Дискуссии

ИТАР-ТАСС

Как изъять миллион

Интересно, будут ли новые виды страхования приносить пользу кому-нибудь, кроме страховых компаний?

Олег Леонов

У Остапа Бендера были четыреста сравнительно честных способов отъема денег. Четыреста первый — принять закон о том, что твой способ – честный.

Одним из первых удачных проектов этой новой технологии в современной России было введение ОСАГО: страховые компании нашли правильный подход в правильные места — и вожделенный закон был принят.

Граждане встретили новшество довольно равнодушно и уже несколько лет подряд добровольно расстаются со своими деньгами, не особо задумываясь, что получают взамен.

Страховщики же на первых порах были счастливы, но загрустили, когда доходы стали сокращаться. Прибавить оптимизма могло бы кардинальное увеличение тарифов, но говорят, автовладельцы нынче стали весьма нервозно относиться к новым поборам. Поэтому решили действовать с обратной стороны, уменьшив размер возмещения для потерпевших. И вот недавно депутаты приняли, а президент подписал закон, по которому возмещение вреда имуществу будет производиться с учетом износа поврежденных деталей автомобиля.

В худшем случае (а он как раз наиболее вероятный) вам компенсируют лишь 20% от стоимости новых деталей и материалов. Нужно ли объяснять, что за эти деньги ничего отремонтировать невозможно. Если старое крыло вы еще можете найти, то где взять «изношенную» краску и потрепанного слесаря?

Возьмем условный пример: мощная (более 150 л/с), но далеко не новая машина с московской «пропиской» и опытным водителем. В первый год такой владелец заплатит за страховку немногим более шести тысяч рублей. Если по его вине произойдет ДТП, то в дальнейшем цена страховки возрастает, и только за два следующих года виновник аварии заплатит около семи тысяч плюсом к обычной страховке. С учетом аварийности общая цена полиса за три года ставит 25 тысяч рублей.

В свою очередь, пострадавший сможет рассчитывать на возмещение только одной пятой ущерба. Получается, что если в нашем условном примере реальная сумма ущерба (без учета износа) составит 35 тысяч рублей, то как виновнику, так и пострадавшему (пусть у нас оба будут на одинаковых машинах) выгоднее и удобнее договориться на месте всего за семь тысяч. И не нужны ни страховщики, ни ГАИ. Виновник сэкономит на будущей страховке, а пострадавший избежит трудоемкой и нервной волокиты со страховой компанией, получив на месте и сразу те же семь тысяч.

За полис все страхователи платят независимо от износа машин, а получают возмещение с учетом, поэтому в нашем примере страховщик за три года гарантированно будет иметь с обоих водителей 36 тысяч. «Чистыми»! И никаких обязательств. Ну и кого после этого прикажете называть «великим комбинатором»?

Самый выгодный для страховщиков вариант – это когда виновник аварии владеет новой мощной машиной, а пострадавшая сторона будет на старой дешевой модели. Тогда доход выше, а возмещать нужно сущие копейки. Это, выходит, такой подарок бюджетникам и пенсионерам.

Идея обязать законом нести свои деньги в назначенные коммерческие компании прошла успешное внедрение. Судя по нарастающим день ото дня разговорам, скоро речь пойдет об обязательном страховании жилых помещений, страховках различных видов деятельности, противопожарном страховании и бог весть, о чем еще.

Правда, говорят, все это в наших же интересах. После пожара в «Хромой лошади» обоснование звучит приблизительно так: раз государство не в состоянии контролировать пожароопасные места, нужно заплатить страховым компаниям, которые возьмут эту функцию на себя. Тут у меня сразу вопрос: планируется ли сразу же сокращать численность пожарных инспекторов и уменьшать налоги на сумму страховки? Или мы теперь вместо одного контролера в форме должны будем содержать еще и страховщика?

Интересно также, будут ли новые виды страхования приносить пользу кому-нибудь, кроме страховых компаний? Глядя на систему медицинского страхования, в это верится с трудом.

