Depositphotos

Чтобы мы так жили

Почему забота о здоровье людей — главный смысл политики государства

«Газета.Ru»

Когда политики рассуждают о высоких материях, глобальных амбициях России как сверхдержавы, наших внешних и внутренних врагах, на задний план отходит важнейший смысл любой государственной политики — создание условий для максимально долгой, здоровой и полноценной жизни граждан. Потому что если человек серьезно болен или серьезно больны его близкие, ему уже нет дела ни до каких абстрактных высоких материй вроде величия державы.

На фоне всевозможных скандалов последних дней — кокаинового, шпионского, некоторых предвыборных — почти незамеченным прошел, пожалуй, самый важный для реальных человеческих жизней. Минздрав в пояснительной записке к проекту постановления правительства написал, что под угрозой срыва оказалась поставка в регионы критически важных для некоторых категорий больных. Проблема была в том, что эти лекарства доставляет в регионы ФГУП «Спецсвязь». И оно приостановило перевозки после получения предписаний Росгвардии. Речь идет о наркосодержащих препаратах, которые на абсолютно законных основаниях применяют для снятия боли у пациентов с онкологическими заболеваниями, с терминальной стадией ВИЧ, испытывающих нестерпимые боли в результате травм, после аварий или в послеоперационный период. Позднее Росгвардия заявила, что проблемы нет и что все заинтересованные ведомства вроде бы договорились. Проверить это будет нетрудно: если обезболивающих не будет, мы обязательно узнаем об этом из СМИ или социальных сетей.

Вот эта вроде бы предельно конкретная, локальная задача — доставлять обезболивающие в срок, без перебоев, в нужных количествах смертельно больным людям — на самом деле важнейшая часть государственной политики. Неслучайно президент РФ Владимир Путин в своем недавнем послании Федеральному собранию немало внимания уделил здравоохранению. Причем, именно в прикладном ключе.

В частности, глава государства предложил «реализовать специальную общенациональную программу по борьбе с онкологическими заболеваниями, активно привлечь к решению этой задачи науку, отечественную фарминдустрию, провести модернизацию онкоцентров, выстроить современную комплексную систему от правильной диагностики до своевременного эффективно лечения, которая позволит защитить человека».

Такая конкретность оправдана: проблемы модернизации «всего», широкие абстрактные задачи социальной политики России удается решать, мягко говоря, не слишком хорошо. А вот более конкретные и понятные местным чиновникам – гораздо лучше.

В частности, строительство сердечно-сосудистых и перинатальных центров, которые будут нужны людям всегда, при любом царстве «роботов» и засилье цифровой экономики. Например, построили в условной Астрахани федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии, нуждающимся на юге России операции переделали. А раньше они вынуждены были ждать годами, пока освободится место в Москве. Многие так и не дождались. К тому же в погоне за оптимизацией и высокими технологиями забыли про глубинку – теперь придется снова возвращать туда врачей.

Тот же рак в России – сейчас фактически приговор. Причем, даже не из-за того, что его у нас не умеют лечить. Научились. Главная беда — поздняя диагностика, вышеописанная ситуация с обезболивающими, неверные диагнозы — как у ставшей известной на всю Россию девушки из Апатитов Дарьи Стариковой, пожаловавшейся в июне прошлого года на «прямой линии» Путину. Лечили от остеохондроза, хотя это был рак четвертой стадии. Идея строительства по всей России онкоцентров — задача государственной важности. Уж точно не менее важная, чем производство ракет с неопределенной траекторией.

Чтобы людей не гнали — «езжайте умирать не тут» — а нормально лечили по месту жительства, а если не могут вылечить, то, как это ни жестоко звучит, обеспечить (насколько это возможно) наименее стрессовый – как для пациента, так и для его родных — уход в мир иной.

Есть еще один критерий, по которому можно определить качество государственной политики и который легко поддается подсчету — средняя продолжительность жизни. Оно и понятно: мёртвым любые государственные успехи во внутренней и внешней политике, сами понимаете, глубоко безразличны.

По словам Путина из того же послания, «к концу следующего десятилетия Россия должна уверенно войти в клуб стран «80+», где продолжительность жизни превышает 80 лет». В том числе для этого новое правительство России после выборов должно будет подготовить специальную программу поддержки людей старшего поколения.

Ситуация со средней продолжительностью жизни в России выглядит противоречиво. В целом по стране ожидаемая оценка продолжительности жизни рожденных в 2016 году — это пока самые свежие данные — составила 71,9 года. В заявлении президента – около 73 лет в 2017 году. По последним прогнозным оценкам Отдела населения ООН («Перспективы мирового населения пересмотра 2017 года»), ожидаемая продолжительность жизни при рождении в России в 2017 году должна была составить 71,2 года, а в целом по миру — 71,9 года. То есть, тут мы отстаем от мира совсем несильно.

Однако если средняя продолжительность жизни населения мира устойчиво растет, увеличившись с 47 лет в середине ХХ века до 71 года к 2015 году, то в России все иначе. В начале 60-х годов средняя продолжительность жизни у нас (в СССР) даже превышала среднемировой уровень и была близка к 70 годам, но затем рост прекратился на несколько десятилетий. А в 1990-е и в начале 2000-х годов стало значительно падать — в этом отношении Россия демонстрировала динамику не самых развитых африканских стран. Кроме того, сохранялась гигантская, более 10 лет, разница в средней продолжительности жизни у мужчин и женщин.

По оценкам ООН, сделанным в 2017 году, Россия занимала 125-е место среди стран в списке, ранжированном по убыванию средней продолжительности жизни.

В этом списке значилась 201 страна с численностью населения не менее 90 тысяч человек в 2015 году. Проще говоря, в 124 странах живут в среднем меньше, чем в России, а в 75 – больше. То есть, до стран-долгожителей нам еще расти и расти.

Любое государство, как бы банально это ни звучало, существует прежде всего для людей- для того, чтобы они жили долго и, по возможности, счастливо. Политики любого уровня и местные чиновники — не только в России, во всем мире — очень любят открывать под телекамеры какие-нибудь медицинские учреждения. Или позировать на фоне новейшей медицинской техники. Это как раз тот самый случай, когда чем больше будет реальных поводов для подобного политического пиара, тем лучше. В конце концов, все люди хотя быть богатыми и здоровыми, а не бедными и больными. Не болеть, а если заболели — вылечиться как можно быстрее, без гигантских затрат и недалеко от дома. А главный смысл государственной политики — помогать нам в этом.