Flickr.com

Выжидание чуда

Почему люди разучились жить в повседневности

«Газета.Ru»

Украинский кризис, кажется, заморожен: уже почти два месяца как приостановился поток горячих военных сводок, ушли с первых полос названия украинских поселков, подписан договор о продаже российского газа Украине по ценам ниже европейских. Вот только общество за год настолько подсело на новости войны, что заниматься собственной мирной жизнью, судя по всему, не готово. Или разучилось.

Российский житель, привыкший за год к ежедневным горячим новостям и сводкам практически с фронта, кажется, продолжает интуитивно ждать либо кровавых потрясений, либо праздников с петардами и фейерверками. Грубо говоря, взять бы бескровно еще один Крым или, на худой конец, провести Олимпиаду с победным финалом.

Обыватель привык к ежедневной порции адреналина, это больше года наполняло его жизнь смыслом, ввергало в споры, порождало возбуждение и яркие чувства – гордость, ненависть, кураж.

И вдруг вместо ярких новостей – высокие цены, низкое небо, повседневная жизнь. Экономисты предрекают несколько лет депрессии и стагнации, безработицу и падение потребительского спроса. А непрекращающийся рост цен вгоняет и во вполне реальную депрессию. Будем платить больше налогов, меньше есть, хуже одеваться. «Все будет серенько», — как выразился экономист Яков Миркин, делая прогноз на 2015 год.

И за окном, как назло, нескончаемая полузима, полувесна.

Последнее событие, которое взбудоражило российского зрителя, — падение Airbus под управлением депрессивного Андреаса Лубица. Что показательно, с особой страстью «зритель» обсуждает всегда либо то, что не касается его напрямую, либо то, на что он никак не может повлиять.

Ведь, по сути, именно так было и в случае с Украиной. Война, которая там шла и все еще не закончена, сотни убитых, тысячи беженцев, мародерство на улицах, разбомбленные города, пассажирский «Боинг», упавший в кукурузное поле, – все эти реальные страшные события в вечернем эфире федеральных телеканалов для среднестатистического россиянина не сильно отличались от просмотра блокбастера.

И в то же время порождали сильные эмоции – будет война, не будет, и что будет вообще. При этом обыватель не очень понимал, что он вкладывает в понятие «война» — действия 1941-го или дефицит товаров в магазине, похоронки, приходящие в семьи, или теленовости о погибших украинских военных. Но «война» обсуждалась, отодвигала обсуждение повседневных проблем.

Хотя социологи и фиксируют незначительную усталость опрашиваемых от бесконечных украинских новостей и «радиоактивных» геополитических сводок, но, кажется, усталость эта вызвана как раз тем, что ничего взрывного не происходит. А потому все новости кажутся утомительными, а жизнь скучной.

Конечно, реальной войны на своей территории граждане страны не хотят и, более того, боятся. Причем, если судить по опросам, боятся гораздо сильнее, чем еще два года назад. Но как жить без ее присутствия в информационном пространстве, уже не представляют.

Куда направить силы в этой ситуации? Чего хотеть? Что создавать? Где та позитивная повестка, на которую можно мобилизовать эмоции и силы, вызванные патриотическим подъемом?

После взятия Крыма и первых санкционных сражений много говорилось о том, что для России, впавшей в долгую сладкую спячку на нефтяных деньгах, сейчас самое подходящее время для рывка: экономического, политического, общественного. Побороть ресурсное проклятие и добиться расцвета страны, вопреки всем козням Запада. Горячо спорили лишь о формах: что все-таки лучше для страны – модернизация или мобилизация?

Но воодушевление вместе с деньгами из ФНБ постепенно иссякает, ничего великого сделать еще не успели, даже цели пока не определены, кроме одной – пережить кризис, во многом рукотворный.

Как его пережить, за сколько времени, какой ценой, а главное – какими выйти из него, так и остается обрывочными образами и словами.

Для реальной мобилизации граждан, конечно, нужен серьезный стимул. Или явная опасность, жуткий страх, как это было во время Второй мировой войны, или воодушевляющая позитивная цель.

Никакой опасности для страны, несмотря на всю внешнеполитическую риторику, сейчас нет – и граждане это подсознательно чувствуют. Но нет и конкретной, реально достижимой цели, ради которой хочется оторваться от телевизора, слезть с дивана и сделать что-то полезное для страны и себя как ее гражданина.

Проблема в том, что зрители пока так и не почувствовали себя участниками шоу, даже несмотря на пустеющие полки магазинов и ощутимое снижение доходов. Или наоборот – ощутили себя участниками именно шоу, а не участниками собственной жизни, которую нужно создавать, улучшать, поддерживать.

Они просто ждут. Что будет следующим? Чем теперь порадуете? Когда будет новый повод для ненависти или гордости? Диванные воины жаждут зрелищ больше хлеба. Во всяком случае, пока.