Расклады

ластям пора перестать консервировать убыточные производства
ластям пора перестать консервировать убыточные производства
ИТАР-ТАСС

ВВП нищих

Российский вариант роста экономики — банальное надувание ВВП миллионами маленьких зарплат

Георгий Осипов

В России надо не срезать зарплаты гражданам под предлогом того, что их рост опережает рост ВВП, а решать задачу куда более серьезную: как повысить доходы населения, чтобы хоть на какое-то развитие можно было надеяться.

В последние дни много комментируется очередной бюллетень Центра развития НИУ ВШЭ (ЦР). И делаются примерно такие выводы. Мол, оплата труда в стране увеличивается быстрее, чем ВВП. И рано или поздно власти будут вынуждены пойти на сокращение зарплат, но это грозит социальным взрывом, так что ситуация почти тупиковая.

На самом деле все сложнее и печальнее. Если бы наши проблемы сводились лишь к тому, чтобы порезать заработки граждан, то было бы проще — взяли бы и порезали.

Ни в одной Греции нет такого опыта обнуления доходов своих граждан, как у нас, методы известны и отработаны, способы гашения волнений тоже.

Только этого не требуется, о чем, кстати, можно прочесть и в самом оригинале текста бюллетеня, который висит на сайте ЦР.

К тому же не надо быть экономистом, чтобы видеть, что большинство сограждан совсем не шикуют. Да, по данным Росстата, зарплаты с 2000 года выросли в 10—11 раз. Но в то же время, фиксирует Росстат, тарифы на услуги ЖКХ и прочие подросли еще больше. Деньги быстро перекочевывали из карманов граждан в закрома монополий. Плюс инфляция, которую правительство каждый год успешно побеждает, в основном устами Алексея Улюкаева. Почти весь 2011 год реальные доходы населения снижались. Пока перед выборами не были вброшены в экономику два с лишним триллиона бюджетных рублей, и они подскочили на целых 0,8%.

Тот же Росстат говорит, что сейчас больше 55% населения имеют трудовые доходы ниже 15 тысяч в месяц. Это они перегревают экономику?

Нет, конечно. Судя по контексту бюллетеня, не о них пишут и ученые, не их предлагают ввергнуть в окончательную нищету. Но ведь рост производительности труда отстает от роста зарплат? Да. Это чревато? Да. Это надо поправлять? Конечно. Только все это совсем не значит, что надо срезать заработки, а даже наоборот — что надо их научиться повышать.

Дело в том, что речь идет о доле зарплаты в структуре ВВП страны. У нас эта доля примерно такая же, как в США: где-то процента 52 (у них процентов 56). Но есть еще и доля зарплаты в себестоимости продукции. Вот здесь она у нас процентов 20—25, а в США — до 80 процентов. Что значит такая ситуация, когда в структуре ВВП зарплата вдвое больше, чем в себестоимости продукции? Что имеем много мизерных зарплат на производствах с минимальной добавленной стоимостью. В США, наоборот, доля зарплат в себестоимости продукции почти вдвое больше, чем в ВВП, то есть превалируют высокооплачиваемые рабочие места. Выходит, что

нам следовало бы двигаться в ровно противоположенном направлении, чем шли до сих пор, — создавать высокооплачиваемые рабочие места, а не консервировать под окрики президента никому не нужные убыточные производства.

Ученые ЦР, кстати, просто и бесстрастно опровергают миф о наших экономических достижениях последних лет, связанных с ростом ВВП. Они констатируют, что тот вариант роста экономики, который мы наблюдаем сейчас в России, банально «надувается» заработной платой, вернее, миллионами маленьких заработных плат, в едином порыве разгоняющих ВВП. Фокус изящный. Если доля зарплат в структуре ВВП составляет более 50%, то увеличение их на пригоршни рублей растит ВВП. Товаров и услуг больше не производится, добавленной стоимости тоже, но продукт растет, на радость власти. Население остается, конечно, таким же небогатым, но преисполняется гордости за рост могущества державы и даже начинает верить власти.

Однако больше этот фокус, как можно понять из исследования ЦР, исполнять не удастся, приходится задумываться о том, как поднимать производительность труда. Но, к примеру, уровень загрузки мощностей в промышленности остается на весьма низком уровне — 64%, «что не способствует росту инвестиций». А без инвестиций ни о каком создании новых или преобразовании прежних рабочих мест в высокопроизводительные и, соответственно, в высокооплачиваемые, как у американцев, речи быть не может. Это значит еще, что не будет расти внутренний спрос (на непонятном фоне перспектив спроса внешнего). Потому что в последнее время внутренний спрос подстегивался ростом потребкредитования, но в основе этого была та самая 2,5-миллиардная предвыборная бюджетная подпитка, которая тоже уже иссякла.

Законы природы не обманешь, и если рост зарплат не обеспечивается ростом производительности труда, то что-то другое должно быть компенсатором. ЦР напоминает, что у нас делу компенсации служило то, что финансовые вложения приносили рекордные прибыли (что понятно на фоне роста цен на углеводороды). Но

теперь наивно надеяться на то, что мировая цена нефти и далее будет расти адекватно потребностям в росте расходов российского бюджета.

Эксперты ЦР делают такой вывод: «…рост в экономике, ведомой заработной платой, возможен в том случае, если рост заработной платы, стимулируя внутренний спрос, одновременно стимулирует инвестиции… В теории это рост загрузки производственных мощностей, оптимизм предпринимателей, лучший по сравнению со странами-конкурентами инвестиционный климат и условия ведения бизнеса, рост мобильности рабочей силы, что возможно лишь при сломе коррупционной машины, удорожающей строительство жилья и развитие ипотеки. Но до этого сегодняшней России ой как далеко»...

Так что выбор у властей простой, считают в ЦР: или ломать сложившуюся коррупционную машину, или придется резать зарплаты.

Власти же, похоже, поставили на девальвацию и инфляцию. То есть, на тех «старых подружек», которые позволяют приличия соблюдать — не менять цифры выплат зарплат, но фактически снижать заработки, платя людям обесценивающимися бумагами.

Возможность такого трюка эксперты ЦР тоже описали как снижение затрат «…за счёт номинальной девальвации национальной валюты». По приблизительным подсчетам, девальвация, скажем, на 15% дает процентов семь инфляции. Кстати, при этом ВВП в цифрах опять растет.

Другое решение повлекло бы не просто измену коррупционной верности бюрократии своим правителям, а изменению самой сути власти. Допустим, решились они дозволять заменять роботом и парой смышленых операторов для работы с ним сотни полунищих огородников, в свободное от прополки грядок время являющихся уныло исполнять приказы начальников по месту службы. Тогда бы экономика могла начать «приходить в себя» после долгого и тяжелого угара. Но это бы означало и то, что власти пришлось бы заняться чем-то очень странным. Не руководством народом, отраслями в целом и отдельными предприятиями в частности, не увлекательным делом подчинения-переподчинения, направления-перенаправления, а своей исконной обязанностью — защитой граждан. В том числе заботой о жизни и переобучении безработных, помощью малоимущим и тому подобным.

Мыслимо ли это?