Полемика

iStockphoto

Больше трех — говорят вслух

Ян Левченко о том, почему государство постоянно нуждается в критике

Ян Левченко

Согласно Канту, государство обязано постоянно находиться под наблюдением общественности, делегировавшей ему эту миссию. За последние десять лет в России окончательно оформился тренд, согласно которому государство считает общество зависимым и требует от него безоговорочной лояльности. Аргументация простодушно-репрессивная: кто девушку платит, тот ее и танцует.

Уже больше чем две недели в России действует закон, согласно которому каждый обладатель личного профиля в социальной сети потенциально рассматривается как СМИ. Чтобы аккаунт приравняли к газете, необходимо больше трех тысяч подписчиков. Это всем известно настолько, что уже неловко вспоминать. Мы же не видим ничего нового в том, что Волга впадает в Каспийское море или что солнце встает на востоке, а не на проклятом западе. Мы спокойно приняли постановление о блогерах, как приняли предыдущие и примем последующие. От преследования меньшинств до закрытия границ и восстановления «железного занавеса».

Очень быстро в сознание небольшой, прогрессивно настроенной группы граждан вошла мысль о том, что за россказнями об информационной безопасности стоят намерения прикручивать или просто давить любые проявления инакомыслия. В свою очередь, сознание значительно большей группы консервативно настроенных граждан оказалось подчинено мысли, что информация, исходящая от государства, глаголет истину, а все прочее — мусор, предназначенный к выбросу.

Удивляет не содержание этих мыслей. Оно скромное и предсказуемое. Примечательна легкость, с которой эти мысли усваиваются и направляют дальнейшее течение жизни.

Приняли очередной сомнительный закон, авторами которого являются судимый бизнесмен, подозреваемый в тяжком преступлении, продюсер политического порнофильма и незаметный на их фоне член комитета по физкультуре и спорта? Хорошо, приняли к сведению, живем дальше. Мы все только того и ждали. С одинаковой готовностью.

Природа этой самоубийственной готовности — отдельная тема.

Некомпетентные в вопросах медиа люди выдвигают скандальные предложения и добиваются своего вследствие царящего в Государственной думе отрицательного отбора. Депутаты — тоже обыватели, поэтому со всем заранее согласны. Может, и не очень хорошо ругаться матом, курить в присутствии некурящих, настойчиво пропагандировать какой-то определенный образ жизни и, тем более, растлевать детей. Просто никто не знает, как решать сложные вопросы регулирования общественных отношений. Действуют как умеют. Или, чего доброго, как чувствуют.

Когда на трибуну со своими предложениями лезут какие-то оглашенные, с ними проще сразу согласиться и быстрее пойти в буфет. Даже если была команда родину любить.

В итоге любая инициатива, согласующаяся с простым, привычным, беспрепятственно усиливающимся курсом на изоляцию и фундаментализм, получает всеобщее одобрение.

Есть подозрение, что закон о блогерах писался с прицелом на то, что его не будут выполнять. Ведь за невыполнение можно потом наказывать. Начиная с апреля этого года эксперты не раз отмечали, что требования закона, за вычетом количественного подхода к числу подписчиков, противоречивы и основаны на житейских критериях. То есть открывают простор для интерпретаций и позволяют посадить кого угодно.

Вместе с тем Роскомнадзору и его кураторам нет никакого резона прочесывать интернет, чтобы затем «кошмарить» все «незарегистрированные» СМИ. Пишите в свои блоги, хоть обпишитесь.

Сейчас, в отличие от более литературоцентричных советских времен, цена слова полностью определяется интересами бенефициариев, привлекающих идеологию в своих корыстных целях. Если же тексты так называемых «организаторов распространения информации в публичной сети интернет» будут содержать одно только гневное посапывание безо всяких явок с адресами, то количество их подписчиков так и останется их же личным делом.

Следует заметить, что блюстители-бенефициарии имеют достаточно призрачное отношение к государству. Они его используют и даже временами самоуверенно представляют, но государственных задач не решают.

Основатель концепции правового государства Иммануил Кант видел задачу государства в том, чтобы поддерживать соответствие конституции принципам права, которые базируются на позитивных законах и свободах граждан. Государство не должно заниматься вопросами благосостояния граждан или диктовать им условия труда и досуга. Его функции сводятся к строгому правовому регулированию, к роли третейского судьи, также находящегося под властью универсального закона.

Согласно этой логике, государство обязано постоянно находиться под наблюдением общественности, делегировавшей ему такую высокую миссию.

В этом смысле любой гражданин имеет право высказывать свои соображения. Тем более когда они вызывают интерес еще как минимум трех тысяч человек.

За последние десять лет окончательно оформился извращенный тренд, согласно которому государство бенефициариев считает общество зависимым и требует от него безоговорочной лояльности. Аргументация простодушно-репрессивная: кто девушку платит, тот ее и танцует. Дворовый маскулинный цинизм, этакое ухарство, прикрывающее невежество и моральную беспомощность.

Помнится, еще в 2008 году меня искренне удивило интервью режиссера Дмитрия Месхиева, который тогда собирался возглавить кинокомпанию Russian World Studios (теперь ее в основном называют «Всемирные русские студии»). Мастер с жаром напоминал о забытых, по его мнению, вещах. Например, что коллеги по цеху берут у государства деньги, а потом критикуют его с экрана, «гонят чернуху», как говорили в начале 1990-х.

Иными словами то, что в правовом государстве является первоочередной задачей общества и социально ориентированного искусства, решительно осуждалось, объявлялось неправомерным и, что даже важнее, постыдным. С тех пор минуло ровно шесть лет. Подобные суждения стали общим местом.

Мы сомневаемся в чем угодно, только не в том, что государство нужно критиковать осторожно и уж точно не за его счет. Хотя оно само и должно быть в этом заинтересовано.

Блогеры понимают, что им грозит. И не только им, но и обществу, которое искренне считает, что всем обязано государству. Многие блогеры относятся к небольшой, прогрессивно настроенной группе граждан, которые не хотят работать по схеме узаконенного беспредела. Впрочем, стоит им официально зарегистрироваться, примкнуть к большинству и начать медийное обслуживание государственной политики, как гирляндой засияет зеленый свет и отовсюду пойдет поддержка их деятельности в «публичной сети интернет».

Но такой здравый смысл рано или поздно разрушит государство, в котором не останется никого, кроме бенефициариев и нанятого персонала.

Автор — профессор отделения культурологии НИУ «Высшая школа экономики» (Москва)