Полемика

РИА «Новости»

Минздрав рекомендует плацебо

Власть продолжает упорствовать в попытках сохранить полярное разделение на платную и как бы бесплатную медицину

Георгий Осипов

Постановление правительства о платных медицинских услугах бессодержательно, как банальное плацебо, и опасно отказом от настоящего лечения, в котором остро нуждается наше здравоохранение.

Это постановление анонсировалось как документ, который установит порядок в торговле медицинскими услугами, осуществляемой государственными учреждениями. В постановлении больше 2 тысяч слов, но их не хватило для описания четких правил предоставления медуслуг.

Есть вразумительный раздел — про обязанность медучреждений вывешивать на видных местах информацию о ценах и квалификации докторов. То есть делать то, что делают все приличные частные клиники давно и без всяких постановлений правительства.

Раздел получился понятным потому, может быть, что авторам документа при его написании достаточно было вспомнить свой последний визит в негосударственную клинику и просто изложить впечатления.

Можно понять и раздел про то, что каждый «платник» должен подписывать специальный договор с клиникой — это было бы приятно налоговикам.

Зато совершенно невнятен раздел, где должно быть прописано, какие же, собственно, услуги разрешается предоставлять больным людям за деньги в учреждениях, финансируемых из налогов этих самых больных граждан. Постановление готовилось не один месяц, но авторы так и не придумали по этому поводу ничего путного. Это часть 2-я, которая называется «Условия предоставления платных медицинских услуг». Там, в пункте номер 6, сказано, что при заключении договора пациенту обязаны разъяснить, на что он имеет право бесплатно. Это хорошо.

Только и до постановления, еще со времен СССР, пациенту всегда быстро и доходчиво объясняли и объясняют, какой ему пирамидон будут вкалывать от всех болезней, если он не предоставит нужный препарат, и в каком коридоре он будет валяться, если не оплатит доступ в комфортную шестиместную палату.

Зачем же прописывать в постановлении то, что и так делается? Это имело бы смысл, если бы существовали четкие нормативы оказания медицинских услуг, или, как у нас в Минздраве говорят, стандарты. Какой-нибудь француз знает (и попробуй не сообщи ему об этом), какие анализы и процедуры обязаны сделать доктора в том или ином случае. А еще лучше это знают западные злобные юристы, которые постоянно рыщут в поисках обиженных врачами граждан, чтобы «нагреть» медиков и получить с них приличные деньги. Но у нас протоколов (стандартов) нет, их только пишут. Министр здравоохранения Вероника Скворцова недавно говорила в интервью «Комсомольской правде»: «…чтобы все регионы были готовы перейти на единые для страны порядки и стандарты медицинской помощи, им было дано время — 2011—2012 годы — на проведение программ модернизации... мы подготовили план ревизии хода программ модернизации во всех регионах. Сейчас проверено уже 35 регионов… мы составляем «дорожные карты» по устранению этих слабых мест».

Как положено при приеме плацебо, нам остается только верить в его целительные свойства, так как ничего нового про бесплатные услуги в медучреждениях не расскажут, пока Скворцова не допишет «дорожные карты» и пока их не реализуют помощники губернаторов.

А что с платными услугами, которые разрешается предоставлять? Тут фантазия авторов документа окончательно иссякла. Можно будет за деньги устанавливать индивидуальный пост медицинского наблюдения при лечении в условиях стационара. Еще разрешено на коммерческих условиях применение нормальных лекарств (и оборудования) сверх входящих в перечень жизненно необходимых и важнейших лекарственных препаратов. Что здесь нового? Ничего.

Судя по комментариям чиновников, они гордятся тем, что еще платно можно будет предоставлять медуслуги на условиях анонимности. Это совсем непонятно: бытует мнение, что у нас врачебная тайна и так защищена законом.

Следующий подпункт «в» разрешает предоставлять платные услуги «гражданам иностранных государств, лицам без гражданства, за исключением лиц, застрахованных по обязательному медицинскому страхованию, и гражданам Российской Федерации, не проживающим постоянно на ее территории и не являющимся застрахованными по обязательному медицинскому страхованию, если иное не предусмотрено международными договорами Российской Федерации».

