Расклады

Испугавшись хиджабов, власти решили одеть всех школьников в одинаковую форму
Испугавшись хиджабов, власти решили одеть всех школьников в одинаковую форму
ИТАР-ТАСС

Хиджабы не заказывали

Власть мечтает об избирательной светскости, которая ограничивала бы только ислам

Борис Фаликов

Установлению конфессионального мира в стране мешает идея властей об особой роли православия.

В одном из сел Ставрополья случился скандал. Директор местной школы запретила ученицам-мусульманкам приходить на уроки в хиджабах, родители обратились в краевой муфтият с жалобами. Через несколько дней о селе с экзотическим названием Кара-Тюбе заговорили в Думе, где депутаты вдруг вспомнили, что школа у нас светская, и дружно потребовали объяснений от министра образования. Тот возразил, что школа хоть и светская, но хиджабы в ней никто носить не запрещал. Однако это робкое возражение потонуло в хоре начальственных голосов – нечего, мол, в государственную школу протаскивать религиозные порядки. К хору присоединился и полпред в Северо-Кавказском федеральном округе Хлопонин, и, страшно подумать, сам президент Путин. Словно каким-то магическим образом мы на миг переместились во Францию, где государство, вооружившись принципом светскости, давно уже запретило в школах мусульманские платки. И это было тем более удивительно, что еще совсем недавно власти наши искореняли этот принцип своими руками.

Вспомним эпопею с введением в школах курса основ религиозной культуры. Сколько тогда было произнесено чудесных слов о том, что только религия способна воспитать у школьников истинный патриотизм и могучую нравственность, без которых России вовеки не встать с колен.

Предупреждения о том, что школа в нашей поликонфессиональной стране должна заботиться прежде всего о культурной интеграции, а такой курс будет играть диаметрально противоположную роль, были дружно проигнорированы.

В виде символического утешения к религиозной культуре добавили светскую этику, и новый предмет стали повсеместно вводить в школах. Еще бы, его изо всех сил лоббировала РПЦ, совершенно очевидно преследуя свои собственные миссионерские цели.

Что же из этого вышло? В большинстве российских регионов граждане выбрали для своих чад нейтральный модуль светской этики. То есть продемонстрировали полную религиозную индифферентность. Это, конечно, большой удар для РПЦ, которая уже успела записать в ряды православных чуть ли не 80% населения страны. Но проблемы церкви — это ее проблемы. Сейчас речь о другом. В регионах с мусульманским большинством предпочтение было отдано религиозному модулю, то есть исламу. Таким образом,

на Северном Кавказе государственные школы получили хороший шанс со временем превратиться в подготовительные курсы для медресе.

Недаром Рамзан Кадыров уже заявляет о том, что в них требуется специальный завуч по религиозному воспитанию. И совсем не удивительно, что в пограничных регионах со смешанным населением вроде Ставрополья школы, вместо того чтобы способствовать культурной интеграции, стали превращаться в рассадники религиозной нетерпимости. Если темпы миграции в стране не пойдут на убыль (а с чего бы им пойти?), то аналогичные проблемы начнут возникать и в других районах. Тут Дума и президент спохватились и вспомнили о светскости. О чем же они думали раньше?

Принимая решения по вопросам, связанным с религией, власть с замечательным постоянством совершает одну и ту же ошибку. Она выделяет свои отношения с православием в особую категорию, то есть рассматривает их отдельно от отношений с другими конфессиями и религиями. Поэтому некоторые законы она создает словно из расчета только на РПЦ. Например,

принимая решение о курсе основ религиозной культуры в школе, власть явно имела в виду именно эту организацию. Об этом свидетельствовала вся властная риторика — тут и православные истоки русской истории, тут и доминирующая роль православия в отечественной культуре, и многое, многое другое.

Стало быть, изучение православия поможет школьникам лучше усвоить историю и культуру своей страны и стать настоящими патриотами. При этом про другие религии наши государственные мужи будто запамятовали. В случае с иудаизмом и буддизмом это было простительно, они у нас на большую роль не претендуют и особых планов на будущее не строят. Но вот про ислам такого не скажешь, он явно на подъеме, и планы у него есть. Но именно этого российские власти и не учли. Особое отношение к православию привело к когнитивному сбою. В результате, получив право проповедовать в школе, ислам распорядился им гораздо лучше православия. От покушения на принцип светскости выиграл он один.

Сейчас Кремль в поисках выхода метнулся в противоположную сторону, заговорив на «французском языке». Однако язык этот для него совершенно чужой. Иначе можно было бы вспомнить, что в государственных школах Франции запретили носить не только хиджабы, но и индусские тюрбаны, иудейские кипы и христианские кресты, коли у кого-то возникло желание носить их поверх одежды.

Именно это и следует держать в голове, когда рассуждаешь о светском характере образования — он распространяется в равной мере на все религии и конфессии.

То, что покушение на принцип светскости дает преимущество не тем религиям, что предпочтительнее, а тем, что поживее, Кремль, кажется, уже понял. Теперь ему остается понять, что светскость способствует культурной интеграции только в том случае, когда религии поставлены в равное положение.

Но вместо этого его обитатели, похоже, предаются мечтам об избирательной светскости, которая ограничивала бы только ислам. Идея особых отношений с православием крепко засела им в головы.

А пока это так, вряд ли стоит ждать от властей каких-то шагов в сторону реальной светскости. Они по-прежнему будут изыскивать ей всякие суррогаты. Вроде предложения Путина облачить школьников в одинаковую форму. И этим незамысловатым способом снять между ними не только религиозные, но и социальные противоречия. То, что социальные в результате никуда не делись, мы уже проходили. Полагаю, что с религиозными произойдет то же самое.