Франсиско Гойя. Поединок на дубинах. 1819-1823
Франсиско Гойя. Поединок на дубинах. 1819-1823
Wikimedia Commons

Санкции нащупали дно

О том, что Минфин США узнал об экономике России

«Газета.Ru»

Доклад Минфина США, по поводу которого было столько страхов, предположений и воистину апокалиптических прогнозов, наконец, появился. Если кратко резюмировать «служебную записку» (то есть несекретную часть), то вывод такой: США, конечно, могут распространить санкции и на российский суверенный долг, однако это будет себе дороже.

«Экономическая война» с Россией, а санкции против госдолга были бы сродни объявлению именно войны, откладывается. На неопределенный срок. Это не значит, что санкций не будут вовсе: в самом начале своей записки Минфин оговаривается, что данный документ, с одной стороны, не является объявлением каких-то дополнительных санкций, помимо уже действующих, с другой, он не меняет текущей санкционной политики в отношении России. Последнее — это грамотная оговорка: по закону 2 августа, всякое смягчение такой политики должно быть, по сути, если не утверждено Конгрессом, то отправлено на его экспертизу и по ее результатам может быть заблокировано.

Доклад Минфина представляет собой краткий обзор уже действующих антироссийских санкций, за которым следует добротное изложение общего состояния основных макроэкономических показателей российской экономики (по открытым источникам с некоторыми устаревшими данными), а также обзор рынка ее суверенных долговых бумаг. Оценка ущерба от санкций дана умеренная: дескать, ущерб России есть (в цифрах не указано, какой именно), однако в целом российская экономика с проблемами справляется. Если гипотетически предположить, что санкции будут наложены и на российский суверенный долг и его финансовые производные (максимальный объем эмитированных Российской Федерацией таких бумаг по состоянию на конец 2017 года оценивается примерно в $160 млрд), то это, конечно, окажет сильное давление на российскую финансовую систему и увеличит стоимость заимствований, однако российскую экономику все равно не угробит. Такая вот «жалость», понимаете ли.

Более того, поскольку, как открыто констатирует Минфин США, по части поддержки расширения санкций со стороны европейских союзников США могут возникнуть большие проблемы, то их эффективность еще сильнее упадет.

Самый главный вывод доклада такой: наложение подобных санкций на Россию повлечет за собой дестабилизацию мировых финансовых рынков, поскольку российская экономика достаточно значима и в большой степени интегрирована в мировую экономику.

В том числе это ударит по американским компаниям и интересам. Притом что объемы финансовых производных российских долговых обязательств на руках именно у американских держателей сократились в последнее время до минимума (до примерно $200 млн). Что же касается долговых облигаций, то на долю иностранцев, включая американцев, приходится не менее трети их объема (только ОФЗ на сумму не менее $38-39 млрд).

Минфин США также указывает на возможность ответных мер российского правительства против американских компаний. Тут не надо быть большим провидцем, чтобы с таким выводом согласиться. Уж чего-чего, а принцип взаимности (она же — зеркальность) мы в санкционной борьбе освоили прекрасно. И догадка американского Минфина вполне подтверждается сведениями из источников в российском правительстве: ответные меры против американских компаний вплоть до конфискации активов (на манер, как это сделала в свое время Венесуэла) прорабатывались, как минимум, с лета прошлого года.

Иными словами, то, что мы не замкнулись в себе, не увлеклись еще в достаточной мере самоизоляцией, сработало в данном случае как гарантия нашей же безопасности. Во время недавнего финансового кризиса в той же Америке федеральное правительство было вынуждено за государственный счет спасать крупнейшие банки и корпорации. И тогда возникло такое выражение — «Слишком большие, чтобы {позволить им} упасть» (too big to fall). Теперь это принцип применяют и к нам. При всем при том, что российская экономика на сегодня довольствуется скромной долей в мировом ВВП менее 3%, ее вовлеченность в том числе в мировые финансовые рынки оказалась «слишком большой», чтобы быть подвергнутой санкциям.

Можно сказать, что Америка испугалась антироссийских санкций. Мы можем, наконец, поздравить друг друга: мы нащупали то самое дно, ниже которого решили пока дальше не спускаться.

