Расклады

Общий инновационный фон в России уныл
Общий инновационный фон в России уныл
РИА «Новости»

Наши эффективнее

В «Сколково» по-своему обошли Apple

Георгий Осипов

В России выгоднее продавать обещания изобретений, чем воплощать идеи в товары и выводить их на рынок. Потому, может быть, и нет товаров, зато полно обещаний.

На днях почти одновременно появились два сообщения из инновационной сферы. Одна — из-за океана, где Apple выиграла суд у Samsung. Вторая — российская, про то что менеджмент «Сколково» отстоял, похоже, свои финансовые позиции и не допустил урезания финансирования проекта. В деньгах Apple выиграл по решению суда компенсацию в размере $1,05 млрд. «Сколково» по решению Минфина РФ — в 2,5 раза больше. Представитель Минфина сообщил, что предусмотренные до 2015 года объемы госбюджетного финансирования работ по созданию инновационного центра «Сколково» в объеме 85 млрд руб. сокращаться не будут.

Конечно, речь идет о фрагментах из биографий американских и российских инноваторов, сопоставлять которые можно лишь с натяжкой. Тем не менее в этих совпавших по времени эпизодах пусть на пару дней, но наши оказались по деньгам в 2,5 раза эффективнее.

Именно жажда денег побуждает к изобретательству, будь это одноразовые бритвы Кинга Жилетта, ПК Стива Джобса или наукоград Виктора Вексельберга. И известны два способа хорошо заработать на инноваторстве. Или придумать и воплотить какой-то совершенно новый продукт, который принесет кучу денег, взорвав рынок. Или приспособиться дорого продавать обещания устроить такой взрыв.

Оба метода широко используются по обе стороны океана. Но так получилось, что там резоннее применять первый, а здесь — второй. Во всяком случае, так было до сих пор, и так, кажется, есть: пока под маркой «Сколково» не явились продукты хоть с натяжкой, но сопоставимые с заокеанскими гаджетами. Может, тому виной климат, или наследие царизма, или перегибы сталинизма, но что есть, то есть. Теперь, видимо, сколковские мечтатели искренне думают эту традицию поломать. Но мы-то смотрим сегодняшнюю ситуацию. Что видим? Продавать обещания в данный момент можно эффективнее, чем планшеты. Хотя дело это весьма нелегкое.

Наверное, то же видит и российский частный бизнес, который не стремится вкладываться в инновации. Не первый год чиновники сетуют, что 70-процентную долю в финансировании разработок составляют казенные деньги и только на 30% удается уговорить частников. Наверное, они бы дали и пятьсот процентов, если бы верили, что можно заработать на инновациях, тем более что пока им приходится держать серьезные деньги на банальных депозитах за границей, а самым продвинутым — в каких-нибудь трастах из стран Бенилюкса.

Отпугивают и сложности, с которыми сталкиваются в России инноваторы. Очевидно сопоставимы интеллектуальные и моральные затраты при применении метода номер один или нашего метода. В первом случае, к примеру, Apple ввязывается в изнурительную тяжбу с Samsung. Во втором

тяжело даже представить, сколько усилий надо было приложить, чтобы не допустить урезания государственного финансирования проекта возведения города-мечты на фоне набирающей силу паники во власти по поводу бродящего по Европе призрака кризиса.

Вот ведь никак не получается сохранить обещанное финансирование у двух известных наших научных фондов — у Российского фонда фундаментальных исследований и Российского гуманитарного научного фонда.

Еще надо учесть разницу в источниках ресурсов, чтобы прочувствовать тяготы инноваторского пути в России. По первому методу деньги предполагается изымать в конечном счете из карманов потребителей. Эти создания хоть и капризные, но часто удивительно доверчивые. А по второму — деньги взять надо в бюджете, на входе в который дежурит злобный Минфин, который не отвлечешь куском колбасы. К тому же конкуренция на потребительском рынке, говорят, слабее будет, чем толкотня на узких тропинках в закрома родины.

Может быть, эти трудности и отпугивают большинство наших компаний от действий в модернизационном направлении, заставляют даже служивых людей идти наперекор воле начальства. Ведь приказала власть всем госкомпаниям разработать программы своего инновационного развития. Не спешат выполнять или просто халтурят. «Эксперт РА» решил подвести итоги исполнения приказа и подготовить рейтинг программ развития. «Из 48 компаний и корпораций с госучастием, что должны были сделать программы инновационного развития, нам удалось ознакомиться только с 16 (программами). И лишь десять компаний подкрепили свои программы стратегиями инновационного развития», — цитируют информационные агентства выступление гендиректора рейтингового «Эксперт РА» Дмитрия Гришанкова на форуме «Русские инновации» этим летом. При этом «Эксперт РА» отмечает, что только у «Росатома» оказалась долгосрочная программа инновационного развития, «которую можно назвать сверхамбициозной и очень подробной».

Пример «Росатома» не показателен. Эта компания еще с советских времен приспособилась продавать по всему миру реальные продукты и последующий сервис, как заокеанское «яблоко».

А общая картина получается такая. Частные компании и корпорации вкладывать деньги в тяжелое дело не стремятся. Государственные компании вообще часто не понимают, что за блажь им навязывается, когда и так не хватает времени писать справки.

Хотя в последние дни появились слухи, что опыт «Сколково» решено распространять и госкорпорации обяжут строить свои мини-наукограды.

Якобы этим уже озаботился «Газпром», чтобы, видимо, не пропустить новую сланцевую революцию…

Но это пока лишь слухи, а общий инновационный фон в стране уныл, как грядка с никак не прорастающими огурцами под осенним моросящим дождиком. Тем более ярко выглядит пусть промежуточное, но достижение «Сколково» в сумме 85 миллиардов — обошли яблочников.