Дискуссии

Джон Болтон, советник президента США по национальной безопасности с 9 апреля 2018 года
Джон Болтон, советник президента США по национальной безопасности с 9 апреля 2018 года
Jose Luis Magana/AP

Ястреб Трампа: добро должно быть с кулаками

Арег Галстян о том, почему мир боится нового советника президента США Джона Болтона

Президент Дональд Трамп определенно может не волноваться за свое место в американской истории. Он стал первым лидером страны, который за два года успел отправить в отставку директора ФБР, двух советников по национальной безопасности и госсекретаря. Теперь на посту госсекретаря и советника два «ястреба» — Майк Помпео и Джон Болтон. Смысл их политики — «добро должно быть с кулаками».

Кадровые перестановки в Белом доме стали нормальным явлением для экспертной среды и широкой общественности. Многие букмекерские конторы даже принимают ставки на то, как долго продержатся новички и кто будет следующим из старой команды. Последние серьезные изменения связаны с уходом госсекретаря Рекса Тиллерсона и советника по национальной безопасности Герберта Макмастера. У них так и не сложились личные и профессиональные отношения с Трампом, который категорически отказывался принимать сбалансированный подход в отношении иранской и северокорейской проблем. Президент также не смирился с дерзостью своих подчиненных, которые пытались претендовать на самостоятельность в принятии важных решений.

На их места пришли ветераны-ястребы Майк Помпео и Джон Болтон, успевший проработать при трех президентских администрациях.

Ведущие американские издания выразили беспокойство в связи с резкой сменой основных фигур, отвечающих за выработку и реализацию международной политики. Влиятельный журнал Foreign Policy выпустил ряд статей, где отмечалось, что после восьмилетнего перерыва неоконсерваторы вернулись в Овальный кабинет. Действительно, военно-политический блок администрации в лице ястребов — министра обороны Джеймса Мэттиса, советника по нацбезопасности Джона Болтона и госсекретаря Майка Помпео — приобрел яркие неоконсервативные черты. Кто такие неоконы и чем вызваны тревоги из-за назначения Болтона? Неоконсерватизм как идеология возник в конце 60-х годов прошлого века на стыке кризиса либеральных идей «Великого общества» и традиционных ценностей, неспособных придать стране новые импульсы для развития.

Известный профессор Александр Жерар считал неоконсерваторов реалистами, которые больше подчеркивают баланс угрозы, чем баланс сил. Ирвинг Кристол, один из идеологов этой концепции, определяет неоконсерваторов как либералов, которые познали реальность. Многие российские эксперты ошибочно относят неоконов к Республиканской партии. На самом деле они представляют собой надпартийную элиту, в которую входят политики, разделяющие общие ценности и идеалы американской исключительности. Во внешней политике неоконсерваторы выступают за укрепление военно-промышленного комплекса и увеличение численности вооруженных сил.

Другими словами, неоконсерватизм представляет собой некий симбиоз подходов военного империализма Теодора Рузвельта и идеалистического империализма Вудро Вильсона.

Таким образом, неоконы рассматривают Соединенные Штаты как новый Рим: только он способен обеспечить безопасность и стабильность в хаотичном мире, продвигая демократию и либеральные ценности.

Реальная внешняя политика основывается на таких фундаментах, как американский национализм и полный отказ от всего, что может ограничивать суверенитет страны (в том числе отказ от ООН), а государственные деятели должны четко отличать друзей от врагов. Эти столпы слиты воедино с сильной моралью явного предначертания, которая заставляет Америку использовать свою силу для общего блага («добро должно быть с кулаками»). В отличие от realpolitik во внешней политике, глобальная политика страны, по убеждениям неоконов, должна также отражать ее внутренний характер. По этой причине для них неприемлема мысль о каких-либо переговорах с диктаторами и неблагоприятными режимами. Болтон — ярчайший носитель вышеперечисленных идей. Он длительное время служил в администрации Буша-младшего и был сторонником военного решения иракской, иранской и северокорейской проблем.

Джон не раскаивается за войну в Ираке и продолжает настаивать на необходимости обрушить всю военную мощь на врагов Америки.

Первый срок правления подходит к концу, и Трамп прекрасно осознает — времени для мирного урегулирования разногласий с Северной Кореей и Ираном остается все меньше. Предшественник Болтона — Макмастер — поддерживал идею дипломатического решения проблемы. Будучи военным с огромным опытом, он понимал суровые последствия потенциальной войны. Болтон, как и Помпео, считает Ким Чен Ына абсолютным злом для всего человечества. В период президентства Клинтона Вашингтон и Пхеньян заключили рамочную договоренность, которая привела к замораживанию ядерной программы. Этот шаг оставлял надежду на то, что конфликт будет разрешен в течение короткого срока исключительно политическими методами.

Однако, когда стало известно о том, что Северная Корея реализует программу обогащения урана с помощью Пакистана, Болтон бросил все силы на лоббирование отмены данного соглашения. В итоге он убедил Буша-младшего в том, что авторитарный режим в этой стране использует соглашение, чтобы выиграть время и получить ядерное оружие. Соединенные Штаты вышли из рамочного соглашения, а Болтон последовательно утверждал, что единственный вариант — это бомбардировка Северной Кореи с целью изменения режима и политической природы страны. Сложилась опасная ситуация, когда по правое и левое плечо Трампа находятся два ястреба-неоконсерватора (Помпео и Болтон), постоянно требующие у президента быстрых и решительных действий против Пхеньяна. Пока это главный приоритет, и на достижение успеха в этом направлении брошены все внешнеполитические силы и ресурсы.

Далее новая команда будет решать иранский, российский и китайский вопросы. По всем ключевым проблемам в отношении этих стран у Мэттиса, Болтона и Помпео общие взгляды и единые подходы. Новый Рим возвращается в глобальную политику с инструментами жесткой силы (hard power).

Привыкайте.

Автор — политолог-американист, кандидат исторических наук.