Сильно радоваться, конечно, рано. В порядке «компенсации» и в ответ на тот страшный вой, который поднимут сейчас в том же конгрессе прежде всего демократы, обвиняя Трампа и его администрацию в саботаже санкционной политики (список «столпов режима» из 210 человек, то есть обнародованный недавно «кремлевский доклад» можно воспринять в этом смысле и как «кремлевскую телефонную книгу», и как плохо завуалированный троллинг конгресса), Белый дом может в ближайшее время подвергнуть кого-нибудь «показательной порке», наложив санкции.

Однако важно отметить и еще одно обстоятельство. Трамп вообще-то сам по себе никогда не был фанатом антироссийских санкций, а был их противником. Закон 2 августа он подписал нехотя и не подписать не мог. В двух палатах конгресса нашлось всего, кажется, четыре человека, которые не голосовали «за»: преодоление вето было неминуемым.

В течение всего первого года правления нынешней администрации «русский вопрос», в частности вопрос так называемого вмешательства русских в выборы с США, оставался одной из важных тем внутриполитической борьбы в самой Америке.

В том числе он служил поводом для постоянных атак на нынешнюю администрацию со стороны демократов, которые продолжают делать вид, что американский народ , мол, никак не мог по доброй воле избрать Такое Вот: его совратили русские тролли, боты и фейки.

Однако расследование на эту тему буксует уже не первый месяц: независимый прокурор Мюллер, судя по всему, ничего существенного о «сговоре Трампа с русскими» так и не накопал. Никто из ближайшего окружения президента, видимо, пока не пойман ни на существенных ложных показаниях, ни на каком-либо еще компромате на этой счет. Иначе об этом уже раструбила бы ненавидящая Трампа-выскочку пресса либерального мейнстрима.

Более того, само президентство Трампа по прошествии первого года видится не таким уж «провальным», как ему сулили в первые недели. Он последовательно проводит в жизнь свою повестку. Принятие налоговой реформы — это колоссальный успех республиканцев, сумевший даже туда вписать отмену штрафов за отказ от обязательных платежей в систему медицинского страхования, как то было предписано реформой медицины Обамы. Вчера рейтинг одобрения президента Трампа достиг немыслимых для него высот — аж 49%. Его первое ежегодное послание Конгрессу одобрительно встретили две трети американцев.

Все это вместе, а также пробуксовка расследования «Раша-гейта» создает предпосылки к тому, что «дело о сговоре русских с Трампом» закончится ничем, пшиком.

И не случайно именно вчера, одновременно с обнародованием вышеупомянутого доклада Минфина а США под этим расследованием взорвалась мощнейшая бомба. Несмотря на яростное сопротивление конгрессовских демократов, была предана огласке ранее секретная записка главы комитета по разведке Палаты представителей Дэвина Нуньеса. Из нее следует, что ФБР, включая тех людей, которые назначили нынешнего независимого прокурора Мюллера, нарушили закон FISA (Foreign Intelligence Surveillance Act) о слежке за иностранцами, установив незаконную слежку в том числе за советником Трампа по внешнеполитическим вопросам во время избирательной кампании Картером Пейджем (это именно его обвиняли в том, что он ездил в Москву и пытался установить «незаконные связи» с высокопоставленными русскими). Пейдж — гражданин США, разумеется, и в отношении него должна была быть соблюдена определенная процедура. Но она соблюдена не была. Более того, и сама слежка, и появление так называемого «досье Стила», бывшего агента британских спецслужб, собиравшего компромат на тему связей Трампа с русскими, были инспирированы непосредственно Национальным комитетом демократической партии. Возможно, при участи президента Обамы и кандидата Клинтон.

То есть теперь реально запахло «уголовкой» для самих главных вдохновителей «Раша-гейта». Так что дело, конечно, не только в том, что Вашингтон испугался эскалации антироссийских санкций. А еще и в том, что сами их яростные сторонники теперь вынуждены перейти к обороне.

Осталось теперь дождаться того времени, когда Москва и Вашингтон начнут хоть о чем-то разговаривать и договариваться. Кроме как об ответных (зеркальных) мерах.