Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Русские харви

Алла Боголепова о том, почему в России так сочувствуют Харви Вайнштейну

Бедный больной старик. Несчастная жертва осатаневших баб. Его использовали, разорили, опозорили, а теперь убивают. Потому что он не вынесет столько лет заключения, у него больное сердце, ходунки и вообще лапки.

Он же никого не убил, ничью жизнь не разрушил, он просто делал отличное кино, он давал этим злобным теткам шанс, дарил им возможность зарабатывать миллионы. А они его уничтожили. Если кого и надо судить, так это их! Ведь они сами, сами шли к нему в номер, они сами не уходили, сами молчали десятилетиями, а теперь просто сожрали благодетеля, как самки богомолов. Бедный, бедный Харви.

Вы прослушали краткое содержание публичного воя, поднятого Рунетом после оглашения приговора голливудскому продюсеру Харви Вайнштейну: 23 года тюрьмы за два доказанных сексуальных преступления. Серийному насильнику, который годами использовал свою власть, чтобы принуждать женщин к сексу, удалось то, чего не смогли сделать ни политические, ни религиозные, ни общественные деятели: впрячь в одну телегу коня и трепетную лань.

Люди, называющие себя либералами, и так называемые защитники традиционных ценностей поют теперь в одном хоре: «освободите Харви!»

Это поразительно: одинаковые аргументы, одинаковая лексика, одинаковая утробная ненависть к женщинам, которые «посадили Вайнштейна» — у «западников» и «славянофилов». Особенно усердствуют женщины: уровень мизогинии просто зашкаливает. «Бедный противный Вайнштейн, — сокрушается известная писательница. — Будь на его месте Ален Делон или, скажем, Киану Ривз — неужели бабы с такой же яростью и гневом нападали бы на него? Да ни за что на свете». И фестиваль виктимблейминга в комментариях: да-да, как вы правы, подписываюсь под каждым словом, эти проститутки сами к нему в постель прыгали.

Когда я читаю эти бесконечные ветки комментариев с обелением Вайнштейна, мне становится очень страшно. Не за Америку, которая «сошла с ума», а за Россию.

Потому что именно пользователи Рунета демонстрируют столь яростную поддержку серийного насильника, что впору делать аватарку «Жу суи Харви».

А почему, собственно, нет?

Вы, которые считаете, что любая женщина придет в восторг, если ее изнасилует не кто-то вроде Вайнштейна, а кто-то вроде молодого Делона. Вы, которые издевательски вопрошаете: «А чего ж они столько лет молчали?». Вы, для которых норма расплатиться собственным телом за возможность получить работу. Вы, презирающие жертв и превозносящие преступника. Чувствующие себя как рыба в воде в культуре насилия и неуважения к женщинам. Вы действительно харви.

Вы спрашиваете, почему жертвы так долго молчали? Из-за таких, как вы. Потому что даже сейчас, когда американский суд — привет, «либералы»! — признал его виновным, для вас это значит только одно: это плохой, неправедный суд, который пошел на поводу… у кого? Ох, минуточку, у ассистентки реалити-шоу и малоизвестной актрисы? Ну, неважно, все равно «засудили».

Вы спрашиваете, почему женщины молча терпели? Из-за таких, как вы. Потому что даже сейчас вы говорите: актриса — это зависимая профессия, если ты хочешь быть актрисой, то секс с продюсером входит в пакет, а если тебя в этом что-то не устраивает, иди работать в общепит. Так было всегда, и это все знают, и нечего строить из себя наивное дитя.

Вы спрашиваете, почему женщины, обвинившие Вайнштейна в насилии, продолжали с ним общаться? Почему принимали деньги и роли? Интересный вопрос, я тоже им задавалась. Из-за таких, как вы. Из-за таких, как я до недавнего времени. Из-за того, что мы хором затягивали: она знала, на что шла.

Знала? Возможно. В парадигме, существующей тысячи лет, где женщина не человек, а кусок мяса — да, знала. В обществе, где сильный всегда прав — да, знала. Мы все это знаем на уровне абсолютно генетическом: у кого власть, тот и решает. Такова система человеческих взаимоотношений. Таково общество, в котором мы живем.

Подчиняйся тому, у кого власть, если хочешь что-то получить. Какими бы скотскими ни были его желания. Каким бы унизительным ни было это подчинение. Хочешь — слушайся и помалкивай, потому что правила игры тебе известны. Ты знала, на что шла.

Да черта с два.

У меня масса претензий к Соединенным Штатам Америки, что они, безусловно, как-нибудь переживут. Но процесс Харви Вайнштейна — это то, чем я восхищаюсь и чему завидую. Он доказывает, что хоть у какой-то части человечества появились сомнения в непогрешимости существующей системы отношений. Хоть кто-то смог сказать: это плохие, отвратительные, гадкие правила, и их необходимо менять.

Женщина не должна проходить финальное собеседование в постели, чтобы получить работу, к которой она абсолютно готова. Мужчина, принимающий решение, не имеет права основываться в его принятии на сексе. Вся эта рабовладельческая гадость не неизбежна — ее можно и нужно искоренить, и Голливуд от этого не развалится. Как и все остальное, связанное или не связанное с шоу-бизнесом.

Так нельзя, и так больше не будет. Потому что следующий харви, решивший, что его коллеги-женщины — это гарем, а он в нем падишах, к которому осчастливленные наложницы должны испытывать только благодарность, хорошенько подумает, прежде чем раздвигать полы своего вышитого золотом халата перед теми, кто этого не хочет. Ну если только он не готов заплатить за это удовольствие двадцатью годами тюрьмы.

Но это все «у них».

А у нас — толпа харви. Вроде смотришь на эту толпу и различаешь знакомые лица и типажи. Известный литератор, актриса, художник, вон тот, кажется, ведет «антибабский» форум, у этого православие и народность, а та дама как будто имеет репутацию интеллектуалки и оппозиционерки. Богатый центр и окраинные трущобы. Дорогие стрижки следящих за собой людей и бритые головы типичных братков. Евреи и антисемиты, христиане и мусульмане, «либералы» и «патриоты», мужчины и женщины — вроде разные, а на самом деле все на одно лицо. Лицо Харви. Хищное, наглое, лоснящееся довольством лицо насильника, который уверен в своем праве на насилие.

Лицо современного российского общества. Которое искажается гримасой изумления каждый раз, когда насилие применяют к нему. И ведь действительно не понимает: ну бабы — они знали, на что шли, а меня-то за что?