Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Дискуссии

Селфи под выборы: на чем кандидаты в губернаторы строят кампании

Кирилл Петров о том, как урбанизация помогает на региональных выборах

Стремительно приближается единый день голосования в столицах и регионах России. До него остался, по сути, один месяц. Пока все внимание общественности сосредоточено на скандалах, сопровождающих городские избирательные кампании в столицах: Москве и Санкт-Петербурге. Региональные политические гонки находятся на периферии внимания. Возможно, зря.

В 2018 году из шести губернаторов-ветеранов сразу трое — Светлана Орлова во Владимире, Виктор Зимин в Хакасии, Вячеслав Шпорт в Хабаровске — оказались не готовы к полноценной избирательной кампании. К августу они окончательно стали заложниками собственного высокого антирейтинга. Ставка федерального центра на «проверенную лошадку», которая борозды не испортит, не сыграла. Сентябрьские электоральные поражения ветеранов оказались неизбежны даже при отсутствии серьезных соперников.

Впервые провалился на выборах и один из назначенных врио: Андрей Тарасенко в Приморье растерял к сентябрю весь потенциал «медового месяца» с избирателями, а передать ему из рук в руки президентский рейтинг Владимира Путина оказалось невозможно. Дальневосточный регион хотел только «своего парня», который будет на равных говорить с Москвой и выбивать ресурсы на развитие, а не просить их.

Не получив надежды на будущее в виде эффективного и адекватного управленца, регионы вновь будут готовы голосовать против любого кандидата, представляющего власть московских элит и не умеющего вести прямой диалог с жителями. Поэтому вопрос, на чем именно построить предвыборную кампанию в 2019 году, в условиях усиливающейся антиистеблишментной, популистской волны действительно беспокоит губернаторов и врио глав регионов.

Циклы реального политического планирования внутри государственных структур постоянно сокращаются, несмотря на декларации о планировании на годы вперед.

Федеральный центр занят постоянной постановкой для губернаторов все новых и новых KPI, в том числе ориентированных на колебания рейтингов одобрения. Интересно, что в конце июля правительство постановлением за номером 915 утвердило новые показатели оценки работы губернаторов, среди которых оказалась «доля городов (населенных пунктов) с благоприятной городской средой в регионе» и качество окружающей среды. Ранее, в конце 2018 года, президент Владимир Путин утвердил обновленный перечень критериев оценки деятельности губернаторов, сократив их число с 24 до 15. Первым пунктом в новом перечне указан такой критерий, как доверие граждан к структурам власти — президенту и главам регионов.

В условиях постоянной смены приоритетов и разноголосицы критериев оценки своей работы главы регионов вынуждены опираться лишь на самые краткосрочные.

Тем более логичным становится их желание получить быстрые и наглядные результаты и, в особенности, такие, которые они легко смогут ретранслировать через социальные медиа.

Кто-то из них выберет путь риторической борьбы с внешними врагами и будет всячески демонстрировать финансовую и политическую поддержку со стороны федерального центра, кто-то начнет вести огонь по штабам, прилюдно распекая нерадивых чиновников среднего и низшего звена вертикали власти. Кому-то, вполне возможно, выдадут индульгенцию на жесткую критику жирующей Москвы и несправедливой политики федерального центра, как прошлогоднему спасителю Приморья от оппозиции Олегу Кожемяко.

Многие активно пойдут в социальные сети, чтобы продавать свой образ и свои дела избирателям напрямую без фильтров, брифингов и пресс-конференций. Так, врио главы Башкирии Радий Хабиров приближается к совокупной аудитории в 500 тысяч человек в своих социальных медиа.

Но каким будет содержание страниц социальных сетей представителей власти? Почти все вновь назначенные врио глав регионов с той или иной степенью успешности официально присутствуют в соцсетях (исключением лишь стал врио Забайкалья Александр Осипов). Можно рассказывать о бесконечных совещаниях, рабочих встречах, посещениях производств, делать тонны ритуального, никого не цепляющего контента. Можно выкладывать эмоционально нагруженные видео разносов чиновников, не способных чувствовать проблемы обычных людей, а можно заняться городским благоустройством.

