Расклады

Путин разрешил тратить накопительную часть пенсий
Путин разрешил тратить накопительную часть пенсий
Александр Кряжев/РИА «Новости»

Спустить пенсию

Путин бросает деньги на дороги

Георгий Осипов

Резервные деньги пенсионеров, которые президент официально разрешил тратить, российской экономике особенно не помогут, но не будут лишними для тех, кто окажется в первых рядах на их распил.

Свое новое решение (пожалуй, единственную экономическую новацию во всем послании) президент объяснил страстно: «Наши национальные накопления должны работать в стране и на страну, однако пока средства Фонда национального благосостояния практически не вкладываются в развитие». То есть использовал отработанную стилистику разговора с неким простым человеком, на протяжении всей речи употребляя патриотические эпитеты и взывая к национальной гордости, хотя формально он обращался к Федеральному собранию.

На самом деле все проще и без пафоса. Накопительную часть пенсий уже фактически решено конфисковать и вложить в некие нужные инфраструктурные проекты. Задержка тут, кажется, лишь в том, что не успевают подготовить нужные бумаги. Причем не сами проекты с технико-экономическим обоснованием, а модели выпуска акций или, скорее, облигаций.

Тормозится главное — создание схемы перенаправления финансовых ручейков. Ясно: была бы схема — поля, так сказать, для орошения найдутся.

И Путин торопит финансовых конструкторов и ВЭБ, у которого, наверное, эти мертволежащие (формально) деньги ФНБ могут портить отчетность.

По доносящимся из власти сведениям, ожидаемая финансовая схема скоро будет готова. Тем временем президент вспомнил, наверное, что завалялась в ФНБ еще и вторая часть неиспользуемых денег (пока по закону их как бы нельзя тратить ни на что другое, кроме как на страховку и софинансирование пенсий, скупо прописаны возможности их размещения). По данным Минфина, всего в фонде накоплено на 1 декабря 2012 года 2 трлн 716 млрд руб. Словом, соблазн понятен: если уж рушить напрочь оказавшуюся негодной прежнюю пенсионную систему, то и эти средства логично пустить по объявленному уже маршруту. Как дважды два — лучше осваивать четыре триллиона, чем два.

Решение о начале траты средств ФНБ трудно воспринимать иначе, как окончательный отказ от прежней пенсионной модели. Видимо, не должно смущать то, что новой модели еще не придумано. Как и то, что не представлен список проектов, на которые планируется тратить фактически страховые деньги.

Ученым и практикам предложено продолжать древний спор о плюсах и минусах накопительных или распределительных систем, пока власть занимается настоящим финансовым делом.

Столь же стар и так же яростен спор в ученой российской среде про достоинства и недостатки хранения денег вне досягаемости от реальной экономики. Заявление президента об использовании резервных пенсионных денег призвано понравиться сторонникам обеих точек зрения. Консерваторов должно успокоить то, что решено поначалу попробовать распорядиться только ста миллиардами. А их авангарду в лице Минфина даже поручено проследить за тем, чтобы схема использования денег была прибыльной. Сторонникам реформ должно быть по душе, что все-таки оказано доверие экономике и деньги выдадут.

Но трудно представить, как гарантировать окупаемость, например, шоссе в стране, дорожники которой — абсолютные мировые рекордсмены по вздутию себестоимости строительства.

Кстати, первыми очередь на новое финансирование еще за несколько месяцев до оглашения послания заняли РЖД. У этой компании всегда есть наготове инвестиционный план, годящийся при любом раскладе, в том числе если надо обещать доходность по облигациям.

Скорее всего, потенциальные реформаторы имели в виду несколько иное, когда говорили про необходимость искать деньги для развития экономики. В Стратегии-2020 предлагалось увеличить на 4% ВВП бюджетное финансирование с целью развития инфраструктуры и человеческого капитала, сократив на 2% ВВП расходы на национальную оборону, безопасность и правоохранительную деятельность, снизив общегосударственные расходы… Обосновывалась необходимость структурного бюджетного маневра.

