Дискуссии

Depositphotos

Финансовые слабости: безопасность от разумности

Владимир Иванов о том, можно ли вообще вдолбить в голову финансовую грамотность

В сфере финансовой грамотности россияне занимают далеко не последние места в мире, но лишь малая часть оценивает свои навыки как хорошие. Можно ли вообще воспитать умение читать примечания мелким шрифтом, округлять ценники «за 199 рублей» и не кайфовать от новой покупки в кредит?

Истории в новостной ленте про потребительские кредиты по 2% в день, финансовые пирамиды, попытки играть в короткую на валютных курсах вызывают такое же ощущение, как если бы люди курили на бензоколонке, пользовались феном под душем или сушили кошку в микроволновке.

Над причинами распространенности финансово неразумного поведения ломают головы многие исследователи – может быть, когда-нибудь это позволит не ломать головы семьям, попавшим в финансовые ловушки.

Во-первых, люди могут просто не владеть финансовыми знаниями. Если человек не знает, как начисляются сложные проценты, не привык читать мелкий шрифт в договорах о собственности, не знаком с принципами ведения семейного бюджета – финансово разумные решения у него могут получиться разве что по случайности.

Результаты довольно простого опросника ОЭСР показывают, что только 48% российских респондентов обладают хотя бы минимально приемлемым уровнем финансовой грамотности. Это далеко не самый плохой результат среди попавших в обследование стран — но этот факт скорее характеризует общемировые проблемы.

При этом жители России сами оценивают свою финансовую грамотность все более скептически. В 2017 году в ходе исследования НАФИ только 12% россиян оценили свои знания и навыки как хорошие, и 38% признали их неудовлетворительными. Закономерный итог все более тяжелых финансовых проблем в период экономического спада. Плюс – все более широкий выбор финансовых услуг.

Во-вторых, финансовые знания должны дополняться серьезным отношением к финансовым вопросам, подразумевающим чувство ответственности за собственную финансовую безопасность. Сложившиеся в обществе нормы могут сильно исказить финансовые установки.

Например, социальный статус человека может подразумевать траты, которые он порой не может себе позволить.

Свадьбы, похороны, подарки детям, выход нового гаджета – боязнь показаться скопидомом и желание «пожить не хуже других» потенциально могут загнать семью в долговую яму.

В некоторых развивающихся странах траты на семейные торжества и ритуалы, например, свадьбы или похороны, могут достигать нескольких годовых бюджетов семьи.

В странах с высоким уровнем патернализма за Чипа и Дейла держат государство – уж оно при случае поможет. Ущерб от землетрясения в Непале в апреле 2015 года составил около $5 млрд, а страховщики покрыли меньше 10% (для сравнения – в США застраховано 60% имущества). После трагедии в Крымске 2012 года, когда несколько тысяч семей полностью потеряли имущество, крупнейший страховщик в городе получил лишь 60 заявок на компенсации. Это означает, что абсолютное большинство людей не страховали имущество, даже зная, что наводнения на Кубани бывают раз в год, а то и чаще. Из них разрушительные, приводящие к массовым жертвам и серьезному ущербу, – примерно раз в 10 лет.

А государству приходится искать компромисс между спасением пострадавших и воспитанием остальных.

В 2014 году после резкого обесценения рубля у десятков тысяч семей с валютной ипотекой платежи стали превышать доход. А ведь говорили не раз: получаешь в рублях – не подписывайся на расходы в долларах: привлекательная разница ставок как раз и отражает риски изменения курса. Тяжелый конфликт ипотечников и государства растянулся на несколько лет: ипотечники перекладывали ответственность на правительство и Госдуму, а суды опасались опасного прецедента.

Что интересно: соцопросы свидетельствуют, что 38% соотечественников не видят ничего страшного в задержке выплаты по кредитам, а еще 26% считают допустимым невыплату кредита в случае возникновения непредвиденных обстоятельств, таких как потеря работы, болезнь, развод и т.д. При этом по статистике Банка России в 2017 году выплаты по 8% кредитов, выданных физическим лицам (в сумме это почти триллион рублей), были задержаны более чем на 90 дней. Заемщики, видимо, не чувствуют, что кредит – это прежде всего обязательство и только потом возможности.

