От редакции

Валентина Матвиенко на первом заседании осенней сессии верхней палаты российского парламента
Валентина Матвиенко на первом заседании осенней сессии верхней палаты российского парламента
РИА «Новости»

Приход дамы

При Матвиенко Совет федерации лишь укрепится в роли политической богадельни

«Газета.Ru»

Тронная речь Валентины Матвиенко в Совете федерации стала достойным завершением виртуозной комбинации по ее перемещению с поста губернатора Петербурга в спикеры верхней палаты российского парламента.

Валентину Матвиенко утвердили спикером Совета федерации по лучшим туркменским образцам суверенной демократии: сенаторы проголосовали за нее единогласно, воздержалась лишь она сама. При этом в инаугурационной речи при утверждении спикером Совета федерации Матвиенко фактически анонсировала еще более антидемократический вариант верхней палаты, чем сейчас.

По мнению экс-губернатора Петербурга, «для реализации конституционных полномочий палате нужен устойчивый, стабильный, профессиональный сенаторский корпус». Способ, которым Матвиенко надеется достичь такого состава сената, не оставляет сомнений в результате.

По ее словам, «этого не достичь без исправления той ситуации незащищенности, в которой оказались члены Совета федерации,… если сенаторы и далее будут работать под угрозой дамоклова меча увольнений из-за колебаний региональной конъюнктуры, то нам сложно будет сохранить нынешний профессиональный состав и обеспечить надлежащее качество исполнения конституционных полномочий».

Назначение губернаторов и избрание региональных собраний — а именно эти две ветви власти сейчас поставляют России сенаторов — находится под полным и безоговорочным контролем федерального центра. Так что никаких «колебаний региональной конъюнктуры» без ведома Кремля просто не происходит. Что касается самого Совета федерации, он в последние годы исполняет только одно конституционное полномочие — без проволочек из споров голосовать за все инициативы исполнительной власти, столь же механически оформленные законами и прошедшие через Госдуму. Сенат уже давно перестал исполнять свою главную функцию — быть голосом регионов и противовесом укрепляющейся централизации власти формально федеративного государства.

Слова Матвиенко о намерении перейти к выборности сенаторов особенно показательно прозвучали на фоне истории с ее собственными выборами в муниципальное собрание, перед тем как стать сенатором и спикером сената. Назначенные втайне, с подставными соперниками и результатом выше 90% за главного кандидата, эти выборы стали символом нового этапа деградации российской избирательной системы. А история «Правого дела» только укрепила тенденцию на окончательную и тотальную фальсификацию властью всего избирательного процесса в стране.

Единороссы, к слову, уже предлагают свои варианты выбора сенаторов — в частности, составлять списки в сенат при выборах в региональные собрания.

Если учесть, что все региональные парламенты в стране контролирует «Единая Россия», а эту партию контролирует федеральная власть, ни один «непроверенный» кандидат в Совет федерации гарантированно не попадет.

Сам способ прихода Валентины Матвиенко в сенат не оставляет ни малейших сомнений ни в степени ее самостоятельности на этом посту (который стал формой почетной отставки, что лишний раз подчеркивает роль и место Совета федерации в политической системе), ни в планах исполнительной власти относительно верхней палаты парламента. Во время президентства Путина из Совета федерации были изгнаны выбиравшиеся всенародно губернаторы, что позволяло им быть голосом населения вверенных регионов, а не кремлевской администрации, как сейчас, когда их назначают. Сенат превратился в собрание отставных губернаторов и «нужных людей», которых больше некуда пристроить. Но в отличие от Госдумы эта палата формально не контролируется никакой партией, и при наличии во главе палаты лидера «Справедливой России» Сергея Миронова она сохраняла хотя бы видимость надпартийности. Теперь

миссия Валентины Матвиенко (члена высшего совета «Единой России»), видимо, будет состоять в том, чтобы окончательно сделать сенат придатком партии власти, которая, в свою очередь, сама является придатком Путина.

Трудно себе представить, что человек, приход которого в сенат был экспромтом, понижением и формой достойного по меркам нынешней вертикали власти окончания карьеры, посмеет проявить на этом посту личную политическую волю.

Но сколько-нибудь серьезных задач перед Советом федерации все равно не стоит. Он давно стал политической богадельней, а теперь лишь укрепится в этом качестве. Никаких рычагов влияния на принятие политических решений в стране у верхней палаты парламента давно нет. При нынешнем раскладе сенаторов можно выбирать или назначать, можно просто упразднить Совет федерации за ненадобностью: это не окажет ни малейшего воздействия на ситуацию в России. Именно возможность безболезненно упразднить институт власти или поставить во главе «сбитого летчика» — вернейший признак его декоративности.

В этом смысле Валентина Матвиенко идеально соответствует роли, которую ей поручили сыграть, — роли главы сената времени упадка российской политической системы.