Станислав Красильников/ИТАР-ТАСС

Разменное гражданство

Власть продемонстрировала готовность девальвировать то немногое, что еще способно привлекать людей в современной России, — ее гражданство

«Газета.Ru»

Из истории с Депардье следует, что российское гражданство людям дает не страна, как должно быть, а конкретная власть. И не по четко прописанной законом процедуре, а исходя из текущей политической конъюнктуры.

Известный своими эпатажными выходками французский актер Жерар Депардье стал главным политическим ньюсмейкером России в новогодние каникулы. Процедура предоставления актеру по его просьбе российского гражданства была обставлена прямо в духе знаменитой крыловской басни «Слон и Моська». В той ее части, где «по улицам слона водили, как видно, напоказ — известно, что слоны в диковинку у нас». Прилет Депардье в Сочи, где роль его личной паспортистки отлично сыграл сам президент Путин, вручивший актеру главный документ российского гражданина, неведомый французам внутренний паспорт. Затем визит в Мордовию, где свежеиспеченного гражданина России сразу же захотели поселить в Саранске, дали ключи от новой квартиры, сообщили о специально построенном для него доме на берегу живописной реки Инсар и попытались произвести в министры культуры республики.

Понятно, когда Россия с особыми почестями принимала в гражданство советского изгнанника Александра Солженицына, чей вклад в российскую культуру неоспорим. Но никакого особого вклада ни в культуру России, ни тем более в культуру Мордовии за мсье Депардье не значится. Не менее очевидно, что Россия далеко не каждому желающему получить ее гражданство устраивает подобный роскошный прием.

Например, 20 тысячам косовских сербов, подававших прошение о российском гражданстве после признания мировым сообществом независимости Косово, отказали. Всем до единого.

Депардье в России постоянно жить не собирается, уже после получения российского паспорта он назвал себя гражданином мира и заявил, что по-прежнему ждет паспорта Бельгии, с которой у нашей страны нет соглашения о двойном гражданстве. А тем временем мучаются с получением российского гражданства и поселением в нашей стране и десятки тысяч бывших советских граждан, несмотря на широко рекламировавшуюся российскими властями программу переселения соотечественников. Их в отличие от публично похвалившего Путина французского актера никто не ждет с ключами от новых квартир и тем более не строит специально для них роскошные дома. Между тем

число соискателей гражданства страны — важный признак ее реального места в мире. А для России, входящей по этому показателю в первую мировую десятку, едва ли не последний признак ее былого имперского величия. Просто гражданство России в основном хотят получить не спасающиеся от налога на роскошь актеры-дебоширы из Франции, а бедные советские люди, не нашедшие себе применения в других частях распавшейся империи.

Возможно, для российского обывателя пиар власти на истории с гражданством Депардье и столь же неразборчивой в политических связях Брижит Бардо возымеет краткосрочный политический эффект. Но в глазах мира Россия снова показывает себя страной, по сути, цинично торгующей даже собственным гражданством в сугубо конъюнктурных пропагандистских целях.

Никто в мире не воспринял шоу с российским гражданством Депардье как торжество российской политики или как превращение России в страну, которая действительно является притягательной для выдающихся деятелей мировой культуры. Страна, из которой с начала массовой эмиграции уехали навсегда более миллиона человек, теряющая интеллектуальный потенциал не по дням, а по часам, лишний раз показала пренебрежение к своим собственным гражданам и к тем рядовым людям, которые хотели бы стать гражданами России по объективным экономическим, культурным или политическим причинам. Депардье на родине никто не преследует — разве что за вышеупомянутое вождение в пьяном виде. Это всего лишь встреча двух самодурств двух личностей. А своим бытовым поведением он вряд ли сослужит добрую службу России и как ее неформальный культурный посол — оно как раз очень вписывается в широко распространенное в мире представление о русских как о не признающих никаких норм и правил шикующих «дикарях».

Но главное, российская власть наглядно продемонстрировала готовность девальвировать то немногое, что еще способно привлекать людей, увы, преимущественно из неразвитых стран, в современной России, — ее гражданство.

Из Жерара Депардье сделали ряженого (в буквальном смысле — достаточно посмотреть фотографии и видео) политического клоуна. А из института российского гражданства — предмет несмешной цирковой репризы и дешевой политической торговли.