Полемика

iStockPhoto

Государство предпочитает блондинов

Виталий Манский о том, что главный недостаток господдержки кинофестивалей — ее произвольность

Виталий Манский

Министерство культуры вольно распределять государственные деньги среди кинофестивалей так, как считает нужным, даже если его позиция расходится с экспертной оценкой. Но господдержка будет работать только в том случае, если у нее есть ясные правила. Фестивальному движению необходимо понимать, кто и почему может рассчитывать на финансирование.

Недавно вышла критическая статья программного директора «Артдокфеста» Виктории Белопольской на тему фестивальной политики Минкульта. Со статьей Белопольской, в свою очередь, полемизирует Константин Шавловский, редакционный директор «Сеанса». Он считает, что несмотря на то, что роль кинофестивального совета нельзя назвать решающей, он дает возможность поддержать хоть какие-то важные с точки зрения культуры проекты. Обе статьи затронули, как оказалось, не узкопрофессиональный вопрос, а более общую проблему:

насколько государство в принятии каких-либо решений ориентируется на профессиональную экспертизу? В свете заявлений президента о необходимости диалога между чиновниками и экспертами, на фоне работы «открытого правительства» эта проблема приобретает все более широкое звучание.

О проблеме российского фестивального движения как важнейшего инструмента продвижения отечественного кино к зрителю и жизненно важной для любой отрасли лаборатории, вырабатывающей перспективы развития, говорили давно. Этот вопрос был поставлен еще при «либеральном» министре Авдееве, которого, по утверждению Шавловского, «жалели» кинематографисты. Но, так или иначе, именно тогда был создан совет по кино, в который паритетно входили представители Союза кинематографистов, Киносоюза и «беспартийные» кинематографисты. Именно этот совет создал фестивальную комиссию, принявшую в результате многоступенчатого обсуждения решение предложить министерству ввести классификацию для всех российских киномероприятий, называющих себя фестивалями, и оказывать им государственную финансовую поддержку в соответствии с этой классификацией. Экспертами была разработана и предложена четкая, лишенная вкусовых и субъективных факторов система оценки, определяющих класс фестиваля.

Баллы должны были выставляться: за возраст фестиваля, количество показанных на нем фильмов, за количество российских премьер, количество экранов и сеансов, количество приглашенных фестивалем гостей, количество зрителей, количество проданных билетов, наличие трансляции открытия/закрытия, за количество публикаций о фестивале в СМИ. По каждой позиции присваивалось от одного до семи баллов. В соответствии с набранной суммой баллов все фестивали приобретали определенный класс, от фестиваля третьей категории до фестиваля высшей категории.

Это решение было одобрено профессионалами и советом по кино, потом уже обрело форму приказа министра. Актуальность идеи и приказа подтвердил и пришедший в результате смены правительства новый министр Владимир Мединский. В одном из своих первых выступлений он прямо говорит о необходимости скорейшего введения классификации российских фестивалей, о чем и напоминает в своей статье Белопольская. Но, по факту, вопрос о классификации лег под сукно. А созданный заново Совет по фестивальной политике получил лишь право бессистемно одобрять или не одобрять конкретные фестивали, претендующие на государственную поддержку. Именно в результате этого ограничения профессиональной экспертизы и были приняты министерством решения, которые не назовешь иначе как одиозными. Таково, например, всколыхнувшее кинообщественность решение о выделении 20 млн рублей «коту в мешке» — не прошедшему до того ни разу даже в пилотном режиме фестивалю «Движение» в Омске.

Следует уточнить, что для принятия такого решения впервые была проведена открытая защита фестивальными дирекциями своих проектов. На так называемый питчинг были отправлены фестивали, не получившие поддержку на первых этапах обсуждения фестивальным советом. Иными словами, аутсайдеры. Эти не прошедшие, в том числе по причине неубедительных первичных презентаций, кандидаты на питчинге претендовали на получение от Министерства культуры, как правило, символических сумм в 200, 300 тысяч рублей. Реже — один-два миллиона. Именно там был представлен Омский фестиваль, и именно там членам экспертного совета было четко сказано: ваше дело сказать Омску «да» или «нет», а министерское дело решать, сколько этому фестивалю выделять денег. Обратим внимание, что Министерство культуры при этом никак не аргументирует свой выбор того или иного события и никак не объясняет, почему приказ о классификации фестивалей не выполняется.

