Расклады

Власти ломают голову, как повысить доходы регионов
Власти ломают голову, как повысить доходы регионов
iStockPhoto

Пизанская вертикаль

Георгий Осипов о том, что в бедности регионов виновата не налоговая, а политическая система

Георгий Осипов

Нелепые попытки решить проблемы региональных бюджетов за счет введения двойного налогообложения в самых бедных провинциях стали еще одним свидетельством паники, захлестнувшей власть.

Участившиеся невнятные выкрики из власти по разным поводам — от перемены времени до изменения налоговой системы — можно объяснить лишь ужасом, который охватывает правителей всякий раз, когда они вдруг замечают, что же такое построили.

Построили они вертикальную систему управления большой страной. Трудились с огоньком, но, когда завершили работы, оказалось, что вертикаль вышла кривоватая, как Пизанская башня, причем крен нарастает и сооружение грозит вот-вот рухнуть. Страшно.

Панический ужас перед грядущим усиливают беспристрастные исследования аналитиков. В частности, показывающие, что большая часть регионов страны уже стоит на пороге банкротства. Это отмечало агентство Standard&Poor's, которое отслеживает ситуацию: «Возможно, уже в 2013 году в федеральном бюджете потребуется найти до 500 млрд дополнительных рублей (1% ВВП) на финансирование растущих дефицитов бюджетов субъектов. Если этого не будет сделано, то с профицитом бюджет 2013 года исполнят не более пятой части российских регионов».

Замминистра экономического развития Андрей Клепач недавно говорил, что дефицит бюджета регионов России «…за 6 лет вырастет в 36 раз, достигнет почти 2 трлн рублей».

Причина ясна: не могут провинции исполнять обещания президента, нет и не ожидается у них на это денег. Но обещать меньше никак нельзя по правилам вертикального правления, и давать больше из центра тоже невозможно. Тут и вспомнили про заветную идею Аркадия Дворковича о замене НДС налогом с продаж. НДС — федеральный налог, с продаж — региональный, так давайте, последовали выкрики, задействуем этот налог.

Сначала говорили про полную замену. 4 декабря председатель правительства Дмитрий Медведев на встрече с членами Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) предложил им обсудить, что для них предпочтительнее — налог с продаж или НДС. Бизнесмены думали пару секунд и выбрали НДС — как-то привычнее. Далее последовали дебаты, большая часть экспертного сообщества высказалась за НДС, и 25 декабря Медведев официально объявил, что пока правительство отказывается от рокировки налогов. Это лишь добавило абсурдности дискуссии, так как окончательно не отвергнуто совершенно экзотическое предложение, которое сделал 19 декабря глава Минэкономразвития Андрей Белоусов: ввести налог с продаж в некоторых регионах «наряду с НДС при определенных условиях».

Просто говоря, предлагается такое решение. Давайте, мол, позволим особо нуждающимся территориям собирать и тот и другой налоги одновременно, и всем будет счастье.

Особенно, видимо, это порадует население небогатых вотчин, которое будет платить процентов на пять дороже при покупке любого товара (по предыдущему опыту действия налога с продаж в России).

Теперь, наверное, продолжится увлекательная дискуссия о том, какой налоговой дорогой нам следует шагать. Сторонники налога с продаж будут апеллировать к опыту США. Противники — напоминать, что мы не США. Комментаторы — разъяснять, в чем отличие. Что каждый штат в заокеанском союзе ревностно относится к инструментам обеспечения своей независимости, а как раз региональный налог с продаж может способствовать финансовой самостоятельности. Что ж, может, и нам неплохо начать жить по-американски, но тогда придется менять и привычную политическую систему.

В преддверии очередного витка традиционных поисков ответа на вечный вопрос «Что делать?» полезно бы, кажется, ответить на вопрос менее глобальный — «Кто виноват?», почему именно большая часть российских регионов скатывается в банкроты? В самом ли деле, как часто звучит, наша налоговая система так устроена, чтобы все доходы шли в центр, а расходы ложились на регионы, что и делает невозможным развитие территорий?

Устроено так. НДС, налог на добычу полезных ископаемых (еще экспортная пошлина) главным образом формируют доходы федерального бюджета. Регионам положен налог на прибыль (18% из 20%), большая часть акцизов, налог на доходы физических лиц плюс местные налоги (на землю, имущество).

Замминистра финансов Сергей Шаталов не лукавил в эфире «Эха Москвы», когда говорил, что «если смотреть только на налоги (без экспортной пошлины), то здесь примерный паритет: доходы федерального бюджета и регионального примерно одинаковы…»

Шаталов прямо говорил, что «на самом деле вопрос даже не столько о доходах регионов, сколько об их мандатах или полномочиях и тех необходимых финансовых ресурсах, которые должны обеспечить эти мандаты. Вот об этом идет всегда спор. И, конечно, здесь нет предела для совершенства».

Видимо, так замминистра корректно называл навязываемые регионам расходные и необеспеченные мандаты. То есть в тысячный раз говорил про то, что странно планировать расходы, которые сильно превышают доходы.

Но не только в этом дело, хотя пора бы научиться жить по средствам, тем более что ученые давно подсчитали, на чем можно экономить.

Получается, что не налоговая система виновата в бедности провинций, а политическая.

Нет финансовых инструментов для улучшения положения глубинки. В России далеко не самые негодящие финансовые власти (и не самые высокие, кстати, налоги). И как ни считай, а решение тех же бюджетных проблем видится только политическим.

Совокупная экономико-политическая ситуация такова. Худо-бедно, мы имеем доходы от налогов и сборов с продаж сырья, но получаем явно недостаточно денег в бюджеты от процветания на просторах страны несырьевого бизнеса. Никак он не процветает и не наполняет деньгами региональные бюджеты. Объемы доходов от продажи сырья зависят от мировой ситуации, от мировой политики. Объемы региональных доходов — от внутренней политики.

Следствием этой политики становится то, что не растет адекватно потребностям объем поступлений налога на прибыль и на доходы (как не растет и число прибыльных компаний). Но ведь наивно ждать расцвета бизнеса на территориях, где ставленники вертикали чаще всего жестко контролируют предпринимательство, культивируют «карманные» фирмы и свято охраняют их покой, часто просто грубо защищая от конкуренции. Соответственно, не растут и доходы людей, с которых собираются налоги (не считая дарованных президентом прибавок к жалованиям, но они погоду не делают). Реальные налоги на землю или квартиры кремлевские мечтатели просто боятся вводить, думая, что сплошь все население неспособно понять простые вещи про защиту прав на собственность, к примеру, стареньких профессорских вдов.

Акцизы на табак и водку и то опасаются резко повышать в полной уверенности, что львиная доля их избирателей всегда предпочтет рюмку и сигарету какой-нибудь велосипедной прогулке (что, впрочем, похоже на правду). То есть тоже политика.

Корректные экономисты тем временем ломают головы над тем, что бы такое предложить, чтобы и святую вертикаль не обидеть, в политику не ввязаться, но и регионам помочь. В частности, предлагают часть НДС оставлять в регионах.

По этому поводу тоже надо ждать, наверное, спора. А полезно бы просто вспомнить, что от перемены мест слагаемых сумма не меняется. И начать понимать, что финансовая система страны и немалая часть отечественного бизнеса давно переросли политическое устройство государства, что требуются перемены, без которых и впрямь можно докатиться до разорения.

Боязнь нашей власти политического переустройства напоминает страдания любящих родителей двадцатилетнего отпрыска, которого они заставляют ходить в университет в светленьких гольфах под штанишками до коленок, а потом искренне страдают от того, что над мальчиком смеются.