Полемика

Власти было бы удобно придать официальный статус нацидее про безысходность нашего бытия
Власти было бы удобно придать официальный статус нацидее про безысходность нашего бытия
ИТАР-ТАСС

Самобичевание как национальная идея

Не стоит смешивать национальные особенности с укоренившимися правилами поведения

Георгий Осипов

Когда население в едином порыве признает национальной идеей свою безнадежную ущербность и незыблемую неспособность жить по-человечески, наступает или время титанов типа Джугашвили, или безвременье.

Очевидным становится, что на самом деле имеется у нас национальная идея, равно признаваемая властью и населением, богатыми и бедными, образованными и темными обитателями великих просторов. Она проста. Мол,

в большинстве мы уроды, склонные к воровству, вранью и лизоблюдству. Что ничего путного в этой стране быть не может и так далее вплоть до места, когда надо начинать рвать на себе волосы или наливать по новой.

Вот Ксения Собчак публикует в «Русском пионере» стенограмму своего разговора во сне с Владимиром Путиным. И говорит он ей: «…Ты думаешь, я себя намеренно жуликами окружил? Да они все вокруг жулики — у них на генном уровне вшито воровать… Ты думаешь, друзья твои новые воровать не будут? Будут еще больше…» И так далее. Примерно то же красиво излагает, о чем говорят по душам на деревенских кухнях и в модных столичных кафе, в коридорах власти и в скучных офисах. Примечательно: говорят всюду одними и теми же словами, используя один и тот же мат.

В чем-то можно углядеть раскол в российском обществе, но в усердном мазохизме — лишь удивительное единение.

Мало того, в этом самобичевании кроется даже некая гордыня — мол, вот мы какие особенные, кого умом не понять… Это зря. Жаль разрушать сладкие сны, но надо заметить: точно так же и о том же толкуют ночи напролет во многих странах Латинской Америки, в африканских гордых государствах, в том числе в очень близкой нам по духу и экономическому укладу, только черной, Нигерии…

Но и в мировой ученой среде крепнет тренд искать причины удач или провалов в национальных особенностях народов. Иногда это делается полушутливо, как в работе, проведенной экономистами Harvard Business School, которые исследовали связь между склонностью представителей разных народов давать чаевые и размерами коррупции в их странах.

Вывод: чем чаще люди дают на чай, тем чаще они дают и взятки.

В рамках учебного процесса полезны любые упражнения, развивающие у студентов умение работать со статистическими данными, проводить корректные опросы и искать неожиданные подходы к очевидным темам. Поэтому нет смысла излагать реферат Business School — это сделало агентство «Финмаркет». Любопытно другое — как агентство подало информацию: в полном соответствии с нашей национальной идеей об убогости. Хотя в гарвардском труде ничего нет о России, заметка начинается со слов о том, что «по всему миру русские туристы славятся своей щедростью… больше чаевых, чем оставляют русские, не оставляет никто…».

Это тоже сладкая иллюзия — оставляют и больше. В том числе и потому, что во многие фешенебельные заведения мирового класса, где и счет, и чаевые «выше крыши», нашим туристам вход, так сказать, затруднен, будь они даже из префектуры. Кроме того, в этих заведениях вообще поотвыкли от наличных, размер чаевых надо дописывать на счете в процентах, и пока не слышно, чтобы даже русский сумасшедший написал: «Списать с карточки чаевых 500%».

Наша оригинальность в другом, чем отчего-то не хотим гордиться. В Москве приятель специально искал заведение, где бы можно было дать чаевые безналом с карточки. Нашел. Официант печально ответил: «Можно и по карточке, только я ни шиша не получу», и так свернул миндалинами глаза, что приятель не поленился сбегать к банкомату.

В какой еще стране посетитель кафе так сжалится над судьбой человека из ресторана, что побежит снимать ему наличные? Даже если это будет русский посетитель?

