнее — довольно беззастенчивой демагогии?

Есть, конечно. Смысл и цель этого передергивания — в узурпации современной русской культуры, не больше и не меньше. По Бондаренко, если читать его весьма прозрачные намеки, пусть и грубо начертанные между строк, собственно носителями культуры являются люди простого, деревенского происхождения. А никак не городского и потомственно культурного. Поскольку, так надо понимать, носителями истины являются именно простые, чистые и неискушенные люди. А городские и культурные, пусть в национальном плане и безупречные, — те уж заведомо искушены и совращены. Кем? Догадайтесь сами. Это смахивает на геноцид. Не по этническому в данном случае, но по социальному признаку. В типично большевистском духе.

Увы, генетическую культуру и детскую ни церковно-приходская школа, ни Литинститут не заменят. Как бы это ни желалось Бондаренко. А то социальное раздражение — это мягко говоря, — которое разлито в его книге, весьма понятно.

Но попытки изменить это несправедливое положение дел — пусть даже простым переименованием — приводят, как мы знаем из близкой истории, к печальным результатам.

И для самих простонародных бунтарей в том числе.

Автор — обозреватель «Независимой газеты», специально для «Газета.Ru-Комментарии».