От редакции

ИТАР-ТАСС

Популизм страха

Опыт автомобильных побед говорит о том, что сопротивление властному беспределу не бессмысленно

«Газета.Ru»

Если бы отстаивать свои права были готовы не отдельные группы граждан от случая к случаю, а широкие народные массы и постоянно, власть вела бы себя иначе. Опыт автомобильных побед говорит о том, что сопротивление властному беспределу не бессмысленно.

История с транспортным налогом, который единороссовское думское большинство сначала дружно повысило, а теперь, очевидно, не менее дружно снова понизит, весьма поучительна.

И основная мораль этой «налоговой басни» вовсе не в беспринципности и зависимости «Единой России», которая «выполняет роль штампа» правительственных решений и демонстрирует «абсолютно несамостоятельную позицию», как иронизируют теперь не голосовавшие за законопроект депутаты из трех остальных, как бы оппозиционных думских фракций. Дума уже второй созыв, с выборов декабря 2003 года, по итогам которых «Единая Россия» получила конституционное большинство голосов, играет роль ОТК правительственных и президентских решений, и

ни политических дискуссий, ни экспертных обсуждений, ни самостоятельной позиции от обитателей Охотного Ряда никто давно не ждет.

Важно другое: «российские граждане, автолюбители, профессиональные водители, общественные организации высказались против повышения ставки транспортного налога». И, по уверению главы президентской администрации Сергея Нарышкина, именно под влиянием этого недовольства было признано «нецелесообразным повышать ставку транспортного налога и рекомендовано законодателям пересмотреть решение».

То есть «российские граждане», мнением которых, как правило, интересуются исключительно социологические службы, ничего особенного для выражения своего недовольства еще и не сделали. Вряд ли можно считать предвестником революционных бурь попытку профсоюза водителей-профессионалов перекрыть МКАД, неудавшийся автопробег Федерации автовладельцев России по Садовому кольцу и акцию «Гудок гнева». Но и этих

показательных мероприятий было достаточно, чтобы власти пошли на попятную. Более того, устроили настоящие соревнования в популизме.

Из Совета федерации еще до президентского совещания сообщили, что будут ветировать повышенный транспортный налог. Региональные начальники наперегонки стали сообщать, что, несмотря на думское разрешение, повышать налоговые ставки не собираются. Президент, отреагировав на глас народа, велел устроить спецсовещание по налогу (злые языки уверяют, что, по первоначальному замыслу, роль главного популиста отводилась именно Медведеву: он должен был отклонить проштампованный парламентом закон). И даже единороссы после пинка из Кремля осознали свою неправоту.

Примеров признания властями собственной неправоты за последние годы немного.

И за исключением монетизации льгот, корректировки закона о которой добились протестующие пенсионеры, почти все остальные случаи победы граждан над властями так или иначе связаны с автомобилистами. Сохранение правого руля; многократно откладывавшееся повышение пошлин на подержанные иномарки; оправдание Олега Щербинского, которого пытались признать виновным в аварии, повлекшей гибель алтайского губернатора Михаила Евдокимова. И объяснение этому самое простое: автомобилисты единственные, кто готов на деле и организованно отстаивать свои интересы. Пока эта готовность не идет дальше ситуативных акций протеста. Пока и этот самый передовой отряд современного российского общества не готов напрямую связать свои экономические интересы с интересами политическими. Более того, возможно, этого никогда и не случится: автомобилисты – группа людей слишком разных профессий, убеждений, достатка и т. п. Но не исключено, что и те, кто сегодня протестует против повышения транспортного налога, одобренного единороссами, завтра поставят галочку в избирательном бюллетене именно за «Единую Россию». Или вообще не пойдут на выборы, даже не пытаясь сделать хоть что-то, чтобы разбавить явно вредную власть одной партии. Между тем

опыт автомобильных, пусть и локальных и временных, побед говорит о том, что сопротивление политической монополии, властям, зачастую игнорирующим мнение граждан, вовсе не бессмысленно.

И если бы на акции протеста против сфальсифицированных октябрьских выборов вышла не кучка политических активистов, а достаточное число граждан, возможно, в обозримом будущем мы имели бы власть, принимающую решения в интересах избирателей. Причем до того, как они начнут угрожать перекрытием федеральных трасс, бессрочными акциями протеста и т. п. Если бы недовольство ЕГЭ не ограничивалось перебранками в блогах и жалобами в телевизионных передачах, президент страны, возможно, не твердил бы об эффективности этого способа проверки школьных знаний. Примеры из серии «если бы граждане возвысили свой голос» можно продолжать.

Коррупция, подтасовки на выборах, чиновное хамство, кумовство и местничество, милицейский беспредел, безответственный популизм, когда одну категорию граждан облагодетельствуют за счет другой, отсутствие социальных лифтов, экономика прожирания природных ресурсов, политический монополизм – все это результат гражданского равнодушия и бездействия.

Молчание, как известно, знак согласия. И

своим молчанием граждане дают согласие на все – от политического курса до экономической политики.

И максимум, чего можно добиться спорадическими акциями протеста, – это популистских решений вроде отмены повышенного транспортного налога, принятых из страха. Страха того, что у российских граждан вдруг может прорезаться голос.