Расклады

Показатели эффективности работы региональных чиновников сократят в несколько раз
Показатели эффективности работы региональных чиновников сократят в несколько раз
ИТАР-ТАСС

Бюрократа поощрят рублем

Правительство готово в двадцать раз увеличить выплаты регионам за эффективную работу

Алексей Мельников

Попытки руководителей российского правительства оценивать эффективность собственных чиновников лишены смысла. В политической системе, где отсутствует главное – оценка властей избирателями на честных выборах, поиски критериев результативности бюрократии носят умозрительный характер. Критерии эффективности бюрократа общеизвестны – преданность начальству и умение «не подставлять» его.

Российское правительство решило изменить оценку эффективности работы региональных чиновников. В 2008 году их труд оценивался по 329 показателям, затем это число сократили в четыре с лишним раза – до 74. При этом наиболее «эффективным» регионам из федерального бюджета выделялся 1 млрд рублей поощрения. Об итогах четырехлетки грустно говорит Дмитрий Медведев: «Но, несмотря на выделение таких значительных средств, скажем откровенно, коренного улучшения в целом ряде территорий нет, а иногда и значимых изменений просто не видно. Это касается прежде всего ключевого индикатора – повышения качества жизни граждан».

После таких слов можно было бы зафиксировать убытки, уволить авторов — исполнителей идеи и закрыть занавес.

Но обсуждаемое решение другое – сократить показатели эффективности с 74 до 11, увеличить в два раза число регионов, между которыми распределяется «поощрение», поднять сумму выплат с 1 до 20 млрд рублей и с упорством маньяков вести поощрительную войну дальше, до последнего рубля налогоплательщика.

Эта история очень напоминает популярную программу «Искатели» на российском телевидении. Ее ведущий и съемочная группа в течение многих лет ищут клады в земле, различных строениях и даже на дне водоемов. Набор тем широчайший, процесс поисков волнующе интересен. Ведущий проявляет чудеса проницательности, с ходу берет горячий след и, уверенно ориентируясь по знакам, ползает тайными ходами, ныряет с аквалангом, беседует с экспертами и потомками очевидцев. Но результат всегда один – ничего не найдено и — до новых встреч, уважаемые телезрители. В следующий раз не найдем что-нибудь другое.

Российские власти по-своему последовательны. Как огня боясь честных выборов, в результате которых они, если и не сразу, то в ходе одного-двух избирательных циклов потеряют власть, они выстраивают пусть и противоречащую интересам общества, но логичную в коррумпированной системе схему поощрений тех, кто цементирует существующий порядок управления страной. В рациональном же понимании поддержка федерального бюджета должна оказываться как раз тем регионам, где наблюдается экономический застой и средства необходимы для создания инфраструктуры, способной запустить механизм частных инвестиций. А эффективным регионам «поощрение» не нужно, иначе они не были бы эффективными.

Все подобные российские планы роста уровня жизни населения в результате интенсивной работы столоначальников всегда исходят из представления о ключевом значении бюрократа в экономике. Это не частный предприниматель своей энергией и предвидением эффективно комбинирует факторы производства, это не избранные гражданами законодатели принимают выгодные для инвесторов законы, не рабочие и служащие проявляют свои навыки и умения. Важен именно стоящий при процессе бюрократ, всегда готовый записать в свой актив то, что сделано другими. Это он – нерв жизни.

Но если экономика развивается, региональный бюджет вследствие этого наполняется дополнительными деньгами, а законодатели распределяют эти средства так, как это нужно обществу, при чем здесь московская власть со своими «поощрениями»? При чем здесь чиновники, дело которых лишь исполнять то, что придумано для своих избирателей политиками и одобрено избирателями?

Британский политолог Эндрю Хейвуд справедливо пишет, что «неконтролируемая бюрократия – это прямое отрицание принципов представительного и ответственного правительства. Чтобы демократия работала, чиновничество должно быть подчинено политикам, а те в свой черед – обществу».

Это ясная конечная цель тех либеральных революционных изменений, которых предстоит добиться российскому обществу, если оно желает самостоятельно, без посредников, оценивать эффективность работы тех, кого оно избирает во власть. А уж с какой бюрократией желают работать политики, это их внутреннее дело. Главное, что за ее неудачи перед избирателями своей карьерой рискуют сами политики.

Но есть здесь и российская специфика последних двенадцати славных лет успехов и побед «цивилизованных кооператоров» — уничтожение экономической и политической самостоятельности территорий, превращение их в домен московских бизнес-бюрократов. Под предлогом «укрепления единства государства» был произведен их рейдерский захват. Конечно, региональные российские власти имели в 90-е годы много недостатков, и московская власть, желающая действительного прогресса, должна была бы способствовать развитию в российских регионах эффективной либерально-демократической системы.

Где-то этот процесс мог дать быстрые результаты, в других случаях потребовалось бы время, в ряде случаев управление из центра было действительно необходимо. Главное, однако, в том, что изначальный замысел не предполагал создания крепких в политическом и экономическом отношении региональных властей, опирающихся на поддержку своих избирателей и готовых отказать рожденным в 90-е политическим и экономическим махинаторам из центра. Когда же региональные экономика и политика были доведены до состояния пустыни, явились московские благодетели, желающие «эффективно» поощрить подвозом воды наиболее прытких своих назначенцев.

У нелюбимого нынешними властями писателя и поэта Эдуарда Лимонова есть строки, которые все больше существующая в отрыве от общества и здравого смысла российская верхушка может записать себе в альбом: «…я есть сам. Баюкаю себя – ласкаю – глажу. Для поцелуя подношу. И издали собой любуюсь».

Это совершенный, законченный критерий эффективности для нынешних российских правителей, не замутненный грубым волеизъявлением неразумного народа, только и умеющего, дай ему волю, влезть со своей дурацкой оценкой эффективности, «выбрать не тех».

Поиски других критериев и поощрительных решений в системе российской власти возможны, но по сути это пустые забавы, смешные затеи. Лучше не суетиться, сидеть с окаменевшим от забот о Родине лицом и красть по старинке.