Задача формирования полноценной национальной экономики, похоже, даже не ставится
Задача формирования полноценной национальной экономики, похоже, даже не ставится
Алексей Козак/ИТАР-ТАСС

Нефтегазовое болото

Мечты об экономическом росте для сегодняшней России выглядят утопией

«Газета.Ru»

Российская экономическая политика сводится к попыткам устоять в случае катаклизмов ведущих экономик мира под прекраснодушные разговоры о бурном росте ВВП и продолжении модернизации. При таком раскладе Россия не войдет в число экономических оплотов мира и не реализует свои гигантские политические амбиции.

Президент и премьер-министр России снова показали публике, что живут в двух разных или, по крайней мере, не слишком похожих странах.

«Экономические итоги года еще окончательно не подведены, но предварительные показатели выглядят сравнительно удовлетворительно. По оценке Минэкономразвития, рост ВВП за январь — ноябрь прошлого года составил 3,5%. Год завершился с низкой как по российским, так и по мировым меркам безработицей — 5,4%.

У нас стабильная ситуация в сфере финансов, бюджет 2012 года, по предварительным оценкам, исполнен без дефицита», — заявил президент Владимир Путин на совещании по экономическим вопросам. Ему в российской экономике в целом все нравится.

«Сформировались значительные резервы, резервы подросли явно. По предварительным данным, инфляция составила 6,6% из-за колебаний цен на продукты питания», — сказал глава государства, тут же напомнив, что в прежние десятилетия, с 2000 года по 2010-й, она в среднем составляла 12,75%. Потом упомянул про рост зарплат и инвестиций.

А под конец Путин невольно обозначил самую суть нашей экономической стратегии: «В конце года наши европейские коллеги, слава богу, смогли стабилизировать ситуацию, но рынки не успокоились, ожидая решения проблемы так называемого фискального обрыва в США. Сейчас многие засады преодолены уже, пройдены, но опыт показывает, что наступившее затишье может оказаться лишь временным, и мы к этому тоже с вами должны быть готовы».

«Готовиться к чужим засадам» — вот квинтэссенция экономической политики России.

Практически в это же самое время премьер-министр Дмитрий Медведев на Гайдаровском форуме рисовал совсем другие картины — амбициозного будущего более либеральной и динамичной России. «Нам нужно продолжить политическую модернизацию, обеспечив качественное расширение политических и экономических свобод», — заявил премьер, будто не жил в России и не следил за новостями последние восемь месяцев. Среди других задач Медведев назвал качественное обновление, комплексную модернизацию различных сфер в стране, технологическую модернизацию, диверсификацию экономики, ослабление зависимости от колебаний цен на энергоносители, а также социальную модернизацию. Наконец, он потребовал от правительства (которое сам возглавляет — то есть и от себя тоже) в ближайший период обеспечить переход к устойчивому росту ВВП на уровне не ниже 5% в год. И заявил, что нельзя бесконечно ждать благоприятных условий и надо решительно проводить приватизацию.

Заодно разгорелся спор между самими чиновниками. Рост российской экономики пока находится ниже своего потенциала, заявил замминистра экономического развития Андрей Клепач. При этом замминистра подчеркнул, что не согласен с мнением первого зампреда ЦБ Алексея Улюкаева о том, что фактический экономический рост России в настоящее время примерно соответствует потенциальному. Поэтому, полагает Улюкаев, смягчение денежной политики, снижение процентных ставок не дало бы результата в виде желаемого экономического роста, а, скорее всего, привело бы к накоплению новых дисбалансов и рисков экономики.

Путин в этом заочном диалоге об экономической политике выглядит куда большим реалистом, чем его заочные «оппоненты» из правительства. Не только потому, что именно президент и кремлевская администрация определяют реальный экономический и политический курс в стране. Но и, что называется, по факту, по реальному состоянию российской экономики.

Вместо создания полноценной диверсифицированной национальной экономики мы в лучшем случае готовы отслеживать и с большей или меньшей степенью успеха реагировать на мировые экономический тренды — от долгового кризиса еврозоны до полумифического фискального обрыва в США, который не преминул упомянуть Путин на экономическом совещании. А сами так и будем проедать нефть да торговать стареющим оружием, разработанным преимущественно в советские времена.

Очевидно, что без политических свобод, без изменения экономического климата, без отказа от превращения российской экономики в вотчину небольшого количества привластных олигархов никакого устойчивого роста в 5% добиться невозможно. Потому что для такого роста надо принципиально менять нынешний сырьевой характер экономики. А создать инновационную в государстве, где любая инициатива в любой сфере приравнивается к подрыву основ, крайне затруднительно. Так и засасывает Россию потихоньку это нефтегазовое болото. Мечты о бурном росте и заявления о продолжении политической модернизации выглядят утопией, откровенным вымыслом.