Дискуссии

Фестиваль на линии фронта

Дмитрий Петров про Израиль широкими мазками

На старинных картах Святой Земли в витринах антикварных магазинов Тель-Авива – нынешний Израиль не узнать. Мир меняется, а этот край веками остается ареной суровых битв и ярких праздников.

На излете улицы в сияющем проеме меж небоскребов – светится море. Чуть выше и совсем высоко – в средиземноморских небесах – взлетают и опускаются к воде пестрые купола парасейлеров.

За первой линией отелей и апартмент-билдингов – волны. А в них – купальщики. Там широченные пляжи, спортивные и обзорные площадки, лавочки, велодорожки, тротуары полные легко одетых гуляющих, стильные бары, где ножки столиков и кресел тонут в песке. Запах сигар и ближневосточных трав.

Но Тель-Авив, конечно, не курорт. А финансовый, политический и культурный центр Израиля. И одно из средоточий деловой энергии развитого мира.

Алмазная биржа в Рамат-Гане широко известна. Но кроме того в стране действуют десятки успешных компаний, работающих в области информационных и космических технологий, программного обеспечения, фармацевтики, биотехнологий, металлообработки, вооружений, сфере услуг и ряда других отраслей. Их названия читатель легко найдет в Сети. При этом многие из них играют заметные, а то и ключевые роли на международных рынках.

Когда ж он спит – этот город? Похоже, он всегда в поиске и движении. Здесь спешат все – от зацикленных на карьере барышень до заполняющих ночные парки летучих мышей. Даже водители автобусов, кажется, пытаются соперничать в скорости с пилотами болидов. Движение и жизнь на улицах центра, где из окон бесчисленных кафе доносится музыка штэтла и восточные напевы, замирают на несколько глухих ночных минут. А утром…

Утром Тель-Авив заполняют атлеты. Их кожа и одежды так многоцветны, что среди них теряется форма солдат и полицейских. Их торсы рюмками, бицепсы-трицепсы, мышцы крепкие спины и мощные грудные, медиальные и икроножные, дельты и трапеции, видные сквозь ткань кубики прессов – соперничают на улицах, где они следуют в одиночку, парами и стайками, небрежно помахивая ногами. Их прически меряются экзотичностью стрижек и завивок. Лысины – способностью пускать солнечные зайчики.

Бульвары Тель-Авива – в праздничном убранстве. По набережной, на несколько дней превращенной в сплошную радугу, на велосипедах, самокатах, бегом и с неспешной расслабленностью или стремительностью они летят в свои голубые сумерки.

Порой ощущается избыток радуги. Она везде – сияет на фасадах, скрывает балконы баухауса и стекла офисов. Флаги трепещут как школьницы. В витринах магазинов и кафе – радужные сердца: мы вам рады! Близится подготовка к скорому гей-параду.

Рассказов, снимков и роликов о Tel Aviv Pride-2018 полон интернет. Я же отмечу, что парад, собравший 250 тыс. человек, прошел задорно и весело.

Но в Израиле помнят, как в 2015 школьница Шира Банки скончалась после нападения фанатика Ишая Шлисселя во время парада в Иерусалиме. Тогда мэр города Нир Баркат, обещал защищать права и безопасность жителей. Угрозу атаки на самого Барката, – пишет Jerusalem Post, – нейтрализовали только что. Террористы планировали покушение и на премьер-министра Биньямина Нетаньяху.

Нетаньяху популярен. По одним опросам в начале мая его политику в отношении Ирана поддерживало 58% израильтян. По другим – 69%. Причиной тому, как говорят политтехнологи и PR-специалисты, – успешный вывоз в Израиль секретного архива иранской ядерной программы.

Биби сообщил о ней 30 апреля, раскрыв данные, полученные разведкой Моссад, как разъясняется, «в ходе рискованной операции». Выступая по ТВ он заявил, что Иран лгал, отрицая, что у него есть программа разработки ядерного оружия. После сделки 2015 года «активно старался скрыть тайные данные о своих разработках». А в 2017 «перевел файлы о ядерном оружии в совершенно секретное место…» Но «Моссад» установил – куда: в район Шорубад в Тегеране.

