Расклады

Перспективы экономики развитых стран не черные, не белые, а какие-то «серые»
Перспективы экономики развитых стран не черные, не белые, а какие-то «серые»
iStockPhoto

Серые перспективы

Богатым странам надо учиться жить в новой реальности — без экономического роста

Алексей Михайлов

И рост, и кризис в богатом мире затухают. А весь остальной мир продолжает бодро расти. До тех пор, пока не станет богатым.

В последнее время — особенно в российской прессе и блогосфере — дается очень много негативных прогнозов мировой экономики, предсказывающих новый кризис в 2013 году. Но серьезного кризиса можно не ждать, так как не было перед ним серьезного роста. Это затухающие колебания. Волна пошла вниз, но она будет заметно слабее предыдущей, а потом пойдет вверх, но медленнее, чем в прошлый раз.

Богатые плачут

Основания для предсказания нового кризиса самые разные. От совершенно вздорных, вроде идеи, что ФРС больше не сможет печатать доллары, т. к. в декабре кончится срок аренды «печатного станка» — действия закона о ФРС (не буду даже это комментировать). До совершенно реальных. Например, американский fiscal cliff – «фискальный утес», автоматическая процедура роста налогов и сокращения расходов бюджета с самого начала 2013 года. В расчетах на календарный 2013 год дефицит американского бюджета может автоматически сократиться более чем на 5% ВВП и повлечь за собой резкое замедление и даже спад всей экономики.

Избрание Обамы президентом США на второй срок, кажется, повышает предсказуемость американской экономической политики. Однако республиканское большинство в палате представителей (нижней палате конгресса США) создает ситуацию потенциального конфликта.

Летом 2011 года мы уже видели, как борьба двух партий заставила понервничать американскую и мировую экономику. Все понимали, что решение о повышении потолка госдолга будет принято и танцы вокруг потолка госдолга — предвыборная межпартийная суета. Но она слишком затянулась и привлекла к себе слишком много внимания. В результате эта политическая борьба впервые привела к снижению международных рейтингов США.

Сейчас идет борьба вокруг fiscal cliff, и международные агентства заранее предупредили, что если политическая борьба вокруг бюджета будет столь же острой, «до последнего патрона» и последнего мгновения, то, независимо от решения, рейтинги США могут вновь пострадать.

Но США такие заявления ничуть не беспокоят. Все равно американские госбумаги остаются самым емким и надежным рынком в мире — рейтинги существенно не повлияют на финансирование госдолга.

Резкое сокращение дефицита бюджета на фоне и так идущего замедления экономики пугает экономистов. Как и то, что американские политики чуть не «заигрались» летом 2012-го. Не стоит думать, что острота политической борьбы позади потому, что выборы президента уже прошли. Американская политическая жизнь, в отличие от российской, постоянна: ее цикл всего два года (перевыборы нижней палаты и трети сената). Республиканцы просто так не отступят, они не могут этого сделать. Как минимум политическое шоу будет обязательно. Что-то республиканцы должны будут получить, а демократы отдать в экономической политике.

Но все же не стоит драматизировать. Разобьется или нет экономика о «фискальный утес» — это никак не отменяет того факта, что рост ВВП США уже второй год замедляется и вполне без всякого утеса может уйти в 2013 году в отрицательную зону. Как показал опыт антикризисного управления, с 2008 года денежное стимулирование на экономический рост не действует; бюджетное действует, но его эффективность со временем сокращается. И триллионные дефициты бюджета США могут уже не помочь поддержке экономического роста.

А Европа и так уже весь 2012 год в отрицательной зоне. ВВП падает, безработица растет. Правда все по чуть-чуть, на грани статистической ошибки. Европа надеется, что кризис пройдет в этом году и в следующем наступит рост. Но основания у этой надежды хлипкие. Экономика таких сигналов пока не подает.

Пессимист бы сказал, что мир погружается в кризис. Оптимист — что большого кризиса нет и не предвидится. Думаю, правильнее считать, что перспективы экономики развитых стран на будущий год не черные, не белые, а какие-то «серые».

… а бедные радуются

А вот остальной мир, кроме богатых 15% населения Земли, кризиса не испытывает. Как не испытывал его и в 2008–2009 годах.

Бедные страны (12% населения) продолжают расти быстрым темпом в 6% в год, прошлый кризис на них вообще не повлиял — не считать же таковым снижение роста до 5% всего на год?

