uapress.info

Вклад Коломойского

Почему заявления украинского олигарха могли бы стать началом конца украинского кризиса

«Газета.Ru»

Громкий конфликт бизнесмена Игоря Коломойского с президентом Порошенко вокруг компаний «Укртранснафта» и «Укрнафта», которые олигарх прежде де-факто контролировал, имеет не только денежное измерение. Возможно, в этом демарше украинского олигарха можно увидеть надежду на разрешение конфликта на юго-востоке страны. Если все его стороны согласятся на определенные компромиссы.

На следующий день после блокировки вооруженными людьми центрального офиса «Укрнафты» Коломойский дал своему каналу «1+1» большое программное интервью. В нем он не столько пытался оправдаться за диковатые даже для Украины события в центре Киева, сколько критически отзывался о действующей украинской власти и даже выдвинул некую политическую альтернативу.

Концепция Коломойского существенно отличается от концепции той части элиты, которая доминирует сейчас на Украине. Вместо «войны до победного конца» он неожиданно предлагает отдать максимум финансовых полномочий регионам и фактически признать ДНР и ЛНР. Его ключевое слово – децентрализация. Напротив, Порошенко путем установления контроля над ключевыми госкомпаниями сегодня стремится упрочить центральную (и заодно собственную) власть. То есть эти некогда единые силы теперь действуют разнонаправленно.

Нетрудно заметить, что концепция Коломойского очень похожа на то, что предлагала и предлагает Москва. Слабая центральная власть и сильные регионы.

В чем ее суть? Власть будет концентрироваться там, где концентрируются деньги. Если взглянуть на карту дотационных регионов Украины, то станет ясно, что главные доноры – это Донбасс, а также Днепропетровская и Харьковская области, где как раз сильны позиции Коломойского. Остальные области рано или поздно попадут под их финансовый контроль. По сути, Москва хотела бы контролировать Украину через сильные региональные элиты.

Неудивительно, что Коломойский немедленно удостоился разговора с послом США — видимо, речь шла не только об использовании ненормативной лексики в общении с журналистами у офиса «Укртранснафты».

Но можно ли теперь считать Коломойского «агентом Москвы»? Вряд ли, скорее он действует в своих собственных интересах, и так сложилось, что эти интересы сейчас совпадают с российскими. Влияние олигарха в сегодняшней Украине построено в первую очередь не на батальонах «Донбасс» или «Днепр», а на экономических активах. В то время как сигналы, поступающие из украинской экономики, говорят не о ее выздоровлении, а об ухудшении, причем весьма стремительном. По всем ключевым экономическим показателям даже не просто минус, а двузначный минус. К тому же Украина находится на грани технического дефолта: отношение госдолга к ВВП достигло уже 70%.

В критическом состоянии находится и доверие украинцев к власти. Согласно социологическому исследованию Research & Branding Group, на сегодняшний день 48% жителей Украины полагают, что ситуация в стране развивается в неправильном направлении, противоположной точки зрения придерживается лишь 8% украинцев.

Пока значительная часть украинского общества надеется на то, что куда-нибудь исчезнет Путин и это решит все проблемы, Игорь Коломойский выглядит большим реалистом. По крайней мере потому, что каждый день теряет крупные суммы. Так как в «минское перемирие» никто особо не верит, продолжения военного столкновения на юго-востоке ждут уже к лету. Коломойского не может не напрягать то обстоятельство, что в случае возобновления военных действий они могут переместиться на его владения – Запорожье, Днепропетровскую и Харьковскую области.

Кроме того, в условиях войны государство вполне может взять и просто национализировать его бизнес, те же «Укрнафту» и «Уктранснафту». Часть элиты на Украине наверняка воспринимает войну как стратегию по переделу активов. Так, уже удалось задвинуть могущественного некогда Ахметова, состояние которого сократилось в разы.

Высказывания Коломойского, конечно, могут быть восприняты двояко. Циничная интерпретация заставляет предположить, что, «поднявшись» на войне посредством фактической легализации собственной «частной армии» и контрактов минобороны, о которых много судачат СМИ, теперь олигарх хочет получить свою выгоду и от мирного урегулирования.

Но напрашивается и другое объяснение: год назад днепропетровский губернатор искренне рассчитывал на быстрое и победоносное окончание конфликта (конечно, не без того, чтобы получить от этого определенную выгоду), к которому, кстати говоря, дело и шло до перелома в августе прошлого года. Теперь же он констатирует, что скорая победа невозможна, война становится все более дорогостоящей и опасной для Украины как государства, а значит, нужно искать нестандартные и, возможно, даже одиозные для украинского политического дискурса способы решения проблемы.

Между тем источники «Газеты.Ru» в российских властных структурах однозначно говорят, что уходить с Украины Россия не намерена, то есть не планирует потерять страну как сферу российского влияния. Следовательно, «подруливание» ситуацией у соседа Москва продолжит.

Похоже, единой цели у Москвы нет, хорошо все, что ослабляет Украину и одновременно не уводит ее в сферу влияния Запада. Будет федерацией – хорошо. Распадется страна на «тысячу маленьких медвежат» — тоже неплохо. Украина стала квинтэссенцией клинча политики России и Запада, поэтому кардинальные уступки не предполагаются.

Украина — это своего рода новая лакмусовая бумажка для российского истеблишмента, для которого показать и ощутить силу сейчас важнее, чем урегулировать ситуацию у своих южных границ.

Не хочется выставлять днепропетровского губернатора героем дня, но, возможно, его риторический почин стоило бы подхватить и другим участникам конфликта. По сути, ведь ясно, каких компромиссов ждут от каждой из сторон их контрагенты. От ДНР и ЛНР — четко обозначенного согласия на реинтеграцию в состав Украины. От Москвы – посильной поддержки в послевоенном восстановлении Донбасса.