Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Разумный энергопереход

Почему рынок доверяет «Роснефти»

Глобальный нефтегаз превращается в изгоя. Старания внезапно «позеленевшей» мировой спекулятивной закулисы, еще 15-20 лет назад яростно выступавшей против углеродной нейтральности, начинают приносить первые ядовитые плоды. Газовый кризис, ограничения инвестиций в нефтегаз, табу на новые энергопроекты – лишь начало.

Ближайшее будущее, сейчас об этом уже можно говорить с уверенностью, будет омрачено транснациональным энергодефицитом на фоне растущего энергопотребления.

Энергопереход – неоспоримая насущная потребность – до недавних пор шел постепенно, с минимальными рисками для качества жизни людей.

Но в последние годы в глобальном экономическом дискурсе на первый план вышли категоричные требования скачкообразных изменений.

Нефтегазовые компании оказались под прессом «зеленых» активистов, навешивающих все новые ярлыки, от могильщиков «хрупкого природного баланса» до чуть ли не главных нарушителей прав человека.

Отбиваться получается далеко не всегда, и здесь, пожалуй, главную роль играет правовой статус мейджоров. Если компания (преимущественно) государственная, поводов для волнений существенно меньше по сравнению с теми акторами, кто еще несколько лет назад заносчиво гордился своей независимостью.

Одним из ярких подтверждений надвигающейся беды служит отчетность западных компаний, демонстрирующая не только хроническое недоинвестирование, но и снижение ключевых производственных показателей. Как в абсолютных цифрах, так и по сравнению с «Роснефтью».

К примеру, за 9 мес. 2021 г. по показателям добычи углеводородов «Роснефть» опередила крупнейшие международные нефтегазовые компании, произведя с начала года 1349,4 млн б.н.э. За тот же период американская ExxonMobil добыла 1004 млн б.н.э., а британская ВР – 892 млн б.н.э. По данным агентства Platts, совокупный объем добычи нефти ExxonMobil, BP, Shell, Chevron, TotalEnergues, Equinor, ConocoPhillips и Eni был на 11% ниже, чем до пандемии.

По итогам III кварталов показатель чистой прибыли государственной «Роснефти» в долларах ($4,3 млрд) оказался выше, чем у сопоставимых с нашей компанией западных гигантов Equinor, BP, Shell.

При этом важен не столько результат, сколько динамика, а она у «Роснефти» одна из самых высоких в отрасли.

То же самое можно сказать о выручке. У «Роснефти» в III квартале валовой доход увличился в долларах на 8,1%, тогда как у бразильской Petrobras – на 7%, у британской ВP – на 0,6%, а у Shell он и вовсе стал отрицательным (-0,9%). И это на фоне увеличения цен на нефть и роста добычи.
Приблизительно та же история с операционными издержками. У «Роснефти» они традиционно одни из самых низких в мире ($2,6 б.н.э.), и остаются такими уже четвертый квартал подряд. Тот же показатель у BP без учета добычи «Роснефти» составил $6,96 б.н.э., а у бразильской Petrobras – $6,6 б.н.э.

Наконец, соотношение чистый долг/EBITDA в долларовом выражении уменьшилось с начала года почти в два раза до 1,3х, что стало минимальным значением за последние два года. Высокий уровень финансовой устойчивости «Роснефти» поддерживается сохранением низкой доли краткосрочной части долга и существенного роста объема ликвидных финансовых активов (на 37%), в четыре раза превышающих краткосрочный долг.

Неудивительно, что рынок в высшей степени позитивно оценивает текущее положение «Роснефти». С марта прошлого года (с начала пандемии) цена акций компании выросла более чем в 2,8 раза, а с начала 2021 г. – на 50%. В конце октября капитализация Роснефти на Московской бирже впервые в истории превысила 7 трлн руб., а на Лондонской фондовой бирже впервые с 2011 г. преодолела отметку в $100 млрд.

Говоря об инвестиционной привлекательности «Роснефти», нельзя не упомянуть флагманский проект «Восток Ойл» с ресурсной базой в 6,2 млрд т высококачественной, низкосернистой нефти с минимальным углеродным следом (на 75 % ниже, чем у новых крупных нефтяных проектов), что особенно важно в условиях роста актуальности навязываемой ESG-повестки.

В октябре «Роснефть» закрыла сделку по продаже 5-процентной доли в проекте «Восток Ойл» консорциуму компаний во главе с Vitol S.A. Напомню, что еще в конце 2020 г. к проекту присоединился другой крупный международный трейдер – швейцарская Trafigura, который приобрел 10-процентный пакет.

Всплеск интереса к проекту объясняется многими факторами, но не в последнюю очередь, тем, что если ранее аналитики Goldman Sachs прогнозировали, что чистая приведенная стоимость «Восток Ойл» может достигнуть $75 млрд, то в прошлогоднем отчете Bank of America Merrill Lynch оценка превышала уже $100 млрд.

Но не только проектом «Восток Ойл» наполняется ESG-политика компании.

В рамках Плана по углеродному менеджменту до 2035 г. в отчетном периоде «Роснефть» договорилась с Equinor, ExxonMobil и Агентством природных ресурсов и энергетики Японии (METI) о сотрудничестве в области управления выбросами. Взаимодействие включает в себя изучение перспектив реализации новых совместных проектов в сфере улавливания и хранения СО2 (CCS), разработку современных видов топлива, внедрение низкоуглеродных технологий.

За рубежом продуктивность ESG-политики «Роснефти» получила одобрение через включение компании в сентябре 2021 г. в состав участников глобальной инициативы Global Compact LEAD за неизменную приверженность Глобальному договору ООН и его Десяти принципам ответственного бизнеса. В результате «Роснефть» стала единственной российской нефтегазовой корпорацией, получившей статус компании-лидера в области устойчивого развития в рамках инициативы ООН.

«Роснефть» последовательно двигалась к уменьшению углеродного следа задолго до начала нынешней «зеленой» истерии. Продолжает она поступательное экодвижение и сейчас. Главное же в том, что компания помнит о социальной ответственности не только перед своим коллективом или окружающим сообществом, но и перед страной в целом.