Расклады

Reuters

Один кризис на всех

Даже если согласиться, что проблемы у входящих в G20 стран одинаковы, степень их серьезности различна

Джорджио Арфарес

Страны G20 могут договориться о реальных совместных действиях лишь в том случае, если все признают, что за большими расходами сегодня должно последовать их реальное сокращение завтра.

«Если кризис глобальный, то и решение его должно быть глобальным» — уже заранее можно сказать, что заключительное заявление саммита G20 в той или иной форме будет варьировать эту продиктованную здравым смыслом идею. К ней, разумеется, добавится заявление о том, что «протекционизм не может быть решением проблемы», как и «соревнование в девальвации». Будет сказано, что Международный валютный фонд должен располагать более обширными инструментами и полномочиями, а

в заключение всех призовут во имя выхода из кризиса способствовать налоговым (читай: увеличение бюджетного дефицита) и монетарным (читай: низкие процентные ставки и приобретение центральными банками государственных и частных ценных бумаг) стимулам.

Призовут-то всех, но в какой степени? Страны с менее развитой сетью соцобеспечения (например, США) вынуждены будут залезть в дефицит глубже, чем страны в развитым вэлфером, вроде Германии. Страны, пенсионная система которых вращается вокруг акций и облигаций, как в США, стремятся к скорейшему росту рынков в отличие от экономик, где рынки играют менее важную роль в соцобеспечении, поскольку пенсии выплачиваются из кармана трудоспособного населения, — как опять же в Германии. Иными словами, даже если согласиться с тем, что проблемы у всех одни и те же, остается различие в степени их серьезности. Кроме того, существует проблема регламентации финансовых рынков и «налоговых райских уголков». Некоторые страны (та же Германия) требуют жесткого регулирования первых и исчезновения вторых, для других же исчезновение в никуда части налогооблагаемой базы особой роли не играет. Большой разницы в общих намерениях не наблюдается, а вот приоритетность их весьма различна.

Сосредоточение лишь на количественных, а не качественных различиях может оказаться неплохим способом прихода к соглашению по ключевым на самом деле вопросам, о которых говорится лишь вскользь. Согласно проекту заявления G20, полученному Financial Times, в Лондоне будет принято решение о «воплощении в жизнь стратегий по выходу из кризиса, исходя из необходимых экспансионистских мер, при одновременном сотрудничестве по предотвращению неумышленных последствий для остальных». Что бы это значило?

США (и Великобритания) будут испытывать трудности не только с финансированием собственного бюджетного дефицита (по прогнозам, порядка 10% ВВП), но и дефицита торгового баланса в размере около 5% ВВП. Суммы немалые. Что касается дефицита бюджета, то, если частный сектор не пожелает приобретать весь предлагаемый госдолг, его придется покупать ЦБ. Что касается торгового баланса, то малопонятно, как можно привлекать зарубежных инвесторов и не увеличивать при этом процентную ставку. Не стоит забывать, что с некоторых пор Китай и Россия перестали покупать долгосрочные казначейские обязательства США и облигации полугосударственных компаний, финансирующих ипотеку (Fannie Mae и Freddie Mac), переключившись на казначейские бумаги с коротким сроком истечения. На них китайцы и русские зарабатывают мало или даже совсем ничего, но, по крайней мере, не рискуют потерять.

То, о чем говорится лишь «вскользь», — стратегия США и Великобритании по выкарабкиванию из ямы госдолга, в которую они провалятся в ближайшие годы. Долг этот будет принадлежать их собственным гражданам, их собственным ЦБ и иностранным покупателям. Как выйти из спирали постоянного накопления долга?

Если отказаться от инфляции, то надо иметь профицит госбюджета годы и годы, как у Италии, например. Профицит сокращает внутренний спрос и, следовательно, импорт, формируя положительное сальдо внешнеторгового баланса, благодаря которому постепенно выплачивается внешний долг. Это просто на словах, но весьма затруднительно для выполнения. Для такой стратегии необходимо принять в качестве гарантированной предпосылки то, что политическая система на протяжении многих лет будет в состоянии обеспечивать скромный экономический рост для выплаты долга. Иначе через несколько лет сформируется новая долговая яма. В противном случае доходность по облигациям начала бы расти уже сегодня не только в США и Великобритании, но и в других странах.

Саммит G20, на котором все пришли бы к согласию по основным вопросам, может стать реальностью только при одном условии: если все признают, что за большими расходами сегодня последует большое затягивание поясов завтра.

Автор — экономист, директор проекта «Экономика» Центра исследований и документации Луиджи Эйнауди (Centro di Ricerca e Documentazione Luigi Einaudi)