Весной «Деловая Россия» отправляла Путину письмо с предложением уже налогового маневра, чтобы снизить давление на бизнес. Взамен предлагалось повысить некоторые налоги и акцизы.

Про страховые деньги пенсионной системы речь не шла в отрыве от общих реформ.

Теперь Стратегия-2020 задвинута в дальний ящик. Никто из власти не стал опровергать доказательства ученых того, что нет сил и ВПК усиленно кормить, и все обещания исполнять, требуя еще и развития экономики.

Предложения бизнеса частично принято — про повышение налогов, но не услышано — про понижение нагрузки.

Во время речи президента простой мелкий предприниматель из города Новгорода сокрушался: «Лет десять назад после уплаты всех положенных налогов и сборов мне оставалось почти 80% от прибыли, а теперь — меньше 20%. Ждал, что скажет про ослабление удавки… И пора что-то сделать с таможней, но тоже ничего не предложено…» Может быть, этот мужчина понял бы маневр с использованием тех или иных пенсионных денег ради снижения налоговой нагрузки. Про инфраструктуру же судить не берется: «Дорогу у дома и ремонт в своем салоне делаю за свой счет, а там подождем, что предложат и что сварганят».

К этой осени Минфин вроде исхитрился совершить-таки «бюджетный маневр» и придумал, где брать деньги на развитие инфраструктуры, которая стала для президента почти самым заветным делом, если подсчитать частоту упоминаний про нее в путинских речах с прошлого года. Договорились, что, накопив в Резервном фонде 7% ВВП, половину сверхдоходов будут продолжать направлять в ФНБ, а вторую отдавать на инфраструктурные проекты.

Но вдруг Путин решил ускорить ход событий. «По итогам текущего года Резервный фонд и Фонд национального благосостояния вместе составят уже около 9% ВВП. А значит, определенная подушка безопасности у нас есть, сформирована», — сказал он в послании. Только не уточнил, почему это должно означать, что на инфраструктурные проекты следует тратить не только новые поступления сверх нормы бюджетного правила, но и основное тело ФНБ. Кажется, президент немного слукавил.

Однако идея про открытие доступа к страховым пенсионным накоплениям преподнесена под изысканным соусом. Кто же будет спорить, что инфраструктура у нас изношена (там, где вообще она была) и давно пора найти деньги на починку. Но вопрос в том, что именно будет чиниться или строиться. Если, скажем, речь идет о программе по проведению дорог, электричества и канализации в поля, на которых людям позволят строить себе жилье, — есть о чем подумать даже с риском для своей будущей пенсии. Много еще о чем можно помечтать.

Только вместо благостных мыслей являются подозрения, что на самом деле опять речь пойдет про увеличение финансирования расширенных и дополненных инвестиционных программ монополий типа РЖД (скажем, колесных пар явно не хватает), или «Газпрома» (трубопроводы надо еще строить и строить), или славных мостостроителей. Иной информации нет, про конкретные планы — тишина, шум стоит только про источники финансирования чего-то важного и не называемого вслух.

Предлагается просто верить, что все будет хорошо. Для неверующих очевидна отповедь: то вы критиковали прижимистость Минфина, теперь опять недовольны…

Вера рождается, но какая-то неправильная. В то, что скоро мы услышим хрусты и шорохи от коридорной борьбы потенциальных получателей прав на обладание пенсионными деньгами под обещания непременно дать прибыль к положенному сроку.

Если отбросить суеверия и опираться только на факты, то сегодня мы доподлинно знаем одно. Президент дал старт борьбе за ресурсы из ФНБ, которые пойдут на раздачу, видимо, вкупе с изрядной долей денег из накопительной части пенсий. Нам предложено не суетиться и вяло обсуждать достоинства и недостатки схемы распределения этих триллионов. А не предаваться пустым гаданиям или мечтаниям про то, какие бы надо было реализовать проекты.

Что ж, и в самом деле пора отучиться загадывать и фантазировать о чем-то, кроме как о доступе к коллектору распределения благ с вертикальной заслонкой.