В-третьих, и это, пожалуй, самое интересное, серьезным ограничением становится сама человеческая природа, т.е. специфика работы человеческого мозга. Наработки поведенческой экономики показывают, что люди в разных странах, от самых богатых до самых бедных, сталкиваются с психологическими ограничениями, которые не позволяют им рационально распоряжаться деньгами.

Человек слаб: у него есть проблемы с самоконтролем, он недостаточно внимателен и при этом самоуверен.

(Нейробиологи наверняка объяснили бы это работой дофаминовых рецепторов и прочими научными терминами, но для экономистов важен сам факт).

Люди склонны ценить настоящее больше чем будущее – экономисты называют это дисконтированием. Дисконтирование будущего тем сильнее, чем ближе человек к моменту получения выгод или издержек. Поэтому так сложно бывает выполнить собственные новогодние обещания (всегда примерно одинаковые: откладывать деньги, ходить в спортзал, выучить новый язык, бросить курить).

Когда издержки приближаются, а выгоды маячат где-то в будущем, всегда хочется поддаться искушению и отложить действие, требующее немедленных усилий или отказа от удовольствий. (Это, кстати, касается и инвестиций в финансовую грамотность – время и умственные силы тратить сразу, а выгоды приходят когда-то потом).

Все вместе это не позволяет людям стабилизировать и улучшить свое финансовое положение: их «спокойные» финансовые и жизненные планы, рассчитанные на длительный период, нарушаются из-за проблем с самоконтролем.

А в тяжелой финансовой ситуации, когда человек вынужден принимать крайне непростые и неприятные решения, другими словами – в ситуации стресса, практически у любого индивида мозг по объективным причинам хуже справляется с поиском наилучших альтернатив и с самоконтролем.

Поэтому все психологические искажения выражаются сильнее. Вероятность совершения ошибок повышается, что загоняет людей в порочный круг – «психологическую ловушку бедности».

Ошибками потребителей, естественно, пользуются продавцы. Кто из нас не усмехался над простеньким маркетинговым приемом – выставлять ценники, оканчивающиеся на несколько девяток, тем самым снижая первую цифру в цене. А вот исследования показывают, что это вполне работает – повышение цены, изменяющее ее первую цифру (например, с 2999 до 3000), снижает объем спроса на товар гораздо сильнее, чем такое же по размеру изменение (с 3000 до 3001), сохранившее первый знак неизменным.

К тому же в современном мире больших данных информация о человеке и его предпочтениях становится все более доступной. В этих условиях эксплуатация психологических характеристик потребителя становится все более и более изощренной.

Фирмы совершенствуются в умении фильтровать потребителей в зависимости от их психологических особенностей и предлагать таргетированные продукты, учитывающие поведение отдельно взятых индивидов. Например, банки могут предлагать менее образованным потребителям карточки с бóльшим числом скрытых характеристик, которые касаются штрафов за неуплату, за просрочку, кэш-бэков и так далее. Расчет в том, что эта категория потребителей с меньшей вероятностью разберется во всех деталях и нюансах сделанного предложения, и совершит ошибку, например, допустив просрочку.

Не приходится удивляться тому, что традиционные образовательные программы финансовой грамотности часто не дают особых результатов. Поэтому формирование эффективной системы повышения финансовой грамотности – огромный вызов для сообщества экономистов. Обеспечить «доставку на дом» разным возрастным и социальным группам населения, добиться не только повышения знаний, но и изменения установок, учесть поведенческие аномалии в финансовых решениях – все это задачки со звездочкой.

Их решение требует разнообразия форматов — традиционные курсы, игровые симуляции, лайфхаки и «правила большого пальца». Нужно ориентироваться не просто на прирост финансовых знаний, но на изменение финансового поведения. И это — тема отдельного большого разговора.

В конечном итоге, финансовая грамотность сегодня – естественная составляющая безопасности жизнедеятельности, не менее важная, чем правила обращения с огнем.

Автор – научный сотрудник Экономического факультета МГУ.