Есть и более фундаментальные работы. Например, Роксана Михет из МВФ изучила поведение 50 000 компаний в 400 различных секторах экономики в 51 государстве и выявила зависимость их поведения от «культуры» их страны обитания. При этом она, кажется, вовсе не имела в виду поведенческие особенности индивидуумов, но опять комментаторы поспешили сделать выводы типа «какой народ просто обречен быть успешнее, а какой — нет».

Опять читаем вывод из исследования (в котором нет про Россию), что, мол, все наши беды — коррупция, громоздкая бюрократия и так далее — не злая воля власть имущих, что «тормоза» достались нам в наследство от предков…

Эти выводы написаны, конечно, не по указке ФСБ или Владислава Суркова. Но именно так и должна трансформироваться идея о всеобщем убожестве, если ее признать, в оправдание власти. Можно перефразировать известную сентенцию и сказать: «Национализм — последнее прибежище неэффективных властей». Имеется в виду, конечно, нынешний, своеобразный, с изрядной долей мазохизма национализм.

Так что властям удобно было бы придать официальный статус нацидее про безысходность нашего бытия, но пока как-то стыдно делать это наяву, а не только в снах Ксении Собчак. Хотя чего стыдится — что естественно, говорят, то не безобразно…

Между прочим, в СССР после Иосифа Джугашвили делали это изящно. Как ни вскроется какой недостаток — так сразу искали конкретных виновников того, что воля партии и народа (единых) не исполняется. Кособокие костюмы шили криво вовсе не потому, что скособочена была экономика в советском варианте, а потому, что все портили отдельные бракоделы среди рабочих и специалистов. До войны было еще проще — искали вредителей и расстреливали.

Сейчас же явный перебор с критиканством: как что не так — так начинают власть виноватить, нет чтобы на себя посмотреть и ужаснуться.

Впрочем, в кризисные времена возрастает спрос на простые решения и ответы. Грязь в подъезде? Виноваты предки, а не управляющая компания, взимающая деньги за уборку. Если дело в предках — жить проще, ведь ничего и делать не надо, так как все бесполезно. Про управляющую компанию и думать тошно, не то что прочесть договор, который подписываешь, не говоря уже о тяжбе с нею.

Не только у нас складываются стереотипы. Вот типичный: китайцы могут хорошо копировать, но не способны выдумывать. На днях в The New York Times была интересная публикация, быстро разбивающая это представление. Автор задался вопросом: как получилось, что люди, которые изобрели бумагу, порох, фейерверк и магнитный компас, вдруг теперь способны только собирать плееры? Чего не хватает на самом деле в Китае? Ответ прост: доверия, так как без доверия нельзя рисковать и вкладываться в инновации. Но значит ли это, что китайцы не способны доверять? Тоже нет. Автор доказал это на примере интернет-сети Alibaba. В государстве Китай власть не дает чувства уверенности в своей безопасности бизнесу. В интернете китайцы из разных стран научились заключать «на доверии» миллиардные сделки (продажи Alibaba в этом году могут превысить продажи eBay и Amazon.com вместе взятых). Alibaba не просто продает товары, но помогает изобретателям и производителям найти друг друга. То есть сеть исполняет функции власти, которые та исполнить не может. И начались уже продажи технологий и инновационных товаров — когда никто не мешает. Словом,

не стоит смешивать национальные особенности с укоренившимися правилами поведения. Вряд ли привычка ставить машину где ни попадя досталась нам от предков.

Ведь тот же любитель парализовать проезд в старом переулке не сделает то же в Милане или Бостоне по понятным причинам. А если попробует устанавливать свои порядки, то будет оштрафован, как «Газпром».

Это, конечно, не значит, что нет культурных отличий и что они не влияют на развитие, но не надо все беды списывать на них. Хотя, может, наоборот, так и надо, чтобы пестовать свою лень (общечеловеческое, кстати, тоже свойство) и ни в воем случае не думать своей головой.

В таком случае или придет дядя, который за вас будет все решать. Или так и продолжим бултыхаться, как пребывающая в полузабытьи большая часть мира, которая никогда не удивляла и не удивляет никого рахманиновыми-достоевскими, расходуя, наверное, большую часть творческой энергии на преобразование зависти в ненависть.