Расклады

Wikimedia Commons

Сила бытового плебисцита

Владимир Иванов о том, как сделать так, чтобы подавляющее большинство перестало подавлять

Владимир Иванов

К умению искать консенсус и мирно договариваться нужна привычка. Поляризованное общество без демократического опыта оказывается уязвимым перед политиками, решающими сиюминутные задачи.

Президентские выборы 2001 года в островной африканской Республике Кабо-Верде были примечательными не только тем, что победитель во втором туре опередил конкурента на двенадцать голосов, но и тем, что эта история обошлась без всяких беспорядков и вооруженных конфликтов. Устойчивая демократия предполагает готовность участников к тому, что они окажутся в меньшинстве.

Похоже, что слово «референдум», которое проникло в наш дискурс повседневности, воспринимается многими как механизм легитимизации, но не механизм принятия решения.

В бессмертном «Тарасе Бульбе» подобный подход к народному волеизъявлению закономерно приводит к тому, что «дело принялись доказывать кулаками, и Кирдяга восторжествовал».

К умению искать консенсус и мирно договариваться нужна привычка. Последние исследования показывают, что «демократическая традиция» имеет непосредственные экономические и политические эффекты.

Натан Нунн и Паола Джулиано, используя этнографические данные о традиционных процедурах наделения властью локальных лидеров (мэров, старейшин, вождей), находят сильную положительную связь исторического опыта локальной демократии с устойчивостью современных демократических институтов государственного уровня. Это, конечно, не значит, что страны с отсутствием демократических традиций обречены на конфликты, однако учитывать отсутствие опыта нормального бытового плебисцита необходимо.

Есть, однако, еще один важный фактор, который существенно искажает политический процесс, — разделенность общества на этнические, языковые, религиозные группы.

Экономисты уже давно занимаются измерением социального разнообразия и оценкой его экономических последствий. В обществах с конфликтующими социальными группами, как правило, ниже экономический рост, хуже производятся общественные блага – инфраструктура, образование, здравоохранение; замедляется финансовое развитие. Основной передаточный механизм этого отрицательного эффекта – снижение качества управления на разных уровнях принятия решений.

Конфликты поляризованных групп создают плохие стимулы как для избирателей, так и для политиков. А значит, выборы перестают выполнять две важнейшие функции —

отбирать лучших и дисциплинировать избранных.

Для избирателей относительно более важным критерием кандидата становится не степень его честности и компетентности, а его идентичность – принадлежность к одной этнической группе. В общественных науках этот феномен называется «парохиальным голосованием», а народ-языкотворец обычно пользуется поговоркой «дурной, да свой», которая очень точно отражает влияние такого рода голосования на рабочие качества избранных политиков.

Зачастую сами политики не заинтересованы в смягчении конфликтов, выстраивая на них свою платформу.

Делать это тем легче, чем проще отделить одну группу от другой. Альберто Алесина и Екатерина Журавская показывают важность фактора сегрегации – насколько конфликтующие группы отделены друг от друга территориально. Распределение конфликтующих групп по территории в рамках страны (или города) позволяет политикам перенаправлять финансовые потоки в адрес собственного электората – это касается инфраструктурных проектов. Тогда принятие решений подвержено так называемому эффекту Керли, названному в честь бостонского мэра, который, опираясь на ирландскую диаспору города, проводил дискриминационную политику в отношении британской части населения. Не стоит говорить, что в итоге это ухудшило положение и тех и других, однако ирландцы страдали меньше, что и позволяло Керли несколько раз переизбираться на пост.

Поляризованное общество без демократического опыта оказывается уязвимым перед политиками, решающими сиюминутные задачи.

Подобные проблемы не имеют простых, дешевых и тем более быстрых решений. Формирование устойчивой гражданской культуры требует, как подсказывает международный опыт, равного доступа населения к общественным благам, обеспечения вертикальной и горизонтальной мобильности, а самое главное — системы образования, которая служила бы каналом социализации и гражданского участия.

Тогда подавляющее большинство уже не будет так подавлять. А там, глядишь, и получится «жить единым человечьим общежитьем». А то пока какая-то сплошная «Игра престолов».

Автор — научный сотрудник ЭФ МГУ, соавтор учебника по институциональной экономике под редакцией А.А. Аузана