Наряду с расширением обязательных видов страхования схемы отъема денег у населения приобретают все более причудливые формы. Некоторое время назад возникла идея маркировать отдельные товары специальными марками или знаками. Помните знаменитую ЕГАИС? Это когда весь алкоголь заклеили особыми марками, а информацию о перемещениях каждой бутылки ввели в специальную базу данных. Однако страсть к углубленному изучению путей миграции зеленого змия привела лишь к временному параличу алкогольного рынка. Разумеется, за такую любознательность пришлось заплатить солидную сумму из карманов налогоплательщиков.

После блистательного провала ЕГАИС одна за другой стали возникать идеи обязательной маркировки самых разнообразных предметов: от таблеток до самолетов. Заявляемые при этом цели были одна другой благороднее, но фактическая суть этой филателии всегда оставалась одна – за каждую марочку извольте заплатить ее изготовителю. Хоть понемногу, но, как говорится, с миру по нитке … Для покупателей же тут нет ничего, кроме дополнительных расходов.

Так совпало, что авторы всех законопроектов, где вводится обязательная страховка и обязательная маркировка, являются товарищами по одной партии.

Слышал, что медведи и в природе метят свою территорию с особым разнообразием. Но это к слову.

Одна из свежих законодательных инициатив предполагает маркировку импортных автомобилей специальными символами. Вероятнее всего, будет использоваться технология маркировки микроточками «DataDot», которую в нашей стране продвигает всего одна единственная организация (по некоторым сведениям – ФГУП ВО «Техмашимпорт»). Согласитесь, что это многое проясняет.

Интересна «цена вопроса». Поскольку в нынешней Думе никто не утруждает себя подготовкой финансово-экономических обоснований, сделаем сами предельно примитивный расчет. Итак, в 2008 году в Россию ввезли около 2 млн легковых автомобилей. Сегодня добровольная маркировка одного автомобиля по этой технологии обойдется от $250 и выше. Полмиллиарда долларов в год на одних только точечках! Впечатляет?

Разработчики утверждают, что без маркировки никак нельзя, поскольку сегодня мимо российской таможни, якобы, провозят импортные автомобили, за которые не платятся таможенные платежи. Если это так и масштабы нелегального автоимпорта столь велики, то нужно немедленно гнать такую таможню в шею: никакие микроточки здесь не помогут. Если уж таможенник не разглядел целый автомобиль, то такая близорукость должна лечиться более радикальными средствами.

Любопытно, что примерно год назад была предыдущая версия этого же законопроекта, которая предполагала маркировку всех автомобилей на наших дорогах, а не только импортных. Тогда обоснование было совсем иное: главной задачей называлась борьба с угоном машин.

Действительно, в статистике угонов 60–70% занимают машины российского производства. Однако теперь легенда кардинально поменялась: маркируем только импорт, пусть себе отечественные модели угоняют. То есть автору все равно зачем, лишь бы была обязательная маркировка.

Но и сама легенда выглядит как-то неправдоподобно. Проект предполагает внесение изменений в закон «О безопасности дорожного движения», хотя никакого отношения к безопасности на дорогах проект не имеет. Также как и микроточки никак не мешают угону и не увеличивают таможенные сборы. Разве что теперь при прохождении техосмотра и постановке на учет в ГАИ нужно будет сверять не пару номеров на двигателе и кузове, а два-три десятка (предполагается, что маркировать будут все основные узлы и агрегаты). Представляю, какой длины будут теперь очереди на смотровой площадке!

Лично я бы предложил совершенно иную технологию.

Для начала можно было бы промаркировать все принятые законодательные инициативы. Как титры к кинофильму. Каждой поправке – автора! Чтобы граждане видели реальные дела своих представителей.

И указать адрес, куда присылать отзывы, а еще телефон, чтобы каждый желающий мог в любое время позвонить, поделиться впечатлениями от своей правоприменительной практики. Вон в Америке Джексону с Вэником уже лет сорок икается, как их в нашей стране вспоминают.

Поддержим отечественного законопроизводителя!