«Дело Скрипалей» в жанре «сказки на ночь»

О том, как раскручивается «дело Скрипалей» в информационном поле

Если кто-то вдруг подумал, что дело об отравлении Скрипалей затухает, то он ошибается. Show must go on, как говорится. Причем в данном случае – именно уже шоу. По всем законам инфотеймента, когда форма — все, а содержание уже даже и не важно. Несколько дней назад Юлия Скрипаль выступила с заявлением. И вот теперь – следующая «серия». На информационной «сцене» — врачи. Представители персонала «районной» больницы в Солсбери стали гостями программы Newsnight на «Би-би-си», которая выйдет в эфир 29 мая. И поделились воспоминаниями о том, как они «вытаскивали с того света» Сергея и Юлию Скрипаль.

Недавнее заявление Юлии Скрипаль уже успели обсудить все, и оно, считай, «отыграно». Британская публика получила очередную сценку «сериала», где прозвучал понятный именно англоязычной общественности текст с типично англоязычными выражениями и «месседжем». Мол, спасибо докторам за «инвазивное лечение», а также добрым жителями Солсбери, жизнь моя перевернута, нам надо привыкнуть. Не вторгайтесь в нашу с отцом частную жизнь.

Спасибо российскому посольству – но, как говорится, не сейчас. Затронута и «тема родины»: мол, надеюсь, что когда-нибудь туда приеду.

Наши ответили, как могли. Мы услышали психологов-аналитиков и филологов, которые рассказали, что русские тексты так не пишут. Физиономисты поведали, что Юлия была напряжена. Российские официальные лица выразили недоверие к тексту в целом и к поведению Юлии в частности. Представитель МИДа язвительно высказался в том смысле, что за такие деньги могли бы написать текст и более правдоподобный.

Однако все это – реакция на чужой сценарий. Если адресатом имеется западная публика, то она к таким «отбрехиваниям» привычно равнодушна. Если речь о нашей публике, то она и так уже давно верит, что дело с этими Скрипалями ясное, что дело темное. Мутит что-то англичанка и, как нам тоже уже давно привычно, «гадит». Мы живем в эпоху «постправды»: истина неважна, важны эмоции, каждый воспринимает подаваемую ему информацию в зависимости от своих представлений, как должно быть, а не как есть на самом деле.

Если пытаться вести в таких случаях информационные войны, то самое худшее – это оправдываться, следуя за чужим сценарием. Вместо того, чтобы «генерировать» собственный сценарий и устраивать собственный инфотеймент. Чтобы условный «враг» тебя начал цитировать и замечать, надо «впарить» ему такие новости (хоть он трижды назовет их «фейковыми»), которые он вынужден будет «схавать».

К примеру, до сих пор ничего неизвестно о том, чем занимался Скрипаль-отец до своего ареста в России.

Не удалось никому «раскрутить» и хоть какой-то сюжет о его жизни в Британии. Была начата некая «сюжетная линия» со швейцарской лабораторией, которая якобы представила ОЗХО какие-то не совсем вписывающиеся в официальную обвинительную версию материалы об отравляющем веществе, но потом эта линия быстро «заглохла».

Потому что это было неправда или просто некому и лень дальше «копать»? Наконец, президент Чехии настаивает открыто, что вещество «Новичок» таки разрабатывалось в том числе в его стране и это, получается, никакая не «уникальная русская разработка». Кто-то пытался «раскрутить» эту линию?

Не задействованы и «краудсорсинговые методы» наподобие того, как это делает в случае с расследованием гибели малазийского «Боинга» в небе над Донбассом сайт-организация Bellingcat.

Так что приходится смотреть сериал, снятый по чуждому сценарию.

Казалось бы, на первый взгляд, что после дочери должен на сцену выйти отец. Однако его не выпускают и не показывают даже издали. У нас, собственно, нет никаких объективных доказательств того, что он жив и уже выздоравливает (хотя говорят, что он выписан из больницы 18 мая).

Тут бы коварным англичанам и опровергнуть всякие «домыслы» на сей счет. Однако этого было бы слишком просто и незамысловато. Отец непременно появится в следующих «сериях», но вот появление его именно сейчас было бы повторением сценарного хода. Нужен другой, чтобы публика не заскучала. Итак, «выпускайте врачей».