Благоустройство и социальные сети как будто созданы друг для друга. Легкая и понятная картина: был пустырь и запустение — теперь порядок и радующие глаз малые архитектурные формы.

А как, например, визуализировать достижения в медицине? Протокольной картинкой неких людей в белых халатах возле нового иностранного оборудования? Реальных достижений во многих сложноустроенных сферах не добиться ни за год, ни за пять лет.

Даже если закупить новое оборудование, будет ли какое-то реальное улучшение ситуации? Подобные управленческие достижения призвана демонстрировать государственная статистика. Но то ли люди перестали в нее верить, то ли сами принципы сбора статистики в виде, например, вычисления средних зарплат по региону вызывают скорее обратную реакцию. Резкий негатив в свой адрес, жонглируя цифрами сухой статистики в новой информационной реальности, можно вызвать играючи.

Другое дело — удобное и по-европейски приветливое городское пространство. Аполитично и практично. Новый тренд внимания глав регионов к урбанистике создал, несомненно, мэр Москвы Сергей Собянин, который свою вторую мэрскую кампанию провел гораздо увереннее, чем первую, задав новые стандарты обустройства общественных пространств. Этих визуально заметных изменений в 2018 году оказалось вполне достаточно для победы на выборах.

Теперь же тренд «урбанизации губернаторской повестки» имеет потенциал стать не ситуативной технологией, а буквально ключевым элементом роста электоральной поддержки. Если раньше повестка благоустройства была прерогативой мэров городов, то сейчас становится одним из ключевых направлений политики региональных глав. В пример можно привести проект Казанской набережной на реке Упа в Туле. Он стал флагманским проектом для губернаторского правления Алексея Дюмина. Или более скромный вариант — новый фонтан в Орле, который помог Андрею Клычкову избраться губернатором. Небольшие городские улучшения хорошо понятны гражданам. Дистанция от реализации до возможности лично пройтись и увидеть все своими глазами небольшая и комфортная.

В 2019 году врио главы Курганской области Вадим Шумков поставил в центр своей предвыборной деятельности проект городского благоустройства «Мой Курган». Летом он анонсировал двухлетнюю модернизацию центрального парка культуры и отдыха города. Избранный губернатор Приморья Олег Кожемяко лично запустил программу «1000 дворов». Врио главы Челябинской области Алексей Текслер анонсировал создание нового урбанистического сквера у Южно-уральского госуниверситета. Причем, в особенности его критике подверглись медленные работы по строительству фонтана. Еще бы, ведь, если достроить его зимой, то должного эффекта не будет.

Успехи городского благоустройства проще визуализировать как понятный итог конкретной инициативы главы регионы. Кроме того, иногда городские улучшения позволяют обойтись и весьма скромными бюджетами. Побочным эффектом повышенного внимания к организации общественных пространств стала целая волна замен и увольнений городских глав. Многие новые врио расчищают себе путь к прямому управлению городскими улучшениями.

В регионах, где сменились губернаторы, в отставку иногда вынужденную, иногда добровольную ушли сразу 7 глав городов. Это Курган, Курск, Липецк, Орск (Оренбургская область), Челябинск, Чита, Элиста. Причем некоторые главы городов сидели на своих местах 10 лет и больше.

Кто-то играет по-крупному, кто-то с душой вкладывается в отдельные проекты. Так или иначе, внимание глав регионов к улучшению городских общественных пространств идет рука об руку с деполитизацией и использованием социальных медиа для общения с избирателями. Не важно, какая у тебя идеология и политическая программа по согласованию местных интересов. Важно поддержать урбанистический тренд и сделать выгодное селфи на открытии очередного фонтана