Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Расклады

Reuters

Спорт нечеловеческих достижений

Китай осуществил мечту СССР – догнал и перегнал Америку в общем олимпийском зачете

Юрий Богомолов

Сегодня большой спорт – модель глобального мира, ядром которого в обозримом будущем может стать не США, а КНР.

Понятно, что можно утешиться третьим местом в общем неофициальном зачете. Но нельзя не признать, что мы проиграли с разгромным счетом обеим спортивным сверхдержавам: Америке и особенно Китаю.

Поражение оказалось тем более болезненным, что именно в этом году хоккейно-футбольно-баскетбольная Россия вроде бы поднялась с колен и даже прыгнула выше себя: баскетболисты после долгого перерыва выиграли первенство Европы, хоккеисты – чемпионат мира, «Зенит» взял кубок УЕФА, футболисты сборной хорошо выступили на Евро-08. Эйфория, вызванная победами, оказалась столь вдохновляющей, что

спорту было доверено стать общенациональной идеей, понятной и приятной миллионам. Спортивные функционеры обещали златые горы золотых медалей на Играх в Пекине. Теперь мы видим, что вышел афронт.

Но афронт случился и у наших исторических соперников — американцев. Правда, не столь катастрофический, как у нас, но все-таки…

…Все-таки, если раньше борьба между СССР и США была достаточно равной, а спортивный мир выглядел таким же двуполярным, как и мир геополитический, то в новом веке он грозит стать однополярным. И полюс его, судя по всему, будет находиться не в Соединенных Штатах Америки.

Китай так рванул (полста золотых медалей в Пекине против тридцати – в Афинах)… А на следующий день после начала Игр в Греции был обнародован прогноз: китайские спортсмены завоюют в родных стенах 45 золотых медалей, «лишат Россию превосходства в лёгкой атлетике и нанесут жестокое поражение США».

План по высшим наградам, как мы теперь знаем, перевыполнен. Теперь вопрос в том, с какой скоростью Китай в гонке высоких достижений на аренах мира будет наращивать свое сегодняшнее преимущество? Ресурс для этого есть, если принять во внимание миллиардное население страны и то, что легкая атлетика, плавание, силовые единоборства и игровые виды еще не доохвачены Китаем. Эти поля еще не паханы, не засеяны, видимо, по той простой причине, что руки не дошли.

Интерес к тому, как пойдет дело дальше, огромный и отнюдь не праздный.

Кто бы что бы ни говорил, большой спорт – это метафора того, что мы называем «жизнью» во всех ее проявлениях. Он «работает», как гигантский миксер, мешая расы, этносы, народы и оставляя в осадке не тронутыми претензии государств на свою исключительность. Нации, расы, этносы растворяются, а государственные режимы, несмотря на их искусственность, условность и смертность, – остаются нетронутыми.

Как там будут складываться дела в экономике и в политике, трудно сказать, но похоже, что сегодня большой спорт – модель глобального мира, ядром которого в обозримом будущем может стать не США, а КНР.

Китай, можно сказать, уже осуществил мечту СССР – догнал и перегнал Америку в общем олимпийском зачете. Когда-то в этом неофициальном соревновании был идеологический подтекст. Сейчас тоже есть подтекст, но какой-то иной. Не сразу скажешь, какой.

Возможно, просто гуманитарный…

На первый взгляд, кажется, что секрет олимпийского триумфа КНР может быть объяснен тотальным огосударствлением его спортивной индустрии. Начиная с селекции.

В гимнастике, в прыжках в воду многое решают габариты спортсмена. Отбор происходит по науке, которая разрабатывает модель идеального прыгуна в воду, скажем, «вышечника» или «трамплиниста». Учитываются рост, вес, пропорции тела… Под эти параметры подгоняются будущие чемпионы. То же самое и в области гимнастики, тяжелой атлетики… Это те области, которые более других поддаются рационализации, и в которых Китай сейчас и, наверное, всегда, будет впереди планеты всей.

Но ведь в свое время уровень национализации спортивной отрасли народного хозяйства в Советском Союзе был не ниже, а эффект относительно невысоким. Более эффективной в производстве чемпионов и рекордсменов на душу населения оказались ГДР и Куба. Но брали эти страны высоты за счет продуманной до мелочей организации и строжайшей дисциплины.

Организация, дисциплина плюс казарменная муштра и неисчерпаемый человеческий материал – вот главные составляющие мощного рывка КНР на последней Олимпиаде.

При этом – разветвленная система спортивных школ, создание научно-исследовательских институтов, разрабатывающих методики подготовки спортсменов, слизанный опыт в других странах.

Некоторые результаты китайских олимпийцев, бивших личные и мировые рекорды сразу на секунды и десятки килограммов, наводили специалистов на мысли о больших успехах китайской фармакологии, которая пока не поймана.

Конечно, давно канули в Лету времена, когда в состязаниях на высшем уровне участники полагались на свою генетику, личную волю и талант от Бога.

В этом мире давно уже никто не ждет милости от природы спортсмена; ее вырывают с помощью жесточайшей дрессуры и убойных допингов. Вырывают, как мы знаем, как все знают, включая тех, у кого ее вырывают, со здоровьем.

Политизация и коммерциализация Игр этому процессу способствовали по мере того, как мир глобализировался. Процесс почти в равной степени затронул как демократические, так и тоталитарные страны. Большие деньги и национально-государственные амбиции – две путеводные звезды всех последних олимпиад. А показательная борьба с допингом ставит перед современной фармакологией все новые и новые задачи в деле создания препаратов-невидимок, которые она успешно решает. Уже всерьез обсуждается перспектива генного допинга. И если он внедрится в жизнь, то мы будем иметь дело не только с практикой подделки паспортных данных участника Игр (как в этом подозреваются китайские гимнастки), но и с подделкой самого человека.

За фальшивыми паспортами грядут подложные организмы?

Можно обсуждать, насколько реальна такая перспектива. Но сегодня-то мы являемся живыми свидетелями того, что

на смену Феноменологии спорта больших достижений пришла его Технология, для которой человек – всего лишь материал, с одной стороны, и этикетка – с другой.

На этих Играх феноменальных спортсменов еще можно было выделить среди технологичных: Майкл Фелпс, Усэйн Болт, Елена Исинбаева.

Все идет, как в шахматах: нынешние гроссмейстеры уже сегодня воспринимаются, как вывески для компьютерных программ и шахматных библиотек.

И уже не суть важно, какая страна на последующих Играх соберет более увесистый мешок золотых медалей. Та ли, что будет инвестировать в спорт частные деньги. Или та, что выделит их из госбюджета. Будет ли производство спортсменов носить штучный характер или конвейерный.

Вопрос-то, как ни крути, не столько геоспортивный, сколько геоцивилизационный.

Другая цивилизация ломится к нам в широко распахнутые ворота. Впрочем, не исключено, что это мы заступили на ее территорию.