Расклады

Умы бюрократии охватила идея переноса затрат по обустройству электрохозяйства на плечи рядовых потребителей
Умы бюрократии охватила идея переноса затрат по обустройству электрохозяйства на плечи рядовых потребителей
ИТАР-ТАСС

Россия во мгле

Повышение тарифов стало так привычно, что уже редко возникает вопрос: а зачем их непременно надо повышать?

Георгий Осипов

Планируемый перенос бремени финансирования монополий на терпеливое население обеспечит лишь рост цен и ускоренное затухание экономики.

Широко известны два способа изыскания денег на развитие компании или отрасли: найти инвесторов или поднять цены на свои товары-услуги. Второе проще, если ты монополист. Так и работают наши энергетики и газовики годами и пятилетками, невзирая на Федеральную службу по тарифам (ФСТ) России.

Вот последние известия из ФСТ. Опубликованы данные о предельном уровне тарифов на электроэнергию для населения на 2013 год. В первом полугодии цены останутся на уровне действующих, а во втором они вырастут примерно на 12%. Еще ФСТ предлагает утвердить рост тарифов на газ для населения на 15% с 1 июля 2013 года.

Кто бы сомневался, что опять цены вырастут. Относительная новация только в том, что вырастут не с 1 января, а летом. Видимо, опыт этого года, когда нерадостные известия откладывали «на после выборов», признан удачным. Может быть, потому что летом народ расслабляется, в сердцах людей больше тепла и благодушия.

К этому изящному решению шли больше десяти лет, пока ежегодно повышали все тарифы и довели их по электричеству почти до европейского уровня, сохранив российский уровень соцобеспечения и оплаты труда. Можно предположить, что в важном вопросе исчисления срока повышения тарифов ФСТ имеет право почти решающего голоса. А вот по самим тарифам — вряд ли, этот вопрос решается во время бесчисленных встреч и переговоров между аппаратом правительства, администрацией президента, министерствами и ведомствами.

Переговоры эти часто сложные, время от времени мы слышим отголоски свар: то вице-премьер Аркадий Дворкович сцепится с главой РЖД Владимиром Якуниным, то министр финансов Антон Силуанов войдет с кем-то в клинч. Имя же главы ФСТ появляется в новостях крайне редко. Наберешь, например, в поисковике «Новиков Сергей Геннадиевич», и сразу всплывает: «Актёр Модель Танцор Певец», а про главу ФСТ высмотреть еще надо.

В начале нулевых, однако, ФСТ создавалась как раз для того, чтобы процесс исчисления тарифов не сводился лишь к аппаратным интригам, чтобы назначить полномочного, так сказать, «разводящего».

8 лет действует ФСТ. За это время, складывается впечатление, политика регулирования тарифов свелась лишь к вычислению наиболее удобного момента для очередного объявления населению, что пришла пора делать новый взнос на поддержание давно устаревшей хозяйственной модели.

Регулярное повышение тарифов стало так привычно, что уже и простой вопрос редко возникает: а зачем, собственно, их непременно надо повышать?

Высокие решения часто оформляются в виде пунктов очередного прогноза от Минэкономразвития. Когда замминистра Андрей Клепач представлял в апреле очередной прогноз, то он так объяснял повышательную ценовую политику в электроэнергетике: «…средства, полученные электроэнергетикой в период «догоняющего» роста (догоняющего евротарифы. — Г. О.), пойдут на инвестиции в генерацию и на развитие сетевого хозяйства».

Понятно — деньги на ремонт и покупку проводов нужны.

Теперь Минэкономразвития написало новый прогноз. По нему до 2030 года население будет платить за электроэнергию на 70%, а за газ — на 30% больше, чем другие (промышленные) потребители.

«Финмаркет» приводит цифры прогноза. Для населения электроэнергия за 18 лет подорожает в пять раз. Газ за это время подорожает в 4,6 раза. В общем, центр тяжести затрат на финансирование электроэнергетики и «Газпрома» предложено перенести на население.

В связи с этим уже поступают оценки из ВШЭ и других аналитических центров о том, что эта затея хоронит надежды на обуздание инфляции. Видимо, затевается старый спор о доле тарифов в инфляции. Но

уже ясно, что важные отрасли нуждаются для реформирования в наших деньгах. Известно, что отдать нуждающимся часть нажитого благородно. Но что-то мешает с этим соглашаться. Вот что: тарифы растут уже больше 10 лет как раз под предлогом того, что нужно что-то там залатать и усовершенствовать, мы платим и платим, а «дырок» меньше не становится. Это настораживает. В чем дело?