Потому что надо пройтись по самым уязвимым местам обвинения. А они состоят в том, что, во-первых, боевое отравляющее вещество так не работает. Если бы применили его, то жертвы был бы уже мертвы (собственно, на это обратил внимание в Петербурге на форуме Владимир Путин, и вот теперь ему «в ответ «организовали шоу на «Би-би-си».) Во-вторых, если Скрипалей вылечили от такого ОВ, то значит, у британцев был антидот. А если был антидот, то значит, они сами разрабатывали аналогичные ОВ. По этим «точкам» и прошлись. Не забыта и чисто «гуманистическая линия». Как говорится, «человечинка-слезоточиловка». Должна быть story, а не казенное выступление главврача на камеру. И вот она будет явлена.

Сначала реклама британской системы здравоохранения. «Я думаю, что значительная часть улучшений и успеха в лечении этих людей связана с очень хорошей базовой интенсивной терапией генерическими препаратами, отличной коллективной работой врачей, фантастической заботой и преданностью наших медсестер», — скажет заведующий отделением интенсивной терапии Дункан Мюррей.

Отдано должное и «специалистам» из секретной химической лаборатории из близлежащего секретного объекта по изучению химоружия (и его созданию – но это было раньше) в Портон-Дауне. Врачи признаются, что пользовались их советами, тестами и т.д. Значит ли это, что мы когда-нибудь услышим признание, что в Портон-Дауне так есть и были образцы (как минимум) аналогичного ОВ? Не найдетесь. Это не входит в сценарий.

Должен быть драматизм и намек на совершенное чудо (это по-голливудски). Врач отделения интенсивной терапии Стивен Джукс, который занимался лечением Скрипалей, признается, что не верил в выздоровление, когда узнал, что они были отравлены нервно-паралитическим веществом.

«Когда мы впервые осознали, что это нервно-паралитическое вещество, то ожидали, что они не выживут. Мы попробовали все методы лечения и оказали самую лучшую клиническую помощь, но были все признаки, что они не выживут», — сказал Джукс. Походя отведены подозрения в том, что был некий антидот. Нет, что вы, все случайно. Первое подозрение было, что речь идет об опиодной передозировке. И какое-то время, получается, Скрипалей лечили не от того.

Но они все равно выжили. Слабый какой-то «Новичок» оказался, подумает и так не верящий британцам российский обыватель. Тут бы, какой-нибудь, конечно встречный «инфотеймент» замутить, чтобы показать, как работает тот, что «настоящий Новичок», но которого «у нас нет и никогда не разрабатывался, но он всем известен». Скажем, Рогозина выпустить с таксой. Хотя это, конечно, было бы слишком жестоко и цинично. Зато «кликали» бы миллионами.

Врачи говорят, что ключевой момент был тогда, когда в больницу поступил полицейский Ник Бейли – со схожими симптомами. Тут-то все и смекнули, что идет речь о химоружии. Рядовые сотрудники говорят, что в ту ночь они опасались и сами заразиться, поскольку не знали о масштабах поражения местности. И были «приняты меры предосторожности». Какие имеются в районной больнице на случай химической атаки, интересно? Этот вопрос для слишком дотошных пользователей/зрителей. Таких теперь немного.

Массовый зритель не склонен к критическому мышлению. Он «схавает». Главное, что он должен вынести после просмотра передачи – это вывод, что «highly likely» — это русские, а «наши» были на высоте.

Кстати, интересная деталь (и, видимо, это правда): именно доктора больницы в Солсбери настояли на том, что перед тем как международные эксперты взяли бы анализы крови у Скрипалей, на то был бы выдан судебный ордер. Не менее интересно и то, что доктора до сих пор недоумевают, почему Скрипали поправляются, да еще так быстро после отравления нервно-паралитическим веществом. Действительно почему?

Об этом – в следующих сериях. Там должен появиться Скрипаль-отец, а чтобы сериал стал настоящим «хитом» — и некие подозреваемые в совершении этого преступления. Они должны быть только гражданами России и никем больше.

Иначе сюжет будет свернут, Скрипали будут отправлены по программе защиты свидетелей в одну из англо-саксонских стран (США, Новую Зеландию, Австралию или Канаду, являющиеся членами соответствующей программы) и мы никогда больше о них ничего не услышим. За недоказанное «наше преступление» перед нами никто, разумеется, не извинится и высланных дипломатов назад не вернут. И лишь лет через 50, в каких-нибудь рассекреченных документах будет черным по белому сказано, что все было не так как нам сейчас подают в порядке «инфотеймента».

Но это уже никому будет неинтересно.