Расклады

В качестве популистской, но полезной меры можно было бы давно принять закон о гуманном отношении к заемщикам
В качестве популистской, но полезной меры можно было бы давно принять закон о гуманном отношении к заемщикам
Григорий Сысоев/ИТАР-ТАСС

Реформы-буфф

Георгий Осипов о застрявшем в Госдуме законе о банкротстве физлиц

Георгий Осипов

Подмена властью реальных угроз выдуманными, для борьбы с которыми она напрягает последние силы, становится главной опасностью для страны и ее населения, хотя пока еще способна посмешить.

Не слышно дебатов с Охотного Ряда, с «Краснопресненской» или из Кремля по поводу того, что делать с «Газпромом» в связи с уже запротоколированным изменением энергетического ландшафта. Зато много и охотно говорят про гомосексуалистов-пропагандистов. Вообще реальные вызовы фактически игнорируются, но месяц от месяца ускоряется выделение всеми ветвями власти заведомо бессмысленных инициатив в виде разного рода указов, постановлений или законов – про время, про прописку и разное прочее из прошлого века, из опыта давно канувшей в Лету страны бессмысленных советов.

Это напоминает гастроли в глухой провинции заезжего цирка из другой глухомани, когда ярко разрисованные персонажи отчаянно кривляются и порой даже вызывают улыбки подвыпивших наблюдателей

– особенно при комическом изображении джентльменов-бизнесменов-купцов-бояр. Правда, из шапито потом народ выходит на свежий воздух…

Практически все последние приказы – из этого циркового ряда. Изображаем борьбу с коррупцией. Сразу два документа – закон и приказ президента. Конечно, не про то, чтобы избавиться по давно отработанной за порогом цирка методике от известной потехи – когда дядя или его отпрыски с зарплатой или стипендиями в три рубля покупают за миллионы долларов движимость и недвижимость. Это можно, это нормально, только покупайте дома, но не за бугром (где, кстати, в случае чего черта с два конфискуешь). Примерно так в цирках грациозные слонихи изображают изящных леди в платьях и под зонтиками.

Забавно, впрочем, понаблюдать за этим парадом свободомыслия, но что-то он затянулся, уже не смешит, а утомляет. Конечно, наши начальники всегда норовили заменить решение задачи изготовлением какого-нибудь документа, обычно – очередной программы развития того или иного вида жизни, в которой писали, что сделают то-то к такому-то сроку и все будет хорошо. Это понятно: кто не решал бросить курить или начать худеть с понедельника? Конечно, программы не исполнялись, про них быстро забывали. Однако не переступалась невидимая, но явная грань, отделяющая просто жизнь от циркового абсурда. Теперь же посыпались указы, постановления, законы – один бессмысленнее другого. Любые попытки логически объяснить появление ряда абсурдных новаций-буфф невозможно.

Не менее печально то, что одновременно идет торможение внятных законопроектов, что тоже труднообъяснимо. В долгих ящиках нашей Госдумы можно отыскать и такие: например, закон о банкротстве физлиц должны были принять во втором чтении еще в конце января. Не принимают.

Тем временем валом идут сообщения о росте просроченной задолженности россиян, объем которой в 2012 году увеличился почти на 30%. Говорят об опасности этого для всей банковской системы. То есть вроде самое время разобраться во всем этом хозяйстве, для чего в том числе и служит закон о банкротстве «физиков» во всех странах.

Но мы его шесть лет заматываем по настоянию банкиров и с благословения администраций президентов. Аргументы банкиров такие: мол, нельзя позволять идти под банкротство (и списывать долг) человеку потому, что, к примеру, у него на иждивении пара инвалидов или он имеет слишком маленький доход.

Наш законопроект списан с зарубежных аналогов, там все просто. Вы, банки, финансово грамотные, у вас есть юристы и службы безопасности. Если вы даете взаймы неплатежеспособному поклоннику новых гаджетов, то должны или уметь считать риски, или молча страдать от потери денег. Конечно, если заемщик – мошенник, то это другое дело и другая статья. А если у приличного задолжника что-то случилось, что не позволяет даже реструктурировать долг, это не значит, что надо его добивать и отбирать у несчастного квартиру в пользу банка, как финансисты мечтают.

Банкиры вольны грезить о чем угодно. Но почему им внимает исполнительная власть, без позволения которой документ бы не завис? Есть же в законопроекте заряд милого начальникам популизма, ведь он обещает слабым защиту от богатых. Может, даже этот заряд сильнее гомосексуального. Но нет ходу проекту. Почему?

Ответа нет. Также невозможно ответить на вопрос, зачем и почему кто-то постоянно жжет кнопки в лифте – просто жжет, хотя ни на кого из жильцов не обижен и никому вроде зла не желает. И только такая грубая лифтовая формула дает универсальный ключ к пониманию большой части действий начальства. Если, конечно, судить не по словам, а по выдвигаемым правилам нашей жизни.

В общем же плане можно отметить, что раздача не самыми крупными банками кредитов молодым людям, загодя не способным их отдавать, мало отличается от, скажем, финансирования большими банками очевидно убыточного строительства лыжного трамплина в субтропиках. В обоих случаях заимодавцам нужна уверенность в том, что начальство их не оставит, когда возникнут проблемы с растраченными финансами. За больших и верных – заплатит, а маленьких, но тоже любящих, хоть обижать не будет внедрением инородных законов в защиту финансово неграмотных, да еще и отвратительно небогатых людей.

Между тем по банковской теме начальству можно бы было не просто давно принять закон о гуманном отношении к заемщикам, а и увидеть настоящие вызовы. Скажем, пробежав глазами недавнее исследование экспертов из Deutsche Bank — прогноз о смерти традиционных банков в результате развития интернет-технологий.

Похоже, сбывается старая мечта Билла Гейтса «Banks — no, banking – yes». По прикидкам Deutsche Bank, всего несколько лет понадобится на то, чтобы интернет-компании сначала отняли у банков рынки платежей, а потом – и рынки кредитования, и депозиты.

Но это – реальная жизнь, в которой погода изменчива и думать о которой всерьез противно, раз она никак не хочет соответствовать планам российской власти о развитии на период до такого-то года, в которых невозможно учесть, какие еще кто где гадости изобретет на горе плановикам.

Лучше и понятнее ограничиться дебатами про гомосексуализм, смену времени и так далее по списку, хоть бы экономика и жизнь и вовсе замерли.