Мы, конечно, взрослые люди и понимаем, что если у Омского фестиваля президент тоже носит фамилию Михалков, то уже это должно многое объяснять (речь идет о сыне Никиты Сергеевича, Артеме). Но даже в этом случае чиновнику необходимо потрудиться хотя бы как-то аргументировать свое решение и подвести под легитимную платформу. Иначе это напоминает беспредел.

К слову сказать, я пишу эти строки, находясь на фестивале класса А в Карловых Варах. Фестиваль в Чехии некогда был сиамским близнецом ММКФ и проводился год через год с Москвой. Уже много лет бывшие близнецы живут отдельно и проходят ежегодно. Поэтому они очень удобны для сравнения. Точнее сказать, никакого сравнения ММКФ не выдерживает. Это как сравнивать автомобиль «Шкода» и продукцию «АвтоВАЗа». Но только представьте, что вы обязаны за свои кровные купить отечественную «Ладу», которая стоит в несколько раз дороже чешской «Шкоды».

Я полюбопытствовал у директора Карловых Вар, и выяснилось, что они получают от министерства культуры Чехии 1 миллион евро. В десятки раз более скромный по всем показателям ММКФ только от российского Минкульта получает более 3 миллионов евро. За такие деньги, наверное, российский кинематограф мог бы надеяться хотя бы на парочку нерекламных публикаций в профессиональных изданиях за пределами России. Кто-то встречал такие публикации?

Режиссеры при выборе фестиваля для премьеры отдают предпочтение не то что Карловым Варам, но и довольно скромным фестивалям, не имеющим пресловутый класс А, Загребу или Висбадену. Интересно, значит ли это все, что государство переплачивает только потому, что президентом ММКФ является дорогой во всех смыслах Никита Сергеевич Михалков?

Также не могу обойти вниманием утверждение Шавловского о личной заинтересованности автора статьи в «Новой газете». Да, статья подписана Белопольской как программным директором фестиваля «Артдокфест». Сделано это для того, чтобы «открыть карты» и обозначить ее глубокое и, да, личное понимание проблемы. Потому что, если бы система классификации все-таки была введена, «Артдокфест» совершенно очевидно стал бы фестивалем высшей категории и смог бы жить полноценно. Имеет смысл ознакомиться с рейтингом отечественных фестивалей и премий за 2012 год, составленным Союзом кинематографистов, в котором «Артдокфест», к слову, занимает вторую позицию после «Кинотавра». Сейчас мы получаем от государства сумму, равную выделяемой тем же министерством на поддержку одного фильма на одном международном фестивале. В результате чего каждый «Артдокфест» становится для нас схваткой за выживание. Можно закрыть глаза на то, что никто из дирекции все годы существования фестиваля не получает зарплаты, но сложнее закрывать глаза на наше персональное спонсорство фестиваля, когда даже процесс отбора картин на зарубежных фестивалях происходит практически за наш личный счет. И уж совсем непросто мне забыть, что лучшие документалисты мира — а некоторые из них приезжают в Россию впервые — вынуждены жить по несколько человек в комнате в самых дешевых хостелах. Притом что мы вынуждены отказывать в приезде на фестиваль участникам всех программ, кроме конкурсной, не говоря уже о прессе и коллегах по индустрии. В конце концов, я сам каждый год работаю на «Артдокфесте» не только его президентом, но еще грузчиком и курьером. Нужно сказать, что, хотя до открытия фестиваля осталось всего пять месяцев, цифра, касающаяся его финансовой поддержки, еще неизвестна.

Все эти унизительные нелепости, которым нет конца, напрямую продиктованы объемом финансовой помощи, которую оказывает государство. Поэтому мы лично и профессиональное сообщество в целом вправе задать этот вопрос: почему государство направляет значительные средства на мероприятия, которые практически являются мертвыми душами в отечественном фестивальном движении? Или почему оно поддерживает «котов в мешке», закрывая глаза на доказавшие свой статус фестивали с историей?

При этом речь не идет о столь популярных ныне вопросах, как распил, откаты и прочее. Вопрос исключительно об открытых, внятных правилах получения государственной поддержки.

Пусть, в конце концов, Минкультуры объявит, что поддерживать будет только фестивали, на которых показываются фильмы режиссеров, состоящих в партии «Единая России», или в партии брошенных жен, или в блоке блондинов. Чтобы брюнеты, так сказать, напрасно не суетились.

Автор — кинорежиссер, президент фестиваля «Артдокфест», заместитель председателя Киносоюза.