Страны со средним доходом (72% населения планеты) растут быстрее. Во время кризиса они заметно снизили темп роста — с 7–8% до 2,5%. Но уже восстановили его и сохраняют на прежнем высоком уровне. Что характерно, падение коснулось не тех стран, которые производят конечную продукцию (в Китае никакого кризиса не было), а тех, кто поставляет сырье остановившейся экономике развитых стран (например, Россия), т. е. напрямую завязан на их экономический рост.

Серая зона

Этот кризис, пришедший в 2008–2009 годах, — кризис богатого мира. Кризис ломки его модели экономического роста, кризис перехода его в новое состояние, поиск нового баланса. Теперь, глядя назад, понимаешь, что как кризис именно богатого мира он не должен был стать неожиданностью. Богатый мир потерял драйв роста, остановился. Это тренд, набиравший силу уже в 90-х годах. Очень заметный в нулевых. Кризис просто поставил жирную точку. Богатый мир больше не будет быстро расти. Рост здесь будет выравнивать только структурные проблемы (подтягивать отставшие регионы, социальные слои), компенсировать рост населения — и не более того.

Мы традиционно считаем, что очень важен рост ВВП выше или ниже нуля за год. Но, по сути, это уже не имеет значения. Это будет теперь обычное состояние богатого мира: ни кризиса, ни роста — «серая» зона. Экономическая динамика плюс-минус 1–2% и все, что вытекает из остановки роста.

— Высокая безработица: раз невозможно запустить экономический рост, то нет инструментов для ее сокращения.

— Обострение социальных проблем. Легко делить растущий пирог и пока никому не принадлежащий его прирост. Гораздо труднее делить нерастущий, так как, чтобы дать кому-то, надо у кого-то отнять.

— Обострение демографических и пенсионных проблем. Рост доли стариков ведет к обострению проблем — особенно в тех странах, где накопительная пенсионная система. Выход ищут в росте пенсионного возраста, но это ведет только к падению вертикальной мобильности рабочей силы и росту молодежной безработицы. Это кажущийся таким естественным, но на самом деле тупиковый путь.

— Обострение мировых финансовых проблем. Попытки регулирования перетоков мирового финансового капитала, возврат валютных войн, ужесточение торговых политик.

Богатый мир впервые в истории фактически удовлетворил базовые, эволюционные потребности своего населения — в еде, крыше над головой, медицине, образовании. В безграничном безопасном сексе, наконец. Уже все есть. Больше не надо расти. И, по существу, некуда.

Более того, его симбиоз с развивающимся миром приводит к перетеканию туда производств и физического труда и концентрации на производстве нематериальных ценностей — услуг, интеллектуальной собственности и т. п.

Богатый мир в последние десятилетия стал слишком богат. Его богатство не дает ему двигаться, расти. Недвижимость слишком дорога, и ее слишком много. Игры с финансовыми инструментами (читай — с накопленным богатством) сделали слишком дорогими биржевые ресурсы, которые начали всерьез тормозить экономический рост. А тут еще и старение населения, увеличивающее склонность к потреблению в ущерб инвестициям.

Развитый мир слишком стар и богат, чтобы расти. Помолодеть он уже не может. А вот победнеть... Падение стоимости активов (от недвижимости до акций и фьючерсов на ресурсы) могло бы придать ему динамику, второе дыхание. Но такое падение возможно только на фоне резкого спада ВВП, скачка безработицы, банковского кризиса. Сегодня у политиков слишком много инструментов, чтобы не допустить этого. А если они могут этого не допустить — они не допустят. Ведь политики не самоубийцы же.

Не будет сильного кризиса — не будет оздоровления экономики — не будет экономического роста. Не будет роста — не будет инфляции, которая могла бы обесценить активы. Не будет удешевления, обесценения активов — не будет роста. Круг замкнулся. Богатые страны погружаются в длительную — на несколько десятилетий — стагнацию, они обречены на очень медленный, возможно, нулевой рост. Конечно, с небольшими колебаниями вверх-вниз. Это все теперь невозможно будет называть даже кризисом или ростом.
Богатым странам надо учиться жить в новой социальной реальности — без экономического роста. Это трудно. Это сдвигает все ценности. А сдвиг общественных ценностей — это всегда социальный кризис. Сегодня выход из кризиса буквально надо искать в головах, а не в экономике.