«Со стороны это здание выглядит невинно… – в речи Нетаньяху звучат нотки приключенческого сюжета, – но в нем скрыты массивные сейфы, где заперт секретный ядерный архив. Несколько недель назад, совершив большое интеллектуальное достижение, Израиль получил полтонны данных из этого хранилища. 55 000 страниц и 55 000 файлов на 183 компакт-дисках».

На фоне этой операции и ее яркого освещения меркнут сообщения, что в марте полиция допрашивала самого Нетаньяху в связи с расследованием коррупционных отношений ряда его высокопоставленных сотрудников с телекоммуникационной компанией «Безек». Что здесь важно? То, что независимо от деталей дела, полиция в его рамках допрашивает главу правительства. А СМИ об этом сообщают.

В росте популярности Нетаньяху сыграли роль и удары израильской авиации по военным объектам Ирана в Сирии. В ответ них член Совета экспертов и настоятель пятничной молитвы в Тегеране аятолла Ахмад Хатами заявил, что «ракетная мощь Ирана растет, чтобы Израиль от этой силы не мог заснуть». А «если он поступит безрассудно», Иран сравняет с землей Хайфу и Тель-Авив.

Зная об этом, находясь в Тель-Авиве и других городах, глядя вокруг – на набережные, здания, зелень, сидящий в кафе и спешащий по делу народ – понимаешь: это – фестиваль на линии фронта. С одной стороны – не слишком уютно жить в стране, которую со дня ее основания грозятся сровнять с землей, а с другой – для жизни здесь нужен не только крепкий сон, но и отвага и умение защитить ее от агрессии.

Безопасность не бывает стопроцентной. Но в Израиле чувствуешь: она под контролем настолько, насколько это в силах тех, кто за нее отвечает. Многие из них незаметны. А вооруженные военные патрули и заставы полиции в полной выкладке на улицах Иерусалима не удивляют. Чем дальше в арабский квартал, тем их больше. Последний пост – у Львиных ворот. Через их арку – повествует хроника Шестидневной войны – в 1967 году ЦАХАЛ ворвался в Старый город. Снимки солдат, благоговейно припавших к Стене плача, обошли газеты мира.

А сейчас – после переноса посольства США в Иерусалим, столкновений на границе Газы, минометных и ракетных обстрелов, устроенных боевиками ХАМАС и «Исламского джихада» (самых массированных с 2014), ответных ударов по их базам, складам и тоннелям, а также угроз «посла» ХАМАС в Тегеране Халида Кадуми «обрушить ночью сотни ракет на головы сионистских поселенцев» – в стране приняты особые меры профилактики беспорядков.

Впрочем, эти драматические события не мешают президенту Израиля Реувену Ривлину 4 июня поздравить по телефону главу Палестины Махмуда Аббаса с началом священного для мусульман месяца Рамадан и излечением от воспаления легких. А Аббасу, – сообщает палестинское агентство ВАФА, – поблагодарить Ривлина.

Ривлину 79 лет. Аббасу – 83.

Если тут уместны шутки, то можно сказать, что они разными способами поздравляют друг друга уже много лет. Это – люди одного поколения, c непохожим, но очень богатым политическим опытом. В том числе – в сфере дипломатии. Другое дело, что любители жестких решений часто действую «поверх» этого опыта.

За три дня до их телефонного разговора созвонились Беньямин Нетаньяху и Владимир Путин. Известна тема беседы – это ситуация в Сирии. То, что Москва обсуждает эту крайне непростую проблему с Иерусалимом – о многом говорит. Как и визиты министра обороны Шойгу в Израиль в октябре 2017-го, и премьер-министра Нетаньяху в Москву в мае этого года – на парад в честь Победы.

Израиль воюет уже много лет. Но это не мешает тысячам туристов и паломников ступать по камням Иерусалима – города святого для миллионов людей. Как и по плитам древнего Яффо, где когда-то Наполеон навещал своих зачумленных солдат и откуда двинулся обратно во Францию. Об этом напоминают декоративные фигуры во французской форме, веселя взор туристов на площади у собора св. Петра. Они осматривают этот город, где мирно сосуществуют арабы и евреи, покупают сувениры и изделия из серебра. В элегантных кафе одного из старейших портов Средиземноморья звучит веселый смех.

Отсюда хорошо видно, как напротив монастыря Архангела Михаила три боевых вертолета, сделав аккуратный разворот и набирая скорость, идут к Газе.