Ответ на этот вопрос дал на недавнем «круглом столе» в РИА «Новости» председатель наблюдательного совета сообщества потребителей энергии Александр Старченко. По его версии, все просто. Тарифы растут из-за притязания сетевых компаний, в частности МРСК, на дополнительное инвестиционное финансирование. «Сейчас «сетевики» заявили о необходимости дополнительного выделения трех триллионов рублей на инвестиционные программы по повышению надежности сетей. Хотя последние пять лет сетевые компании уже потратили ровно такую же сумму на те же цели — повышение надежности… Куда ушли деньги — непонятно, и за какую такую новую надежность должны расплачиваться в конечном итоге потребители — неясно, — цитирует эксперта Open economy. — Из отчетности наших сетевых компаний следует, что с потребителей они собрали от 5 до 6 трлн рублей, около 3 трлн истрачено на инвестиционные программы. Единственная цифра результатов, представленная в отчетах, — по сокращению потерь. Потери сократились всего на 0,5—1%, что несопоставимо с потраченной суммой».

Все встает на свои места. Выбивание денег под разговоры о необходимости инвестиций стало в Росси уже особым подвидом весьма прибыльного бизнеса. Учтем, что

почти абсолютная непрозрачность наших компаний исключает действенный контроль за тем, как на деле были потрачены деньги. Тем более что речь не идет обычно о примитивном воровстве, лучше зарабатывать на выдаче и исполнении заказов.

А коль нет нормальных инвестиций, то надо взять деньги с рядовых потребителей монопольных товаров и услуг, которым некуда укрыться от поборов. Старченко говорил, что у нас «…эффективность этих инвестиций не обсуждается». И добавлял, что инвестиционные программы «…подобных компаний США выносятся на широкое обсуждение и споры вокруг них идут, как на громких судебных заседаниях».

Многие эксперты, оправдывая повышение тарифов в России, ссылаются на США и Европу, которых мы еще не догнали (хотя в Москве уже платят за электричество жильцы не дешевле, чем в предместьях Парижа). Но если уж брать западный опыт, то, может, целиком, а не только удобными для утоления аппетита тех же «сетевиков» частями?

Однако идея переноса затрат по обустройству электро- и газового хозяйств на плечи рядовых потребителей, похоже, уже охватила умы бюрократии. Не поясняется, как же это сработает, если, по данным ИПЕМ, население потребляет всего около 12% производимой в стране электроэнергии. Попытку ответа дал на «круглом столе» председатель комитета Госдумы по энергетике Иван Грачев. Он говорил о каком-то неимоверном числе задолжников по счетам за свет, что пора едва ли не вывешивать их портреты на заборах позора и так далее. Странно это было слышать от действительно грамотного экономиста. Не может же он не знать, что почти вся задолженность по счетам за электричество формируется по простой и известной всем схеме. Организуются несколько «дочек», на которые и идут счета за энергию. Через пару-тройку лет они тихо банкротятся (по юрлицам-то давно есть цивилизованный закон о банкротстве), а задолженность повисает тяжелым грузом на балансах энергокомпаний. Но про это — тишина.

И еще по одному поводу хранится тягостное молчание и бюрократического, и экспертного сообщества. Если подтягивать долю расходов на оплату услуг ЖКХ (тарифы на электричество и газ на цену коммунальных услуг влияют прямо) к мировому уровню, то придется говорить где-то о 30-процентной доле. Это нормально для немца или американца, в том числе потому, что их расходы на еду не превышают 12—17%. У нас же эти расходы кратно больше. Кстати, и цены на предметы обихода выше. В общем, если при прочих условиях поднимать долю расходов на ЖКХ, то в обеспеченной семье на привычную жизнь может оставаться менее 20%, а то и 10% семейного бюджета. Тогда люди просто перестанут что-то покупать, кроме хлеба и туалетной бумаги. Можно и так жить (так и жили с большевиками), но тогда не надо пафосно вещать про ВВП, развитие и прочие чуждые радости-горести.

Последняя статистика дает совсем нерадостные данные по экономике — не растет, и расти не собирается. Осталось только предпринять несколько действий по подрезанию платежеспособного спроса, начав с переноса обязанностей инвесторов с компаний на население и сняв при этом намордник с инфляции, и про рост вообще надо будет забыть.

Тогда придется вспомнить то, что уже исходило недавно из сокровенных недр депутатских душ, — про введение талонов на покупку товаров по фиксированным ценам.