Советский плакат «К Солнцу! К звездам!» (1965)

Невеселые старты

Почему все чаще ракеты не взлетают, а спутники падают

«Газета.Ru»

Запуск ракеты «Союз» с космодрома Восточный опять отложен. Впрочем, радует уже то, что руководители «Роскосмоса», несмотря на визит президента, не запустили ракету во что бы то ни стало. Значит, от этой советской практики выполнения намеченного любой ценой мы уже отказались. Но разочарование общества состоянием космической отрасли, на которую государство тратит сотни миллиардов, сегодня налицо.

Технические сбои при запуске космических ракет — обычное дело. Автоматика сигнализирует, что какая-то из систем работает не так, как должна. После чего пуск откладывается до устранения неисправностей. Куда важнее сберечь человеческие жизни и сохранить сами дорогостоящие космические аппараты, чем во что бы то ни стало к круглой дате или приезду высокого начальства рискнуть и вручную нажать кнопку «Пуск», как это бывало в советские годы.

Вспомнить хотя бы катастрофу на Байконуре в 1960 году, тогда из-за взрыва и возгорания ракетного топлива погибли почти 80 человек. Все произошло из-за грубых нарушений правил технической безопасности — строителям велено было запустить ракету ровно к годовщине Великого Октября, несмотря на обнаруженные перед стартом дефекты. По воспоминаниям одного из участников событий, маршал Неделин заметил: «Что я буду говорить Никите?.. Ракету доработать на старте, страна ждет нас». При взрыве погибли почти все, кто находился вблизи стартового стола, включая самого маршала. Данные о катастрофе засекретили, и страна узнала о ней только во времена перестройки.

Впрочем, сегодня скрыть катастрофу при запуске ракеты просто невозможно. И ее, к счастью, не допустили.

Тем не менее разочарование делами на космодроме «Восточный», да и в целом в деле освоения космоса в обществе присутствует.

При довольно высоком уровне государственного инвестирования в космическую индустрию в последние годы на ленты СМИ все чаще попадают сообщения о злоупотреблениях в этой отрасли, коррупции, невыплаченных зарплатах, отложенных стартах и падающих спутниках.

Фраза телеведущего прямого эфира: «Кажется, что-то пошло не так» — после падения через 30 секунд после старта ракеты-носителя «Протон-М» в июле 2013 года стала мемом, который с тех пор неотделим от современной российской истории освоения космоса.

И если в сбое пуска ракеты «Союз-2.1а» сегодня нет, как сказал глава «Роскосмоса», «человеческого фактора», то в деле строительства космодрома без него явно не обошлось. Например, совершенно непонятно, зачем куратор космической отрасли Рогозин клялся, что первая ракета улетит с Восточного еще в декабре 2015 года, когда космодром физически не успевали испытать к этому сроку (требовался еще минимум месяц). И Рогозин знал об этом.

Восточный строится сейчас не под новую ракету, как мечтали сначала, а, по сути, под модификацию гагаринской «семерки». Оборудование там типовое, то есть ничего заново изобретать было не надо. Тем не менее строительство без конца затягивалось. В итоге Путин разрешил перенести первый запуск на апрель 2016 года. Но и он не заладился. Вполне возможно, что опять-таки слишком спешили успеть к дате, указанной президентом.

Пока точно неизвестно, что стало причиной срыва запуска, но, как заметил президент, «при освоении новой техники возможны сбои, но когда две из четырех неполадок связаны с состоянием аппарата — это разгильдяйство».

Сколько денег ушло и еще уйдет на строительство Восточного — первого национального космодрома гражданского назначения, который должен обеспечить независимый доступ России в космос, — трудно подсчитать. Разные чиновники в разные годы называли разные суммы в вилке от 300 млрд до 600 млрд руб. Чуть более точно оценен размах злоупотреблений при строительстве. В январе 2015 года глава Счетной палаты Татьяна Голикова сообщала, что

объем хищений на космодроме превысил 13 млрд руб.

Сегодня, в день неудавшегося пуска, президент заявил, что если вина тех, кто причастен к этому, будет доказана, «им придется сменить теплую домашнюю постель на тюремные нары».

При таких колоссальных расходах общество вполне справедливо ждет отдачи от процесса. Хочется же гордиться не только тем, что деды победили в Великой Отечественной, но и тем, что мы тоже сегодня что-то можем. Хотя бы в той отрасли, в которой СССР был признанным лидером. Но пока вместо гордости в соцсетях — сожаления о неудавшемся пуске, ехидные шутки на тему «испорченной святой воды», которой окропили ракету, резонные вопросы: «Кто быстрее полетит — Рогозин или «Союз»? Да перепосты сочиненного Дмитрием Быковым еще год назад разговора вице-премьера с ракетой.

РАКЕТА (тихо): Ты знаешь, в чем беда, Рогозин? Рогозин, вся беда в тебе. Смешно винить меня, ракету. Ты вечно ищешь простоты. Проблема в том, что умных нету, Что все такие же, как ты! Всё так нескладно, так нелепо, А скоро полный апогей...

РОГОЗИН: Ты враг народа! Друг Госдепа! Агент Гейропы! Просто гей! (Взрывается.)

Хотя наверняка дело не только в конкретных ответственных руководителях. Собственно, космос — одна из отраслей непосредственного сплава наших науки и промышленности. И было бы странно, если бы все проблемы российского управления на ней никак не сказывались.

Жалобы на деградацию инженерных и технических кадров страны, на которых всегда не хватает денег из миллиардов, выделяемых из госбюджета, стали обыденным делом. Частная же инициатива, которая приводила бы к росту научно-технических стартапов и нормальной конкуренции, а не только к борьбе за доступ к госбюджету, в России практически отсутствует. В то время как в мире предпринимательская активность в области космических запусков уже дает заметные результаты — например, именно частная американская компания научилась сажать ракеты на платформу в океане.

Технические сбои бывают везде. Но все же чаще там, где больше системных ошибок управления.

Кстати, отчеты по успешности пусков есть у «Роскосмоса» в открытом доступе:

1970–1979: 174 успешных (100%).
1980–1989: 114 успешных (100%).
1990–1999: 84 успешных, 2 аварийных (97,67%).
2000–2009: 167 успешных, 9 аварийных (94,88%).
2010–2013: 81 успешный, 7 аварийных (92,04%).
2014–2015: 45 успешных, 3 аварийных (93,02%)