Еще, как можно понять из постановления, обратиться к специалисту солидной клиники разрешат без направления участкового врача, если сделать это за деньги. Хотя оговаривается, что только исключительно в порядке общей очереди, на равных с «бесплатниками».

В общем, правительство предлагает делать и впредь то, что делали, только платить налоги. И, кажется, само верит, что его затея сработает.

И пусть бы тешилось, но есть главная закавыка. Власть продолжает упорствовать в попытках сохранить полярное разделение на, так сказать, бесплатную медицину и на платную. Но мировой опыт показывает, что это трудно. Реальнее, как в Великобритании, законом ввести всеобщее бесплатное медицинское обслуживание. У англичан Национальная служба здравоохранения финансируется за счет налогов, а не из системы медицинского страхования. А можно, как в США, перейти на страховую медицину. В обоих случаях всем людям на территориях этих стран бесплатно предоставляется экстренная помощь.

Если переходить на американскую систему, пора бы позволить людям самим решать, куда и кому платить по полису ОМС: хотят — государственным клиникам, хотят — частным. Если же взять за основу английский опыт, то надо отказаться от выплат в ОМС и честно финансировать здравоохранение за счет налогов. Что не запретит, кстати, деятельность частных клиник — пусть идут туда те, кто может себе это позволить.

У каждой из систем есть свои достоинства и свои недостатки. У нас же лечит людей некий странный гибрид, и уже ясно, что лечит плохо.

Во-первых, дорого. Любой приличный врач, каких еще немало в стране, часто посоветует при необходимости ехать на операцию на Запад, так как это выйдет не хуже по качеству, а часто и дешевле, чем в наших государственных институтах (если, конечно, нет у вас особых бюрократических привилегий).

Во-вторых, на самом деле солидные казенные вливания в медицину идут у нас не по принципу «давать самым эффективным» (как в США, где государственный бонус надо выиграть в соревновании капиталистического труда, доказав делом, что ты лучший). У нас никаких бонусов частной клинике, будь она трижды лучше, чем формально бесплатная, не положено. И у руководителей государственных клиник нет стимула к эффективному лечению, но есть — к эффективному попрошайничеству.

Тем временем у многих наших врачей развивается опасное раздвоение личности. Один и тот же человек три дня в неделю может грубить пациентам в районной поликлинике, а два дня — быть корректным профессионалом в частном заведении. Дело не в порочности натур. Просто в госучреждениях стимулы одни (в основном украсть и убить время), а в частных — другие, там заработок зависит от платежей клиентов, которых легко спугнуть, если они заподозрят, что раскошеливаются на лишние анализы.

Профессиональные медики могут рассказать еще много нехорошего из практики нашего здравоохранения. Словом, по всему выходит, что пора решить, страховую или государственную медицину стоит развивать.

Но любой выбор вызовет шквал критики. Страховую медицину трудно организовать в любой стране, тем более в той, где платежеспособность населения довольно низкая. Государственная система потребует переписать бюджет так, чтобы на медицину шло денег не во много раз меньше, чем на поддержание допотопных оборонных заводов вместе с их медпунктами. Вот

нам раз за разом и предлагаются какие-то полумеры, недосказанности, недоработанные законы. В этом перечне и новое постановление. Оно, кстати, читается как диагноз, который власть сама себе вынесла: полная неспособность сделать осознанный выбор.

Однако работа по созданию таких плацебо, как очередная бумага из правительства, довольно трудоемкая, она требует скрупулезных расчетов, обработки массы статистических данных, изрядных интеллектуальных усилий. На каком-то этапе ее исполнители начинают верить, что эта работа на самом деле может оказаться эффективной. И чем больше трудностей, тем ближе они могут подойти от просто веры почти к фанатизму, спасаясь от когнитивного диссонанса.

В стремлении всеми силами уйти от трудного выбора власть побуждает группы чиновников упорствовать. Похоже, что они долго еще будут продолжать честно и на износ работать, пока граждане будут тоже честно ждать, что вот-вот все наладится.