От редакции

ИТАР-ТАСС

Газон нетерпимости

Политические игры по следам расистских футбольных скандалов непродуктивны

«Газета.Ru»

Россия не одинока в своих проблемах с расизмом и ксенофобией в футболе: случаи, подобные выходке против Роберто Карлоса, нередки и на Западе. Вопрос в том, стоит ли бороться с ними законами и штрафами.

Скандал, разворачивающийся вокруг оскорбления знаменитого темнокожего защитника Роберто Карлоса, доигрывающего свою карьеру за «Анжи», болельщиком на матче с «Крыльями Советов», выводит тему футбольного расизма на политический уровень. Депутат Госдумы Валерий Драганов предлагает изменить закон о борьбе с экстремизмом, эксперты рассуждают об ужесточении законопроекта «о болельщиках» — в общем, банан, кинутый в Карлоса в Самаре, явно действует сильнее, чем такой же, показанный футболисту в марте в Петербурге. Возможно, и в силу того, что рассчитаться с «Крыльями Советов» легче, чем с влиятельным «Зенитом».

В действительности очевидные проявления расистских (да и нацистских тоже) настроений в среде российских футбольных фанатов не секрет ни для кого уже многие годы. Официальные представители РФС все это время старались — и небезуспешно — приуменьшить эту проблему, несмотря даже на многочисленные прямые свидетельства иностранных игроков.

Размах, который приобретает нынешний скандал, ни в коем случае не связан с тем, что у чиновников вдруг открылись глаза, — скорее, с резонансом, который неизбежно вызывает в футбольном мире фигура масштаба Карлоса, и с уязвимостью потенциальных ответчиков.

Надо сказать, что Россия далеко не одинока в том, что касается расизма и ксенофобии на футбольных стадионах. Несмотря на жесткие наказания, предусмотренные за «нетолерантность» (причем футбол тут только частный случай), и на большие ресурсы по мониторингу фанатских движений, которыми располагают правоохранительные органы в западных странах, казусы, подобные самарскому, там случаются, и нередко.

Более того, несмотря на торжествующую политкорректность, даже знаменитости там периодически срываются и допускают поступки, которые стоят им потом изгнания с Каннского фестиваля (как у фон Триера) или увольнения и многотысячных штрафов (как в случае с Гальяно). Порок вражды и ненависти слишком глубоко сидит в сознании современного человека.

Мероприятия, канализирующие массовую агрессию вроде футбола, неизбежно проявляют общественные фобии. И расизм, к сожалению, являющийся общечеловеческой «антиценностью», непременно там присутствует. Вопрос в том, стоит ли пытаться бороться с ним как с симптомом, подавляя нехорошие эмоции на стадионах с помощью законов и штрафов? Либо все же расходовать и без того невеликие ресурсы на то, чтобы купировать явление в целом?

Безусловно, конкретные товарищи, замеченные в расистских выходках, должны страдать. Но превращать эту историю в политическую, да еще пользоваться ею для того, чтобы расширять область применения и без того сомнительного антиэкстремистского законодательства, мало того что не продуктивно — это цинично.

Что с того, что запрет на расистские выходки во время футбольных матчей будет ужесточен? Известные и распространенные к тому же настроения от этого нисколько не улучшатся. Разве что хулиганы еще более ожесточатся.

А сопровождающие эту логику предложения по борьбе с экстремизмом и вовсе не лезут ни в какие ворота. Мало того что они не способны уменьшить растущую межэтническую вражду, они еще и неизбежным образом станут инструментом для сведения политических счетов и подавления неугодных. Кроме того, нет лучшего средства для роста ксенофобии в России, чем работа коррумпированных сотрудников репрессивных органов. Не стоит играть в футбол такими серьезными вещами.