Реформы на час

Государственные решения отменяют так же легко, как принимают

В Госдуме вновь заговорили о том, что пора перевести стрелки часов. Нулевое промилле уже отменили, осталось повернуть время, переименовать полицию в милицию, и от реформ Дмитрия Медведева останется лишь строка в новых учебниках истории. Например, такая: «эти преобразования оказались недостаточно экспертно проработаны». Впрочем, подобных, мягко говоря, неподготовленных и спонтанных решений хватает и сегодня. Когда придет время их отменять?

Когда-то в школе нам объясняли, что стрелки в стране каждую весну и осень переводят по экономическим причинам. Мол, еще советские ученые рассчитали, что сдвиг рабочего дня в сторону светлого времени суток позволяет государству экономить миллиарды киловатт-часов. Сегодня на вопрос школьника, почему утренние уроки проходят в такую темень, отвечают: так в 2011 году решил Дмитрий Анатольевич.

Серьезного обсуждения этого вопроса экспертным сообществом зимой 2011 года не было. «Нарушаются биоритмы человеческие, все это раздражает, люди просыпаются рано и не знают, куда себя деть. Я уж не говорю о несчастных коровах и других животных, которые не понимают перевода часов и почему доярки к ним приходят в другое время» — так объяснил электорату глава государства свое решение. И сделал так, что теперь жители отдельных регионов не знают, куда себя деть в 3.30 утра летом, когда встает солнце, и в 15.00 зимой, когда уже темнеет.

Сегодня только ленивый не говорит о том, к чему привел переход страны на летнее время. Медики бьют тревогу — у населения «широких» часовых зон происходят сбои в организме. Особенно это заметно у детей, которым надо рано вставать в школу и садик, — одним из самых заметных проявлений сбоя режима стали детские расстройства пищеварения.

Итогами решения о введении нулевого промилле, которое было принято на фоне непрекращающихся смертельных катастроф на дорогах, стали лишь заметный прирост числа лишенных прав и повальные поборы на дорогах. Но, к сожалению, это не остановило тех, кто привык в алкогольном угаре садиться за руль.

Отсутствие логичной связки «запрос общества — экспертное обсуждение — принятие решения» — отличительная черта работы современной российской власти.

Так продолжается и сегодня. В апреле 2013 года правительство под руководством Дмитрия Медведева, также без общественного обсуждения и экспертизы, утвердило новый порядок получения российскими учеными грантов от иностранных организаций. Согласно ему, иностранные организации, желающие выдать грант на российский научный проект, должны просить разрешения у Минобразования, завалив его кипой документов. После чего в течение месяца министерство должно «рассматривать, анализировать и оценивать на соответствие законодательству РФ и приоритетным направлениям развития науки» содержащиеся в заявке грантодателя сведения. Это решение вызвало недоумение ученых, зато теперь экспертная оценка рожденному в муках творчества правительственному документу была все-таки дана. Причем самим министром образования. «Документ действительно содержит неправильные и абсурдные вещи», — признал Дмитрий Ливанов.

Не менее «научно обоснованным» оказалось решение правительства о реформировании РАН. «Сегодня российская наука обременена огромным грузом федерального имущества и земельных площадей, 56% объектов недвижимого имущества даже не поставлены в регистр», — объяснила вице-премьер Ольга Голодец (упомянув про отдельные факты злоупотребления академиками) назревшую необходимость упразднения созданной в петровские времена академии, которую нынче даже сторонники ее реформирования кроме как развалом не называют.

Власть продолжает искать причины ДТП в менталитете народа, экономических проблем — в часовых поясах, сокращения научных достижений — в обременении ученых лишним имуществом, а терактов – в интернете.

Ритуальная смена декораций позволяет внушить стране, что работа идет: принтер гудит, печатает законы, а депутаты, надувая щеки, их сначала принимают, а потом отменяют, не забывая получать при этом зарплату.