Олег женского рода

Алла Боголепова о том, что любую семью «без мужа» можно легко приравнять к гомосексуальной

Две взрослые женщины воспитывают мальчика Олега. Они постоянно ругаются между собой, и одна грозится другой «бросить все к чертям собачьим и уйти куда глаза глядят». Иногда к ним приезжает женщина постарше, и та, от которой хотят уйти, курит на лестнице и жалуется, что ей сгубили всю молодость. «Пожалейте ребенка», — печалится старшая. «Кто рожал, тот пусть и жалеет», — ожесточенно давя окурок, огрызается будущая брошенка.

Олегу семь, он ходит во второй класс и очень боится резких движений. Если при нем взмахнуть рукой, ребенок шарахается вбок и смотрит исподлобья. Во дворе с ним никто не дружит, потому что к мальчикам он не подходит, а с девочками разговаривает манерным голоском наследного принца: подай-принеси-рот закрой.

Перед взрослыми ребенок заискивает и лебезит. Он хочет понравиться и потому кокетничает совсем по-девичьи. У первоклассницы Маруси, единственной, кто хоть как-то общается с Олегом, это бессознательное кокетство выглядит очаровательно и по-детски трогательно. Ужимки же Олега превращают его в маленькую льстивую обезьянку непонятного пола.

«У мальчика напрочь сбиты гендерные настройки, — говорит Марусина мама. Она не в восторге от того, что ее дочь общается с Олегом. — Ему будет очень трудно в жизни».

Олег — маленькое собрание всех возможных психологических проблем, которые, по словам депутата Госдумы от «Единой России» Алексея Журавлева, неизбежны у ребенка, воспитанного однополой семьей.

В сентябре этого года Журавлев внес в Госдуму законопроект о лишении родительских прав за нетрадиционную сексуальную ориентацию. В октябре этот законопроект был отозван на доработку, после чего, по словам журавлевского пресс-секретаря, его вернут на рассмотрение.

Депутат Журавлев серьезно намерен поставить вне закона право геев воспитывать детей. Биологических, приемных — каких угодно. С его точки зрения, гомосексуальные родители «вовлекают детей в гомосексуальную ориентацию». Поэтому их надо отобрать и передать на воспитание в семьи, где есть мама-женщина и папа-мужчина. Тогда эти дети вырастут с «нормальными» гендерными настройками, ведь у них перед глазами будет правильная ролевая модель.

Вот только семья Олега отнюдь не гомосексуальная. Постоянно скандалящие и выясняющие отношения женщины — это его мать, тетка и бабушка. Все трое незамужние.

Олег из тех детей, которых родили «для себя». В стране, где мужчины в среднем живут на десять лет меньше женщин, где каждый десятый представитель сильного пола сидел в тюрьме, а каждый шестой имеет внебрачных детей, это вот «родить для себя» — практика довольно распространенная.

И началось это не вчера. Помните младшего научного сотрудника Малаеву из фильма «Гараж»: «Муж на сегодня необязателен. Захочу — еще одного рожу». Мать-одиночка. Сугубо положительная героиня, достойная всяческого уважения и помощи.

Я не осуждаю женщин, рожающих «для себя» и растящих детей в окружении теток, бабушек и таких же одиноких подруг. Но я хочу понять: почему правильную модель семьи и отсутствие психологических проблем обязаны обеспечить своим детям только гомосексуалисты?

Почему получается, что для всех прочих это вроде как необязательно? Все прочие, даже если это неустроенные, недовольные жизнью тетки, вынужденные сосуществовать на одной небольшой территории, вымещающие разочарование друг на друге и на ребенке, имеют полное право уродовать своих детей.

Гиперопека, манипуляции как единственно возможный вариант общения с людьми, чудовищный материнский деспотизм. Как следствие, инфантильность, неуверенность в себе, патологическая зависимость от чужого мнения, неспособность принимать решения. Боязнь привязанности и безответственность. Это все чепуха. От этого ограждать не надо. Главное, чтоб в гомосексуализм не вовлекли. Однополая семья, где партнеры любят друг друга и заботятся о ребенке, — это, конечно, куда страшнее гетеросексуального папы, который колотит гетеросексуальную маму. Это правильная модель отношений. Правильные гендерные установки. Ну а чо, мужик я или нет!

Я надеюсь, что закон Журавлева никогда не будет принят. И не только потому, что оценивать ответственное родительство надо по иным параметрам, нежели сексуальные предпочтения. Но еще и потому, что под эту лавочку мальчика Олега можно будет очень легко отобрать у мамы, тети и бабушки. Они ведь тоже однополая семья. Хоть и гетеросексуальная.